Пациент скорее жив, чем мертв

№6 (697) от 8 февраля 2011 г.

Ультразвуковое исследование не гарантирует от врачебной ошибки. | Фото с сайта askerkhanov.ru

Вологжанин Андрей Замков услышал смертный приговор в канун Нового года. После праздников выяснилось, что он стал жертвой врачебной ошибки.

«Врач-онколог, посмотрев на результаты исследования УЗИ, просто покачал головой, — вспоминает Андрей Замков (фамилия изменена), — и сказал, что мое положение серьезное, а шансов мало».

С этим вологжанин отправился домой, встречать тридцать седьмой новый год в своей жизни….

В ноябре этого года Андрей попал на больничную койку с диагнозом «камни в желчном пузыре». Проблема была болезненной и требовала оперативного вмешательства. «Лапароскопическую операцию я перенес легко, — рассказывает бывший пациент, — камни мне удалили, и я довольно быстро восстановился и вернулся к работе».

Однако в декабре у мужчины проявилась желтуха, и, чтобы выяснить причину, пришлось снова идти в больницу. «Обследовали меня в отделении гастроэнтерологии городской больницы, — поясняет Андрей Замков, — анализы, видимо, вызвали сомнение у лечащего врача, потому что 15 декабря я был направлен еще и в онкологический диспансер. Там мне сделали УЗИ, и по его результатам была назначена консультация у хирурга-онколога».

Вера Замкова, жена Андрея, в тот же день узнала, что показало исследование УЗИ. «Множественные метастазы в печени, — говорит женщина, — я поняла, что мой муж болен и, скорее всего, болен безнадежно».


Развели руками

«К концу декабря чувствовал я себя уже отлично, — рассказывает мужчина, — желтуха прошла, и я, полный сил и энергии, пришел к лечащему врачу за выпиской. Вот тут я и узнал, какой «приговор» мне вынесли врачи. Мне сказали, что единственное, чем могут мне помочь, — это записать на консультацию к врачу в Санкт-Петербурге».

31 декабря Андрей Замков вернулся домой из онкодиспансера и… заплакал. «А мне не стыдно признаться в этом, — говорит сейчас Андрей, — потому что в тот момент понял, что моя семья останется без моей поддержки, без моей помощи, без моей любви. И я не знал, что со всем этим делать».

В тот же день супруги, побросав теплые вещи в сумку, уехали в деревню. «Я много гулял эти дни, и постепенно до меня доходила неотвратимость того, что вскоре произойдет, — признается Андрей, — мне только 37 лет, и мне еще предстояло немало успеть, чтобы, когда я уйду, мои близкие продолжали жить так, как будто я по-прежнему о них забочусь».

Он говорит, что желания покончить с собой, чтобы избежать мучений в дальнейшем, у него не возникло. «Во мне жила надежда, — признается мужчина, — на 11 января, сразу после каникул, было назначено исследование на томографе. Я ждал, что оно будет точным, и по его результатам уже можно было бы говорить о том, что делать дальше».

11 января Андрей Замков получил заключение «здоров». Никаких метастазов у него не нашли.

«Врач, который проводил исследование, удивленно смотрел на результаты УЗИ, — рассказывает бывший пациент, — точно так же развел руками и тот хирург, который меня консультировал».


Вторая жизнь

Выйдя от врача, трясущимися руками Андрей Замков чистил свой автомобиль от снега и думал: «Хорошо, что я не успел совершить каких-то необратимых вещей». И только вернувшись домой, понял, что только что получил вторую жизнь.

«Я не хочу обвинять в чем-то врачей, — говорит вологжанин, — но, по-моему, жизнь — это не такая штука, с которой можно вот так «ошибаться».

Случай, который произошел с Андреем Замковым, — не единственный. «Такое уже было и увы, будет, — говорит главный врач Вологодского онкологического диспансера Андрей Ершов, — медицина — не точная наука. Здесь присутствует человеческий фактор, а человеку, как известно, свойственно ошибаться. Вы меня спрашиваете, как могут врачи ставить два совершенно противоположных диагноза? Но ведь не случайно существует дублирующее исследование. Оно существует именно затем, чтобы всесторонне обследовать пациента. Сообщать ли пациенту правду, пока не получено окончательное заключение, тоже вопрос сложный. Все люди разные. Кто-то не хотел бы знать, когда придет его время. А кто-то, наоборот, перестраивает жизненные планы. Увы, следует признать, что от ошибок не застрахован никто….»

«Хорошо, что у человека нашлись силы взять себя в руки после такого известия, — считает психолог Роман Степановский, — я не вправе оценивать действия врачей, но и врач-онколог должен быть в некоторой степени и психологом тоже. У нас в России, к сожалению, культура психологической помощи смертельно больным отсутствует в принципе. Да и откуда ей взяться, если в больницах в первую очередь думают, чем накормить больных. Духовная сторона на этом фоне отходит на второй план. На Западе работают группы помощи. Они бесплатные. Там больной не остается один на один перед лицом смерти. Когда-нибудь, возможно, эта практика дойдет и до нашей страны, а пока этот вопрос остается скорее не психологическим, а этическим и очень индивидуальным в каждом конкретном случае»…

Юлия Лаврова


Факты

  • В ноябре 2009 года начальник криминальной милиции Северо-Западного УВД на транспорте застрелился на могиле своего друга, узнав, что болен раком желудка.
  • Известный британский дизайнер и редактор журналов мод Изабелла Блоу в 2007 году покончила с собой, после того как узнала, что больна раком.
  • 80% случаев онкологических заболеваний, обнаруженных на ранних стадиях, поддаются лечению.

Хотите чтобы в вашей больнице появился современный аппарат узи? Не знаете, где такой можно приобрести? Предлагаем вам зайти на сайт www.rosimed.ru и прочитать информацию более детально. Вы сразу увидите, что у нас вы можете заказать аппарат узи по очень доступной цене. Удачной вам покупки!

69
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.