Выбросьте диван!

№20 (763) от 22 мая 2012 г.

На своем диване в комнате отдыха Губернатор оказался только для удобства нашего фотографа. | Фото Дениса Краснова

Олег Кувшинников категорически выламывается из образа вологодского политика. Слишком быстрый, слишком прямой, слишком энергичный, даже энергетичный. Кажется, он совсем не собирается подстраиваться под неспешный и «византийский» стиль областной столицы. Он навязывает свой стиль. И свой темп, за которым многие просто не успеют.

Да он вообще на политика не похож. Скорее, антикризисный менеджер в крупной корпорации. Без комплексов и без второго плана. Всегда с улыбкой и на позитиве, который порой диссонирует с реальным положением дел.

Мы его не выбирали, но нам с ним жить и работать ближайшие годы.

— Олег Александрович, не хотите подать в отставку?

— Вообще не собирался. А что, уже пора?

— Я — о новом законе о выборах губернаторов. Не хотите пройти через выборную процедуру?

— Во-первых, я приветствую выборность губернаторов. Считаю, что это повысит доверие к власти и ее ответственность за принимаемые решения.

Во-вторых, подавать в отставку через несколько месяцев после назначения довольно-таки глупо. Кроме того, выборы — это большие затраты. Мы просто не имеем права при столь тяжелой ситуации с бюджетом тратить на это миллионы рублей.

— На сегодняшний момент вы неплохо знаете ситуацию в области. То есть эту пропасть вы уже изучили хорошо. Когда мы сможем из неё выбраться?

— Есть вариант, когда мы, затянув пояса, сократим расходы и будем жить по средствам. Тогда у нас с 2015 года появляется шанс на экономический подъём.

А можно ничего не делать, тогда до 2019 года мы не сможем финансировать ни одну долгосрочную целевую программу, ни капстроительство, ни капремонты, ни инфраструктуру, ни социальные объекты.

Вот два варианта. Лично я выбираю первый и буду на нем настаивать.

— Но решение — за депутатами Законодательного Собрания, а многие из них клянутся, что не поддержат сокращения дополнительных социальных обязательств. И эта мысль, хотя и в мягкой форме, прозвучала на конференции «Единой России». Получается, что даже ваши однопартийцы, ваша опора вас не поддерживают?

— Я считаю, что «Единая Россия» недостаточно проинформировала своих членов о той ситуации с бюджетом, которая на сегодняшний день сложилась. И мне кажется, что мои встречи с депутатами, мое выступление на конференции помогут расставить правильные акценты.

Я реалист, я прекрасно понимаю состояние бюджета. И если мы сейчас не примем непопулярные, но нужные решения, то в сентябре встанем перед проблемой — где взять деньги на выплату заработной платы бюджетникам и содержание бюджетной инфраструктуры. И нам все равно придется возвращаться к этому разговору, но за это время общая ситуация станет еще хуже. И никаких других вариантов нет.

— В качестве самого ужасного сценария всё время звучит фраза: «Будет введено внешнее управление». А почему это так страшно? Мне кажется, что даже лучше, когда мы перекладываем ответственность на федеральный бюджет. Пусть они нас спасают.

— Они нас спасут, но это будет значительно более жесткий вариант. Мы сокращаем только небольшую часть дополнительно взятых на себя обязательств. А Министерство финансов, прежде чем помогать, сначала ликвидирует неэффективные затраты бюджета по всей социальной инфраструктуре.

Но я надеюсь, что до этого не дойдет. Потому, что сейчас в сходной ситуации находится 15 регионов Российской Федерации, которые вели такую же неконструктивную бюджетную политику. И прежде чем ввести внешнее управление, будет произведена смена руководства области и будут привлечены к ответственности те губернаторы, которые это допустили.

— Явно, что это грозит не Вам, а Вячеславу Евгеньевичу. То есть получается, что Вы сейчас спасаете Позгалева от ответственности.

