Избирательный подход

№11 (754) от 20 марта 2012 г.

Сергей Голубев допускает, что нарушения на выборах могли иметь место, но считает, что непосредственно на избирательных участках процедура была честной. | Фото Дениса Краснова

Сергей Голубев – бывший командир вологодского ОМОНа, экс-депутат Законодательного Собрания области, ныне председатель территориальной избирательной комиссии города Вологды. Тема разговора, конечно же, — скандалы на прошедших выборах.

— Сергей Александрович, после прошлых выборов из «Белого дома» произошла утечка информации, о том, что вас отправляют в отставку из-за низких показателей «Единой России». Но вы продолжаете работать. Это была неправда?

— Не совсем. Меня тогда пригласил один из руководителей области и сказал, что есть политическое решение — отправить меня в отставку. Я ответил, что считаю такое предложение нечестным и непорядочным. У нас все было по закону, я не сделал ничего такого, что мог бы поставить себе в упрек. В конце концов, я чиновник категории «А», и меня не так-то просто уволить.

— По поводу чистоты декабрьских выборов я с вами, в общем, согласен. Но вот президентские уже вызывают большие сомнения.

— Я их развею.

— Хорошо. Самые большие вопросы вызвали временные участки. Это вот зачем?

— Когда из закона о выборах убрали досрочное голосование, большое количество избирателей потеряли возможность принять участие в выборах. Например, люди, которые работают на предприятиях с непрерывным циклом. Определенные проблемы могли возникнуть и у участников различных конференций, научных симпозиумов…

— Ну да, у нас на улице Энгельса, 61 был чудный симпозиум. Коллоквиум просто.

— Это ваше мнение. Закон это позволяет. В других регионах такие участки открывались и раньше. Чтобы его создать, необходим целый перечень документов. И планы, и согласования различные, и списки, и заявления этих граждан. Изначально заявок было больше, не все смогли предоставить документы.

— Школа КВН в «Русском доме», например, смогла. Участников этой школы — 300 человек и большинство из Вологды. А проголосовало 685.

— А откуда цифра 300 человек?

— Нам организаторы сказали. Не в связи с выборами.

— Не знаю. Документы по этому участку не вызвали вопросов ни у теризбиркома, ни у облизбиркома. Там несколько дней шел семинар.

— А почему наблюдатели не могли попасть на этот участок примерно до 11 часов?

— У меня такой информации не было. Потом я уже проверил — наблюдатели на участке были, но почему-то туда пыталась пройти еще одна группа.

— Я разбирался в этой истории. Там были подставные наблюдатели. Им направления выписали на одни участки, а они пошли на другие. Думаю, не случайно.

— Тут к кому претензии? Я могу только руками развести. Если так, то «настоящие» наблюдатели давно бы решили вопрос с руководством своей партии. Но ведь ни одного обращения просто не было.

— Вот смотрите: участок закрыт, веб-камер нет, какие там веселые и находчивые голосуют, непонятно, даже журналисты туда смогли попасть только после того как мы начали возмущаться по радио. Возникают сомнения?

— Возникают. Я в это время был занят на Энгельса, 61 и сам себя ругаю, что не успел туда доехать. Но журналистов, как я понял, пропустили. И какие там увидели нарушения? В том числе и по наблюдателям.

— За три часа можно многое сделать. Но давайте про Энгельса, 61, где проходила межнациональная конференция. Они там что, круглосуточно обсуждали национальные вопросы? Никак не могли проголосовать на соседних участках?

— Согласие на открытие дает областная избирательная комиссия. Организаторы представили справки, списки этих людей. Решение коллегиальное, половина состава избиркома — от партий. Даже представитель коммунистов проголосовал «за».

— Почему не пускали наблюдателей?

— Я там был. Перед входом в здание меня окружила группа молодых людей. Говорят, мы все журналисты. Показывают удостоверения от газеты «Яблоко России». Но подпись не главного редактора, а лидера партии. Печать стоит партии, а не СМИ.

— Там та же ситуация. Наблюдатели пришли, а на их местах уже сидят подставные. Тогда они достали запасные направления от СМИ.

— А нужно было вызывать представителей партий и менять наблюдателей. Уверен, что вопросы сразу бы снялись. Но этого сделано не было.

— Пусть наблюдатели неправильные, почему какие-то люди присвоили себе право решать, кого пускать, а кого нет на избирательный участок?

— Все правильно. Придите на «МиМП» и попробуйте голосовать — вас не пустят. Такие участки только для участников мероприятий и по отдельным спискам.

— Трубицына и Грязнов — члены ТИК с правом совещательного голоса. Их тоже не пустили. В очень грубой форме.

— А вот это недопустимо. То же самое, что меня не пустить.

— Вас попробуй не пусти. Вы по старой памяти сразу ОМОН вызовете.

— Но почему они не написали жалобу на это — вот вопрос. Скорее всего, у них не было еще удостоверений, так как они их у нас получили только после обеда. Мне кажется, некоторым наблюдателям важнее не войти на избирательный участок, а чтоб их туда не пустили, чтобы создать конфликт и скандал. Что, кстати, и произошло.

— Если ситуацию по Энгельса, 61 разложить на элементы, то каждый из них можно объяснить. А если сложить вместе, то выглядит очень подозрительно. Какие-то люди придумали конференцию, чтобы сделать избирательную комиссию без веб-камер, посадили подставных наблюдателей, туда «по конвейеру» загоняют избирателей, что-то им рассказывают, кормят-поят-голосуют. Результат — 98%.

