В чем сила, брат?

№20 (866) от 27 мая 2014 г.

Игорь Хабаров всегда находит с коллегами общий язык. | Фото Дениса Краснова

Игорь Хабаров — глава Великоустюгского района. Большой, сильный и сдержанный в эмоциях человек.

Мне показалось, что он несколько неуютно чувствует себя в костюме-галстуке, гораздо органичнее он смотрелся бы в униформе полицейского, каковым и являлся большую часть своей жизни.

— Игорь Михайлович, в Вологде вас называют ХабАров, а в Устюге — ХабарОв. Как правильно?

— ХабарОв. По-устюгски правильно так.

— Вы коренной устюжанин?

— Да, мы всегда тут жили.

— К землепроходцу Хабарову имеете какое-то отношение?

— Надеюсь, что имею. Семейная легенда есть такая. Но исторических документов никаких нет.

— Слушайте, а у вас тут просто Хабаровск на Сухоне образовался. Вы — глава района, Ваш родной брат — глава города… Я понимаю, что это в какой-то мере удобно, но как это так получилось?

— Не специально. Я руководил ОВД района, когда Федор вышел на пенсию и приехал в Устюг. А тут как раз освободилось место заместителя главы города, и городские депутаты предложили его кандидатуру. Потом выборы. А через три года и я решил баллотироваться на пост главы района. И тоже успешно.

— А Ваш брат до этого руководил ОВД в Кич.-Городецком районе?

— Да, и там у нас с ним была рокировка. Мы с ним служили оба здесь. А начальником милиции был Игорь Павлович Изосин, у меня с ним сложились очень напряженные отношения. Кто его знает, тот поймет. И я однажды сказал ему, что не могу больше с ним работать. И меня перевели начальником ОВД Кич.-Городецкого района. Через два года меня перевели обратно, но уже начальником, а Федора отправили в Кич. Городок, чтобы он не находился в моем прямом подчинении.

— А сейчас разве нет такого подчинения?

— Нет. По 131-му закону федеральному он не находится в моем прямом подчинении.

— Но все равно Вы же выше по должности. Как Вам с ним работается? Слушается вас?

— По-всякому. Спорим, бывает, но общий язык всегда находим.

— А Вы с ним очень похожи?

— Близнецы, так, конечно, похожи.

— Наверное, это очень удобно, можно на мероприятия ходить друг за друга, интервью давать… Кстати, как я могу быть уверен, что со мной именно Вы разговариваете, а не ваш брат?

— Могу паспорт показать. Хотя, конечно, это тоже не выход. Так что придется поверить мне на слово. Но нужно сказать, что устюжане, те, кто нас знает и часто видит, со временем начинают отличать безошибочно.

— А Вы в милицию как попали?

— Вернулся из армии, получил два приглашения на работу: в милицию и в лечебно-трудовой профилакторий. Я подумал и выбрал милицию. Тем более, что брат уже там был. Служил почти все время здесь, жил в общежитии…

— Что, и квартиры не дали?

— В Кич. Городке была служебная, так я ее сдал. А когда в Устюг вернулся, то мне выделили деньги на покупку жилья.

— Ну, если так, значит, честно служили.

— А в родном Устюге по-другому нельзя. Все про всех всё знают, все всё видят.

— Понятно. И Вы купили дом. Задорого?

— Миллион четыреста. А квартиру самую дешевую предлагали за миллион восемьсот.

— Подозрительно дешево дом-то купили.

— Во-первых, у батюшки покупал, а во-вторых, в зоне подтопления дом находится.

— И прям заливает?

— Бывает. Ну, там все дома высоко строят.

— На лодке на работу добирались?

— Нет, я костюм химзащиты надеваю, и вперед. Рост позволяет.

— В Чечню посылали?

— Как всех. И в первую кампанию, и во вторую. С поезда даже как-то сняли. Поехал в отпуск дочке Питер показать. Только приехал, звонят — командировка в Грозный. Поехал обратно, а в Вологде на перроне уже жена встречает, сотрудники вещи привезли. Переоделся и поехал.

— Только мне одному кажется, что у вас несколько странная система управления в районе? Глава района решает политические вопросы и возглавляет местную думу, а хозяйственные полномочия — у сити-менеджера, или как он у вас называется?