— Я не думаю, что я такой спаситель. Привлечь кого-то к ответственности в этой сфере можно, только если Министерством финансов будет проведен внешний аудит. Сейчас ведется внутренний аудит Законодательным Собранием Вологодской области. Если там будут выявлены какие-либо нарушения, тогда это предмет дальнейшего разбирательства. Пока говорить о том, что были какие-то нецелевые или неэффективные затраты бюджета, я не могу.

— Кстати, о Позгалёве. На словах вы говорите о преемственности, но на самом деле всё, что вы делаете, — это прямая ревизия того, что было сделано им. Так?

— Да, я считаю, что я его преемник. Потому что я принял от него дела и потому, что Вячеслав Евгеньевич меня поддержал при назначении.

Но я сейчас не подвергаю ревизии его курс, я его корректирую. И действия, направленные на выравнивание бюджетной обеспеченности, они, конечно, непопулярны, поэтому создается такое впечатление, что я делаю нечто диаметрально противоположное тому, что делал Вячеслав Евгеньевич.

Но именно Вячеслав Евгеньевич начал оптимизацию затрат на аппарат управления и корректировку некоторых программ. Все эти действия уже были начаты или готовились к реализации.

— Олег Александрович, обыватели, обсуждая наш долговой кризис, часто говорят: «Черт побери, а почему нам Мордашов не помогает, он здесь состоялся, он здесь заработал свои первые миллиарды, почему бы ему нам не помочь?»

— Мнение обывателя ошибочно. «Северсталь» — добросовестный налогоплательщик, компания выплачивает в областной бюджет ровно столько, сколько должна.

До 2008 года, когда мировое потребление стали росло и её не хватало, цены на металлопрокат превышали 1 тыс. долларов за тонну. Сейчас они упали до 400-500 долларов. При этом в 2-3 раза выросли цены на сырье, то есть структура себестоимости стала такая, что прибыли практически нет. Соответственно, уменьшилось и поступление налога на прибыль.

Чтобы помочь области, «Северсталь» с 1 июля переходит на систему единого налогоплательщика. Что это такое? Это консолидируемая группа налогоплательщиков выплачивает налоги там, где находится большая часть основных фондов и где работает большая часть персонала. Поэтому налоги от «Северстали» должны вырасти. Но прогнозировать их уровень довольно сложно.

— Вы с Мордашовым учились в одной школе?

— Да, но не были знакомы, когда учились.

— А познакомились на «Северстали»?

— Да. Тогда я был заместителем начальника сортопрокатного цеха.

— А хотите, я Вам расскажу экзотическую версию вашего назначения?

— Давайте.

— Якобы Мордашов «отвечает» перед Кремлем за социально-экономическую стабильность в Вологодской области. Но из-за неудачных инвестиций в Америке и Италии денег у него на это нет. И, зная вас как жесткого управленца, он «продавил» ваше назначение, чтоб Вологодская область обходилась ему как можно дешевле.

— Это полная глупость. Алексей Александрович здесь абсолютно ни при чем.

— А серьезные люди обсуждают. Я ведь это не в троллейбусе подслушал.

— Это можно обсуждать на любом уровне, но это все равно будет глупостью. Почему? Потому что я, единственный от Вологодской области, был в кадровом резерве президента последние два года.

— А Вы знаете, что Вашу команду уже называют «заводоуправлением»?

— Не вся команда, но многие из них действительно работали на «Северстали».

«Северсталь» — компания, которая действует в условиях жесткого рынка, когда необходимо принимать очень быстрые и эффективные управленческие решения. «Северсталь» за свой счет дает своим менеджерам великолепное образование, в том числе западное. Там работают очень мобильные, целеустремленные, высокообразованные менеджеры.