— Согласен, выглядит подозрительно. Но только с вашей точки зрения. У меня другая. Во-первых, избирком имел право открыть там избирательный участок, во-вторых, веб-камеры на временных участках не предусмотрены, в-третьих — не считаю тех наблюдателей подставными, в-четвертых — на многих участках была организована торговля, работали столовые, в-пятых — результат, например, для меня был предсказуем, так как люди с Северного Кавказа еще долго будут голосовать за Путина, так как с его именем связывают окончание войны. Но даже если не так, эти участки что, погоду сделали?

— Давайте посчитаем. Сколько в городе проголосовало за Путина?

— 86 тысяч.

— 1% — 860 человек. Только Энгельса, 61 плюс КВН уже около 3%. А есть и другие схемы на подозрении. Наши власти сильно нервничали накануне выборов, потому что социология, по моим данным, давала им около 50%. Вот мне и кажется, что они решили подстраховаться и обеспечить процентов 5-7% гарантированных.

— Не хотел бы домысливать. Например, на следующих выборах полицейские соберутся и скажут: «Мы тоже хотим свой участок». Опять будете искать подвох?

— Конечно, буду. Тем более что он тут есть. Возьмем любое крупное предприятие. Директора приглашает высокопоставленный чиновник и говорит: есть политическое решение, чтобы ваше предприятие открыло временный участок и проголосовало правильно. Директор не хочет ссориться с чиновником, вызывает начальников цехов и говорит: голосуйте, как хотите, но если будет меньше 50% — премии никто не получит. Начальники цехов начинают уговаривать рабочих. А голосовали бы они на обычных участках — никто бы не мог их проконтролировать.

— Согласен, что такое могло иметь место. Но думаю, сегодня не то время, чтобы наших граждан держать за холопов. Яркий пример — временный участок на подшипниковом заводе: за Путина — 51,4%, один из самых низких процентов по городу.

— Все же больше 50, как я и говорил. Еще: я, конечно, не строитель, но мне слабо верится, что на строительном предприятии, где тоже был временный участок, работают с утра до ночи и никак не могут отлучиться, чтобы сходить на выборы. Вы не предполагали, что предлоги для создания временных участков могут быть фальшивыми?

— Находить механизмы отказа — не моя компетенция. Я исхожу из официальных документов. Предоставляется приказ руководителя, график дежурств... Я не имею ни прав, ни возможностей для проверки.

— Все сложилось. Любой директор нарисует вам, что у него люди просто «горят на работе», а у вас возможностей для проверки нет.

— Но у наблюдателей, у представителей политических партий и кандидатов такие возможности есть. Почему в день голосования не было обращений на то, что участок создан необоснованно? Ведь все руководители политических партий об этом знали и даже выставили своих наблюдателей.

— Накануне выборов было много сообщений о том, что какие-то загадочные люди обходят инвалидов и пожилых, берут у них паспортные данные и заявления о голосовании на дому.

— Я по этому поводу делал заявление. По моему мнению, кто-то хотел создать негативное отношение к выборам.

— А по-моему, задача могла быть другая. Вот ходят эти деятели, собирают заявления, разговаривают, а пожилого человека легко разговорить. Допустим, в доме 10 пенсионеров: 6 за Путина, 4 за Зюганова. Так они 6 на участок снесут, а 4 выбросят. Или их паспортные данные потом «проголосуют» на каком-нибудь временном участке без веб-камер. При этом четверо «зюгановцев» уверены, что все нормально, сидят, ждут переносную урну, но никто не приходит. Потом начинают звонить, но уже поздно.

— По закону никто и никому не может запретить ходить по квартирам, брать заявления и относить их в избирательную комиссию. Лично я всем советую — сомневаетесь, позвоните по телефону в участковую комиссию, и если заявление к ним не поступило, то обратитесь по телефону 02.

— Вот смотрите, по переносным урнам проголосовало более 4 тысяч. Если все честно, то из них путинских — 2–2,5. А если нечестно, то еще процент-полтора пририсовано, и первый тур для Путина по Вологде под вопросом.

— Так можно все подвергать сомнению. О какой политической системе мы тогда можем говорить?

— Я задаюсь этим же вопросом.

— И к чему мы пришли?

— Не знаю.

— Элементарно, Ватсон. Жизнь меняется. И законы должны меняться. Необходимо внимательно изучить опыт прошедших выборов, сформулировать изменения в закон о выборах, которые бы исключали фальсификации, например, более четко прописать основания для создания временных участков и лоббировать эти изменения. Это могут сделать и объединения наблюдателей, и политические партии. Готов даже помочь им в этом в качестве эксперта.

Беседовал Роман Романенко

Тэги: Голубев Сергей*, избирком Вологды***, Выборы-2012, интервью


Самые лучшие и безопасные добавки для похудения вы найдете на сайте bio-pills.com
158
0
Похожие статьи
  • Вологодская городская Дума назначила выборы депутатов нового созыва на 8 сентября этого года. Работа городского парламента в нынешнем составе подходит к завершению. Об основных решениях, принятых за это время, мы поговорили с Главой Вологды Юрием Сапожниковым. 

    52
    0
  • 13 июня' 19 | Реклама

    К 180-летию со дня рождения Николая Васильевича Верещагина.

    207
    0
  • 27 февраля' 19 | Персона

    Суды Вологодской области рассматривают всё больше «рутинных» дел, и задача законодателей — разгрузить их от этого, считает председатель Вологодского областного суда.

    559
    0
  • 02 октября' 19 | Увлечения

    За рукоделием директор Спасского ФОКа и мать известной баскетболистки Елизаветы Крымовой Анна Алексеевна может проводить даже ночи. И для неё неважно, что на следующий день надо идти на работу, — так сильно захватывает ее рукотворное творчество.

    141
    0
  • 30 января' 19 | Люди

    Череповецкий учёный Андрей Барков открыл новый минерал — огнитит.

    270
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.