— Глава администрации. Поначалу у меня тоже были сомнения по этому поводу, но такая система была создана до меня. А сейчас и люди к ней привыкли, и я встроился. Главное, чтоб работала.

— Спасибо Лужкову с Позгалевым, у вас теперь есть Дед Мороз… Или не спасибо?

— Конечно, спасибо. Если пятнадцать лет назад у нас в туристическом бизнесе работало около 50 человек, то сейчас порядка четырех с половиной тысяч. А в сезон еще больше. Открываются новые гостиницы, кафе, промыслы стали восстанавливаться.

— Но говорят, что количество туристов уменьшается в последнее время.

— Это неправда. Просто изменилась методика подсчета. Раньше у нас туристов считали по количеству проданных билетов, а если турист в течение дня посещал, допустим, пять объектов, то его считали как пять туристов. Но вот уже два года мы считаем гостей города по количеству входных билетов в вотчину Деда Мороза. И рост идет! Причем не только в зимнее время, но и круглогодично.

— Дорога когда к вам нормальная будет?

— Не могу сказать. Это дорога областного значения, но обещали подремонтировать в этом году. Некоторые участки будут сделаны капитально, некоторые приведены в порядок. Да уже начали работать. За один год все сделать там невозможно, а вот за пару лет, надеюсь, получится.

— Заметили, что в Интернете появилось много критических публикаций в Ваш адрес? Много нового про себя узнали?

— Даааа... Очень неприятно все это. Помогает то, что меня здесь все знают, видят, в каком доме живу, на что деньги трачу, с кем общаюсь, на какой машине езжу...

— А на какой?

— На служебной «Шкоде Суперб».

— Знаете, кто стоит за публикациями?

— Да все знают, это ж Устюг! Все, кто сейчас что-то из себя представляет, прошли через 90-е. Лихое было время, а здесь, из-за удаленности, особенно. Но время изменилось, и люди поменялись, а некоторые так и застряли в 90-х. Тогда у них все получалось, и они хотят вернуть то время. С перестрелками, поджогами, рейдерскими захватами... Но люди этого не хотят, и мы, власть, этого не позволим.

— А что Вас связывает с предпринимателем Сергеем Селяковым?

— Друг детства. Учились в одной школе. Знакомы лет 40 уже. Он фигура в городе заметная, депутат и районной думы, и городской, меценат, спонсор многих спортивных мероприятий…

— Он в тюрьме сидел?

— Насколько я знаю, нет. Его привлекали к ответственности за незаконное хранение оружия. Но это было в те же 90-е годы, когда каждый выживал, как умел. Он был предприниматель, а в то время у многих предпринимателей было оружие для самозащиты, хотя это и незаконно. Сложное было время, у меня вон дважды баню поджигали. Но в конце концов навели порядок, поставили бандитов на место.

— Вы — глава района, Ваш друг занимается выполнением муниципального заказа. Есть конфликт интересов?

— Поймите, у меня в Устюге, куда ни глянь — везде либо вместе учились, либо вместе служили, либо родственник, либо знакомый. Тут очень важно разделять личные отношения и рабочие.

— С другом детства получается?

— Думаю, да. Мы в личном плане можем и поспорить, и поорать друг на друга, но на работу это не распространяется. Он даже в суд на администрацию города подавал и выиграл его. А занимается он уборкой и благоустройством города. Занимается давно и профессионально.

— Я заметил, что город чистый. Вряд ли к моему приезду прибрались.

— Так да. А заказы он получал на конкурсах. Все заявки в электронном виде, под номерами. Никто не знает, кто какие условия предлагает. Но он обычно такие цены дает, что всегда побеждает. Так что еще и экономим бюджетные деньги.

— А как же фотографии в Интернете с кучами мусора?

— Специально сходил посмотреть. Во-первых, это не улицы города, а дворовая территория, которую должна убирать управляющая компания или собственник жилья. А во-вторых, дома эти нежилые, их купил наш депутат областной Александр Дмитриевич Тельтевской, сейчас он согласовывает план застройки в Департаменте культуры области.

— Все равно некрасиво. А ведь депутат.

— Ну, я в своем дворе прибираюсь сам, зимой снег чищу, за вывоз мусора плачу деньги.