Поэтому я считаю, что политика привлечения в муниципальные, региональные, федеральные структуры выходцев с «Северстали» себя оправдывает. И дай Бог, чтобы в условиях нынешнего кризиса наша команда с минимальными потерями и в максимально сжатые сроки смогла его преодолеть.

— Вы всегда заявляли о том, что надо дать муниципалитетам возможность зарабатывать. Но при этом вы отнимаете у Вологды 10% налога на доходы физлиц. Получается, что вы говорите: «Ребята, работать хорошо бессмысленно».

— Это опять же такой эмоциональный посыл некоторых чиновников и депутатов из Череповца и Вологды.

— Череповец Вы тоже обидели?

— Не я обидел. Все эти решения принимались предыдущим правительством при формировании бюджета 2012 года без моего участия. Я как мэр Череповца выступал тогда категорически против.

Но это мера вынужденная, потому что ряд полномочий передаются с муниципального уровня на региональный уровень. И на это необходимы средства.

Так, области передано содержание сферы здравоохранения, а это только по Вологде около 600 млн. рублей. Как раз 10% НДФЛ.

Но, кроме этого, мы довольно большие средства передаем в муниципалитеты, особенно из дорожного фонда. Могу сказать вам, что субсидии и субвенции Вологды и Череповца в этом году превышают 2 млрд. рублей каждому городу!

— То есть отдаете больше, чем взяли?

— Совершенно верно. Поэтому говорить о том, что бюджеты муниципальные, особенно Вологды и Череповца, находятся в той же плачевной ситуации, как и областной, нельзя. Там мы видим каждый год рост НДФЛ и рост поступлений в местные бюджеты. Только за первый квартал этого года и по Череповцу и по Вологде рост поступлений в бюджет превысил 10%. К сожалению, по областному бюджету такого сказать нельзя, здесь ситуация крайне тяжелая.

— Какие отношения у вас складываются с Главой города Вологды?

— Очень рабочие.

— Ходят слухи о том, что Вы якобы дали ему три месяца на увольнение, и эти 3 месяца недавно прошли.

— Глупость какая-то. У нас абсолютно конструктивные и деловые отношения, я удовлетворен тем, как он работает.

Шулепов, мне кажется, очень много делает для того, чтобы Вологда преобразилась, стала лучше, краше, более благоустроенной. Вот эта программа «Вологда-апгрейд», которая мне очень нравится, она очень амбициозная, она направлена в будущее. Я поддерживаю Шулепова, вне всякого сомнения, и буду его поддерживать. Есть рабочие моменты по софинансированию программ и проектов города Вологды, но мы все решаем в рабочем порядке. И я не допущу конфликтной ситуации ни с одним из глав. Я в любом случае «вырулю» и найду позитивное решение вопроса.

— Вы чуть больше месяца назад сказали о том, что выведете зарплаты из тени за два месяца. Есть успехи?

— Не так. Я дал команду создать рабочую группу, привлечь туда контрольно-надзорные органы и в течение 2 месяцев навести порядок в работе этой группы. Взыскать задолженность в размере 6 млрд. рублей за 2 месяца — это невозможно, я реалист.

Что сделано? Во-первых, сформирована рабочая группа и межведомственная комиссия, в расширенном составе под моим председательством. Такие же рабочие группы под руководством глав районов и глав городов созданы и начинают работать в городах и районах Вологодской области.

Смотрите, допустим, средняя заработная плата по отрасли в торговле 19 тыс. рублей. Есть предприятия, крупные сетевые компании. У них зарплата 5500. Это всем известные уважаемые люди, марки их магазинов мы видим практически на всех улицах. Я уверен, что эти предприятия зарплату-то платят 19, но официально 5500, а остальное в конверте.

— А Вы сами-то верите, что у Вас это получится?

— Конечно, верю. Простой пример: на завтрашний день ко мне были приглашены два владельца частных компаний, не буду говорить каких. Один недоплатил 14, другой 18 миллионов рублей в бюджет. Но они не придут…

— Убежали?

