Сердечная рана

№3 (694) от 18 января 2011 г.

Вадим Тюриков никогда не терял оптимизма. | Фото из архива «Премьера»

В Вологде умер единственный в области человек с донорским сердцем.

Вадиму Тюрикову было только 34 года.

«Вот вы разве живете и думаете каждый момент, что завтра у вас откажет сердце? — говорил Вадим. — Что перенесете клиническую смерть? Нет? Вот и я никогда раньше не задумывался»…


Вторая жизнь

В 2004 году «Премьер» рассказывал историю Вадима. Материал так и назывался: «Вторая жизнь».

До 23 лет Вадик даже не подозревал, что болен. Строил свою судьбу, как сотни других грязовецких мальчишек. Жил и учился в поселке Вохтога. Закончил Грязовецкий сельхозтехникум по специальности техник-механик, потом работал на Монзенском ДОКе. Дополнительно получил профессии оператора котельной, водителя. А потом захворал обычным гриппом и несколько дней ходил на работу с температурой. Болезнь была серьезней, чем казалось, — дала настолько тяжелые осложнения на сердце, что Тюрикова из областной больницы направили в Москву — в знаменитый НИИ трансплантологии и искусственных органов.

Донором для Вадима стал молодой москвич — мужчина-спортсмен. Во время пробежки его сбило машиной. Его новое сердце устанавливал в груди под особым углом (одна из важнейших частей операции) сам академик Валерий Шумаков — врач, сделавший первую в СССР операцию по пересадке этого органа. Всего Вадим провел в больнице около полугода. Три месяца ждал операции, два месяца отлеживался после нее. К нему приезжал отец, привозил домашней еды, а 31 марта 2000 года вместе с папой Вадим вернулся в Вохтогу. После операции Вадим принимал специальные препараты и регулярно ездил на плановые обследования в Москву….


Лечит, но калечит

«Препараты продолжали колоть все 11 лет после пересадки, — рассказал родной брат Вадима Александр Тюриков, — приходилось все время ездить в Москву. Последний раз брат был в столице в ноябре этого года. Но вернувшись оттуда, чувствовал себя неважно».

У Вадима Тюрикова регулярно повышалось давление, мучили головные боли. «Дело в том, что препараты, которые принимает человек после трансплантации, довольно серьезные, — говорит главный врач Вологодской областной больницы, кардиолог Александр Кузьмин. — Они, в целом поддерживая пересаженный орган, влияют на другие системы жизнедеятельности. И приводят к так называемой «электрической нестабильности сердца». Сейчас трансплантация в России вообще в упадке. В среднем с донорским сердцем редко живут дольше 15 лет. Даже при поддержке врачей».

Вадим Тюриков обследовался не только в НИИ трансплантологии, но и два раза в год в кардиологическом отделении областной больницы. «Регулярно поступал к нам, — говорят врачи, — проходил обычное превентивное обследование. И будь в тот день он в больнице, нам удалось бы его спасти».

«Вадим все звонил в Москву, когда ему становилось хуже, — рассказывает Александр Тюриков, — но там почему-то откладывали и переносили его приезд. 24 декабря Вадим отправился в нашу областную больницу. Утром он поступил в отделение, а днем позвонил мне, сказал, что поедет домой соберет вещи».

Александр Тюриков, зная, что брат чувствует себя неважно, предложил привезти все необходимое, но Вадим отказался. «Он сказал, что я не знаю, какие таблетки ему нужны, — говорит младший брат. — Хотел собрать все сам. И в тот же день вечером поехал домой на улицу Фрязиновскую на маршрутном автобусе».


Стечение обстоятельств

Автобус, который в декабре ходил по маршруту 78, а сейчас сменил свой номер на 30-й, принадлежит частному предпринимателю Юрию Калачикову. «Этот мужчина сел на конечной остановке у больницы примерно в 16 часов 20 минут, — рассказал Юрий Владимирович, — автобус едва проехал 200 метров до улицы Щетинина, когда кондуктор начала «обилечивать» пассажиров. Когда она подошла к заднему сиденью, там сидели двое мужчин. Один купил билет, а второму вдруг на глазах у кондуктора стало плохо. Глаза словно бы «полезли из орбит», и через две секунды он обмяк и упал на рядом сидящего мужчину».

В автобусе оказалась медсестра из больницы. Она первой пришла на помощь Вадиму Тюрикову. Но искусственное дыхание и массаж грудной клетки не помогли. Донорское сердце остановилось навсегда.

«Когда я приехал и увидел этого человека, я был поражен, — признается Юрий Калачиков, — ему оказалось всего 34 года, а выглядел он как старик…» Почти четыре часа провели рядом с погибшим его брат, который поспешил приехать, и владелец автобуса. Сначала на место приехали врачи «скорой», потом — милиция.

«Смерть наступила в результате острой сердечной недостаточности, — пояснил Александр Тюриков, — милиционеры не нашли ничего криминального. А врачей я не виню».

«Отсутствие больного в палате обнаружили, когда он, к сожалению, уже был мертв, — говорит Александр Кузьмин. — Если бы он самовольно не пошел домой, конечно, был бы жив. Я в этом просто уверен. Нам удалось бы заставить сердце работать. Самый простой прием — это удар кулаком в грудь, но ведь обычный человек это вряд ли знает. Все происшедшее — несчастный случай, о котором мы сожалеем, потому что ушел еще один наш больной….»

Вадима Тюрикова похоронили на родине, в Грязовецком районе, в самый канун Нового года.

Юлия Лаврова, Наталья Михайлова


Ссылки по теме:

79
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.