— Кинотеатр в городе есть?

— Есть.

— А пишут, что нет.

— Мало ли чего в Интернете пишут. Мы там и КВНы проводим, и концерты, и мероприятия разные. Это городское учреждение. Там огромный вестибюль, вот его сдали в аренду предпринимателю, там был один ресторан, потом другой, потом третий, сейчас ночной клуб «Асса».

— Когда в аренду сдали?

— Это все было давно, я в это время вообще в Кич. Городке работал.

— А этот предприниматель — родственник Селякова?

— Ну, как сказать. Муж его сестры, с которой он развелся лет десять тому. Это родственник?

— А как вообще клубная жизнь в Устюге? Сколько ночных клубов?

— Два. Еще «Дежнев» есть. Он принадлежит областному депутату Тельтевскому.

— Хорошо, я смотрю, у вас живут депутаты. И говорят, что в ночных клубах у вас процветает наркоторговля.

— Да ну! Не могу сказать, что это зло миновало наш город, но в принципе ситуация с распространением наркотиков в Устюге более-менее благополучная. Тут и наркоконтроль, и ОВД хорошо работают, и географическое положение нам помогает. Устюг — город удаленный и тупиковый с транспортной точки зрения. Вот недалеко Котлас — большой железнодорожный узел, там гораздо хуже. Да и уровень жизни у нас не способствует этому делу.

— А из Котласа не везут к вам?

— Бывает. Отслеживаем и пресекаем. Тут, скорее, обратная ситуация, устюжане чаще в Котлас ездят, там город побогаче и ночных клубов побольше.

— А что, Устюг — бедный город?

— Скажем так, небогатый. Зарплата в 12-15 тысяч считается очень неплохой. Цены на продукты выше процентов на 20 по сравнению с Вологдой, коммунальные тарифы очень высокие.

— Насколько?

— Самые высокие в области. Они выше, чем даже в Москве и Санкт-Петербурге. За однокомнатную квартиру люди платят по 4-5 тысяч рублей в месяц, за трехкомнатную — по 7-8.

— Это не из-за концессии вашей?

— Возможно.

— Про концессию расскажите поподробнее, пожалуйста.

— Раньше в городе было ООО «Электротеплосеть», которое арендовало у города сети и котельные, в которые вкладывались бюджетные деньги. Руководил этим предприятием Николай Гладышев и был его совладельцем. Потом он стал главой города, и в 2010 году все это городское имущество передал по договору концессии этому же предприятию, которое он ранее возглавлял.

— Какая прелесть! И каковы условия этой концессии?

— ООО получило имущества на несколько сот миллионов и должно 1 миллион рублей в год даже не платить городу, а вкладывать в реконструкцию оборудования. Причем этот миллион находится в тарифе для жителей города.

— А расторгнуть концессию не пробовали?

— Я знаю, что городские депутаты обратились в прокуратуру и суд с требованием расторгнуть этот договор. Но в этом вопросе нельзя пороть горячку, нужно все изучить и просчитать.

— А что у вас с домами для погорельцев с улицы Гледенской происходит?

— Грустная история. Погорельцы не попадают в категорию людей, которым государство бесплатно предоставляет жилье. Они имеют право только на 200 кубов леса. Этого в принципе хватит на строительство дома, но эта древесина растет в лесу, ее нужно срубить, привезти, распилить... А в этих домах жили в основном пенсионеры и бюджетники. Но даже в этом случае понятно, как нужно действовать, если дом индивидуальный. Но у нас-то были многоквартирные. Как объединить людей и их кубометры на одном земельном участке? И люди больше года ходили по разным кабинетам и не могли понять, как им действовать.

— И как?

— Мы нашли единственный вариант — создать ЖСК, куда погорельцы внесли свой лес и которое заключило договор со строителями. Начали строить весной, скоро под крышу подведут.

— Замечательно, но почему погорельцы вносят еще и деньги?

— С момента создания ЖСК мы уже не имели никакого права вмешиваться в их деятельность. Я просто знаю ситуацию, потому что старался контролировать решение вопроса с погорельцами. Они не захотели деревянный дом, они захотели кирпичный. Это намного дороже, и со строителями еще же нужно рассчитаться. Тогда решили сделать в доме больше квартир, чем было, чтобы продать их. Все равно не хватало денег. И в конце концов они договорились со строителями, что каждый собственник доплачивает еще по 5 тысяч рублей за квадратный метр в рассрочку.