— Заплатили. Я сам взялся за это, я буду приглашать к себе предпринимателей. Не у каждого хватит мужества прийти к Губернатору и сказать: «Да ну тебя! Я не платил и платить не буду!»

— Я б не рискнул.

— Я буду смотреть добрыми глазами и говорить: «Ребята, вы должны быть социально ответственными». Понимаете, любой бизнес, он должен понимать, что благодаря его работе растут наши дети, функционирует наша бюджетная инфраструктура, делаются капитальные ремонты, строятся дороги, производится благоустройство. У нас нет других источников доходов, только налоги от того бизнеса, который работает на нашей территории.

— Вы поддерживаете создание туристического кластера?

— Поддерживаю.

— Но сможет ли Вологда принять в нем участие, учитывая те потери деревянной архитектуры, которые мы имеем? Средний темп по этому году — 1 объект в месяц.

— Без Вологды развитие туристического кластера в Вологодской области невозможно. Вологда — это ядро, вокруг которого он и должен формироваться. Поэтому всё, что делается в Вологде, должно быть направлено на сохранение исторических зданий. Но на все, что касается реставрации деревянной архитектуры, средств ни у области, ни у города нет.

— Но можно отдавать на льготных условиях и обременять реставрацией.

— Абсолютно точно. Такое поручение дано правительству, сейчас изучается опыт Москвы, Томска, где здания передаются в аренду по цене 1 рубль за метр. Сейчас этот законопроект проходит согласование.

Нам надо привлечь инвесторов. Нельзя просто запрещать реставрировать и благоустраивать здания деревянного зодчества. К каждому деревянному строению надо подходить индивидуально. Если цена восстановления превышает все здравые рамки, здание будет рушиться, и его никто восстанавливать не будет. В бюджете денег нет, а инвестор не потянет, потому что есть законы, которые запрещают это делать. Потому нужен разумный компромисс.

— Когда будет принят закон, который в этом вопросе расставит все точки над «i»?

— Я думаю, что к 1 июля такой закон будет опубликован.

— Судя по Вашим публичным заявлениям, вы довольно лояльно относитесь к оппозиционным митингам и выступлениям. А как Вы относитесь к тому, что вологодская полиция превращается в орган политического сыска? Я имею в виду недавнюю историю с выездом вологодских оппозиционеров на Марш миллионов.

— В условиях современного информационного общества ограничивать гражданскую активность бессмысленно. Если она находится в рамках правового поля, то я никогда ни в Череповце, ни в Вологде ничего не запрещал. И не буду.

Что касается действий полиции, то сложно комментировать то, чего сам не видел. Я читал в интернете всю эту историю. Но я не могу представить, чтобы сотрудники внутренних дел скручивали номера или били стекла. Я в это просто не верю. И во всяком случае подобной команды никогда не дам.

— Вы разговаривали с Евгением Доможировым о его уголовном деле?

— И не только с ним. Люди с подобными проблемами обращались ко мне в Чагоде, Устюжне, Шексне. Но я никогда ни при каких условиях не буду вмешиваться в работу правоохранительных и судебных органов. Это за рамками моих полномочий.

— Но многим, и мне в том числе, кажется, что его дело политически мотивировано.

— Я попросил подготовить мне справку о его деле, изучил ее. Но комментировать не могу. Смогу только тогда, когда будет судебное решение, если оно будет. Иначе — это давление на суд.

— Вы активный пользователь Интернета. Когда время находите?

— Я живу в получасе от Вологды. Дорога на работу и с работы — целый час. Мониторю все, что можно.

— Где живете?

— В Маурино, в деревянном доме. На базе УВД. Дом находится на балансе Вологодской области. Это дом губернатора, он был построен давно.

— Большой?

— Метров 120.

— Вам в Вологде комфортно?

— Очень. Я здесь даже дерево посадил.

