На доброе дело

№25 (664) от 22 июня 2010 г.

Настя в специальном гипсе, фиксирующем неокрепший позвоночник.

Родители 8-летней Насти ищут деньги на аппарат, который в буквальном смысле поставит девочку на ноги.

Когда 18-летняя Ольга Немчинова ждала ребенка, ее беспокоило, что живот как бы свешивался набок… Но гинеколог успокаивала, что надо просто ложиться на другой бок и «перевес» разместится равномерно… Но как Ольга ни ложилась, живот по-прежнему «смотрел» в сторону.

Дочка Настя родилась ростом 47 сантиметров и с 8-сантиметровым мешком на спине — спинномозговой грыжей. Молодой маме сразу сказали, что ребенок «не жилец»…


Своя кровинка

После родов Ольга видела свою дочь три раза — ночью девочку приносили на кормление, а затем унесли надолго…

На седьмой день жизни Насте сделали операцию в детской областной больнице. Накануне Ольге принесли на подпись бумагу, в которой она расписывалась, что не будет иметь претензий к медикам в случае, если ребенок погибнет, его парализует либо наступят другие негативные последствия… Она подписала — а бумага оказалась пророческой: во время операции крохе повредили нерв и ее парализовало ниже пояса. «Позже в Москве мне сказали, что в Вологде не имели права делать такую операцию, привлекая «взрослого» нейрохирурга, раз нет детского, — рассказывает Ольга. — Мне сказали, что в таких случаях ребенка сразу отправляют в Москву…»

«Мешок» со спины Настеньки удалили, но после этого она не могла спать на спине. «Швы были большие, грубые, из них периодически вылезали нитки, то длинные, то короткие, — вспоминает молодая женщина. — От этих швов плечи ребенка были как бы подтянуты к попе…»

Девочка провела в больнице два месяца, а когда Ольга Немчинова пришла ее забирать, то ей предложили написать отказ от ребенка — мол, звонили ее родственники, которые сказали, что так будет лучше… «Я до сих пор не смогла узнать, кто это звонил, — говорит вологжанка. — Но отказываться от дочки не хотела никогда, и папа мой в тот же вечер собрал кроватку».


Борьба за жизнь

Так и начала жить молодая семья: 19-летняя Ольга, ее 22-летний муж Владимир и их малышка. В следующие три года девочку наблюдали московские врачи, ей была сделана операция на позвоночнике, после которой Настя на вторые сутки встала на ножки… «Врач чуть в обморок не упал — до этого дочь только сидела», — улыбается Ольга.

В остальном Настя была развитым ребенком: в полтора года начала говорить предложениями, в пять лет освоила компьютер… Когда к ней, маленькой, приходили в гости другие дети, она не могла понять, почему они ходят, а она — нет. Ей это казалось ненормальным, и она властно дергала ручкой своих гостей, чтобы они тоже садились на пол и ползали… Когда дети спрашивали, почему Настя не ходит, девочка очень обижалась. Ее младшей сестренке сейчас 2 годика, и она, глядя на старшую, долго не начинала ходить — просто не видела перед собой примера.

После нескольких лет лечения девочке разрешили ходить в специальном корсете, однако в Вологде для Немчиновых не смогли изготовить именно то, что нужно — корсет должен был быть жестким, а сделали мягкий и… это отбросило лечение девочки далеко назад — потребовалось новое хирургическое вмешательство. За 8 лет жизни Настя перенесла 8 операций.


Щит и латы

Теперь в жизни Насти Немчиновой назревает переломный момент. Дело в том, что 1 сентября она идет в школу, в первый класс. К этому времени она может либо стать самым обычным ребенком, который ничем не отличается от других здоровых детей… либо не стать.

Насте требуется вертикализационный аппарат из специального пластика. Аппарат состоит из жесткого корсета и тутора на левую ногу. Тутор — это сапожок, закрывающий ногу до паховой области, с замками на коленях. В таких пластиковых «латах» Настя сможет ходить и ее позвоночник будет развиваться. А когда он достаточно укрепится, ей поставят в позвоночник титановую пластину и это станет завершением многолетнего лечения. По иронии судьбы, средства на титановую пластину уже выделены из бюджета, но эта операция не может совершиться до тех пор, пока не будет достаточно развит позвоночник девочки. А позвоночник неразвит потому, что она не ходит. А не ходит она потому, что нет вертикализационного аппарата. На который денег тоже нет… Замкнутый круг.

Под подсчетам, проведенным ФГУ «СПб НЦЭР им. Альбрехта Росздрава», изготовление и установка этого аппарата обойдется в 230 тысяч рублей. «Я обратилась за помощью в приобретении вертикализационного аппарата в Фонд Социального страхования, но там мне посоветовали искать деньги самостоятельно, — переживает Ольга Немчинова. — Даже на часть этого аппарата, корсет, денег мне не обещали… А я уже обратилась везде, где могла, но ни мои родные, ни мы с мужем не можем выложить такую сумму».

Теперь судьба ребенка зависит от того, найдется ли рыцарь, который сможет помочь девочке получить волшебные «латы», чтобы она смогла ходить.

Ольга Ильинская


Реквизиты счета для помощи Насте:

  • ФИО Немчинова Ольга Владимировна
  • филиал №8638 АК СБ РФ (ОАО) — Вологодское отделение Сбербанка России. Доп. офис № 8638/0050
  • ИНН 7707083893
  • БИК (МФО) 041909644
  • К/с 30101810900000000644
  • Лицевой счет 40817810412255000448/54
51
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.