— Это не мало в такой ситуации. А сколько в городе новое жилье стоит?

— Около 30 тысяч за метр квадратный. Я понимаю, что для многих погорельцев такие платежи — это большая сумма. Но это было их решение.

— А строит этот дом предприниматель Ольга Можаева?

— Есть такая. Она лет 15 была правой рукой одного известного нашего бизнесмена. Недавно решила заняться собственным бизнесом. Что-то у нее получается, что-то не очень. Очень надеюсь, что с домом для погорельцев у нее все получится.

— Но она замешана в коррупционных схемах при ремонте центральной районной больницы.

— Если и замешана, то следствие разберется. А оно, насколько я знаю, идет. Но на ремонт ЦРБ деньги выделялись не из районного бюджета, а из областного. Мы, конечно, следим за этой ситуацией, но повлиять на нее не можем ни с какой стороны.

— А как так случилось, что вы потеряли 152 миллиона рублей федеральных денег на переселение из ветхого и аварийного жилья?

— Долгая история. В вашей газете она была описана достаточно подробно. Это программа городская, ее проводит администрация города уже несколько лет. Переселили уже много домов.

А в этот раз сошлось несколько факторов. Сначала была ошибка департамента строительства, который не включил 5 тысяч квадратных метров в программу, и представители города год метались между Москвой и Вологдой, чтобы это исправить. Потом один застройщик выиграл конкурс, полгода готовился, но отказался. Потом с другим такая же история. А третий оказался с поддельной банковской гарантией. Это выяснила городская администрация.

— Так они молодцы получается. А возможно в следующем году все-таки получить эти деньги?

— Возможно. Мы с Олегом Александровичем Кувшинниковым говорили по этому поводу. Ведь программа-то у нас готова.

— А на кого Кувшинников гневался из строителей, говорил, что запомнит и руки не подаст?

— Я так понял, что на последнего участника, из-за которого все и сорвалось.

— Много ветхого жилья в городе?

— Очень много. В центральной части каждый первый дом — памятник архитектуры, а каждый второй — в очень плохом состоянии. Беда еще и в том, что многие такие дома — коммунального типа. И по одному закону мы должны предоставить жильцам такое же количество квадратных метров, какое они занимают, а по другому — должны дать им полноценное жилье, а не комнату в коммуналке.

— Это та коллизия, из-за которой пострадал Горобцов?

— Да, похоже.

— Вам еще выделили 27 миллионов рублей на детские садики. Сумма-то небольшая, как справитесь?

— Это деньги не на строительство, а на организацию новых мест в двух зданиях, которые у нас уже есть. Поэтому должно хватить. Вот у нас закрылся Дом ребенка. 4 здания 1917 года постройки. Но в хорошем состоянии. Так мы туда за два года постепенно вложили около 2 миллионов. Родители активно помогали в ремонте. И сейчас уже туда ходит 75 ребеночков.

— Это я спрашиваю потому, что у вас ведь не так давно детский сад был куплен за 140 миллионов.

— Да, была такая история. Предприниматель купил у города незавершенное строительство за 7 миллионов, сделал ремонт и...

— Подождите, купил за 7, а продал за 140? Ничего себе! И вы купили?

— А куда деваться? Была договоренность с прежним руководством, было финансирование из областного бюджета. Да и детский сад городу был нужен позарез. Когда я стал главой, он уже был открыт.


* * *

Через пару часов после интервью, сидя в уличном кафе, я снова увидел Хабарова. Он был в другой рубашке и без галстука. Я махнул ему рукой, а он, скользнув по мне неузнающим взглядом, пошел дальше. И я понял: чтобы отличать Игоря Михайловича от Федора Михайловича, нужно жить в Устюге долго.

Беседовал Роман Романенко

Тэги: Хабаров Игорь*, Великоустюгский район**

Ваш любимый телепроект дом - 2? Хотите знать абсолютно все дом 2 новости и слухи? Предлагаем вам посетить сайт dom2.tv и перед вами откроется всё самое интересное о доме 2. Вас это очень заинтересует!

198
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.