— А перед этим несколько вологодских чиновников чуть не поссорились, чья ямка будет ближе к Вашей.

— Правда? Серьезно?

— Это ж Вологда. Чиновников пересаживаете на отечественные машины?

— Это ещё она байка. Никогда не говорил об этом. Например, я с моими габаритами ни в одну отечественную машину не влезу. Я сказал членам правительства, что в условиях кризиса необходимо приостановить дорогостоящие покупки, в том числе и автомобилей.

Но и рекомендация председателя правительства закупать машины, которые произведены в таможенном союзе (это Белоруссия, Казахстан и Россия), для нас должна быть приоритетом. Сейчас такой анализ сделан, список машин сформирован. В этом году мы их закупать не будем, просто потому, что у нас кризис.

Автопарк обновлять надо, я это понимаю, я сам езжу на машинах, которые достались мне от Вячеслава Евгеньевича, им, по-моему, лет пять. Но пока я их менять не собираюсь, буду ездить, пока колеса не отвалятся.

— А легендарный «Фаэтон», на котором Вас видели на встречных полосах?

— На «Фаэтоне» сейчас ездит мэр Череповца Кузин Юрий Александрович. Не знаю, по встречным или нет, не проверял.

— В отпуск не собираетесь?

— Нет. Хотя, вы знаете, мне ведь до пенсии три года осталось.

— Не может быть!

— У меня ж «горячая сетка» выработана. И в 50 лет я официально стану пенсионером. Так что все в этом мире относительно.

— И напоследок, можно не вопрос, а приглашение?

— Конечно.

— Вот уже 12 лет в Вологде проходит конкурс «Мы выбираем», который организуют мэрия и наша медиа-группа. Путем народного голосования определяются лучшие предприятия города в различных сферах…

— Я понял. Приглашайте. Приду с удовольствием.

Беседовал Роман Романенко


Цитата:

Когда я работал на «Северстали», построил в Череповце дом. Повесил на стену плазменный телевизор и поставил большой диван. И за пять лет, пока жил в этом доме, я на том диване ни разу не сидел. Поэтому когда у меня вологодские студенты спросили, как добиться успеха, я им ответил: выбросьте диван.

Тэги: Кувшинников Олег*, интервью


Вашему вниманию аренда офиса в Москве в широком ассортименте коммерческая недвижимость столицы.
139
0
Похожие статьи
  • Вологодская городская Дума назначила выборы депутатов нового созыва на 8 сентября этого года. Работа городского парламента в нынешнем составе подходит к завершению. Об основных решениях, принятых за это время, мы поговорили с Главой Вологды Юрием Сапожниковым. 

    52
    0
  • 06 февраля' 19 | Культура

    Почему жители одной деревни, как правило, дальние родственники друг другу? Имеет ли население восточных районов Вологодчины польские корни? Кто из вологжан является потомком обрусевших калмыков? На вопросы «Премьера» отвечает заместитель директора Государственного архива области по научной работе Илья Кузнецов.

    927
    0
  • 02 октября' 19 | Увлечения

    За рукоделием директор Спасского ФОКа и мать известной баскетболистки Елизаветы Крымовой Анна Алексеевна может проводить даже ночи. И для неё неважно, что на следующий день надо идти на работу, — так сильно захватывает ее рукотворное творчество.

    141
    0
  • 23 сентября' 20 | Персона

    Политик, спортсмен, машиностроитель — Михаил Банщиков в первой половине 2000-х был одним из самых ярких вологодских политиков.

    251
    0
  • 05 июня' 19 | Культура

    Вологодский Камерный драматический театр в мае отметил своё 20-летие. Если в момент создания он был совершенно новым явлением для Вологды, то сегодня без него культурную жизнь города невозможно представить. Как театр проходил становление и что его ждёт в будущем в связи с переездом в новое помещение? Об этом нам рассказал художественный руководитель театра Яков Рубин.

    151
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.