Человек леса

№37 (934) от 21 сентября 2015 г.

Виктор Грачев знает о лесных проблемах не понаслышке. | Фото из архива «Премьера»

Доктор экономических наук. Почетный доктор Санкт-Петербургской лесотехнической академии, Московского государственного университета леса и Брюссельского университета. 14 лет Виктор Грачев возглавлял Департамент лесного комплекса Вологодской области.

За эти годы объем товарной продукции в отрасли увеличился в 10 раз. Только за первую десятилетку объем инвестиций в лесопромышленный комплекс Вологодчины составил более 20 млрд. рублей.

Сегодня Виктор Грачев работает в Москве. Возглавляет некоммерческое партнерство «Лесной союз» и отстаивает интересы лесников в Общественной палате России.

— Виктор Васильевич, в зрелом возрасте вы резко изменили свою жизнь, сменив не только работу, но и регион. Как приняла столица?

— Да, я поменял место работы, но не более того. Вологда была, есть и будет моей родиной. Я по-прежнему на острие всех лесных проблем, только повседневное напряжение несколько спало. Плюс работа в столице заставила переоценить и переосмыслить собственный опыт и знания. «Лесной союз» — это все-таки иные обязанности, чем управление лесами на региональном уровне. Есть возможность высказывать свои предложения в Правительстве, Государственной Думе, Совете Федерации.

С другой стороны, в Москве приходится решать в основном теоретические или дискуссионные вопросы, а я — практик. Поэтому отстаиваю позицию лесников с учетом конкретной работы в Вологодской области и тех научных знаний, которые я параллельно приобрел.

— Виктор Васильевич, в прошлом году Вы вошли в состав Общественной палаты России. Нашли себя в этой структуре?

— Избрание все-таки было не случайным: 37 тысяч человек поддержали меня в интернет-голосовании. Кстати, до этого ни одного лесника в Общественной палате не было. Конечно, не всегда удается высказаться, но в последний раз свои предложения передал лично Владимиру Путину.

Считается, что в лесе все разбираются хорошо, как и в медицине, но нам-то нужна конкретика. Возьмите лесные пожары. Спрашиваю, сколько и какой техники вы получили за последние годы и на какую сумму? Примерные цифры я знал, потому что наша область получала в 2011-2012 годах порядка 250 миллионов, а всего по стране было выделено 10 миллиардов рублей плюс субвенции — еще 32 миллиарда. Это достаточно, это много! Почему же сегодня такая аномальная ситуация с лесными пожарами в районе Байкала, Бурятии?

— И почему?

— А потому, что подходы нужно менять. Доказано, что каждый рубль, вложенный в профилактику, экономит 10 рублей на тушении пожаров. Поэтому нужен настоящий, неформальный лесной план по профилактике, предотвращению и тушению пожаров.

Система предупреждения должна начинаться от школьных лесничеств и заканчиваться противопожарными разрывами, минерализованными полосами и, конечно, информационной работой.

Или возьмите методику тушения. Рослесхоз выделил 60 миллионов. Ну, по телевизору хотя бы не показывали, как МЧС льет сотнями тонн воду в центре лесного пожара. Это — дикость, это — глупость безумная! Когда дом горит, да, в центр, а здесь надо отбивать кромку зеленых насаждений, чтобы пожар дальше не перекинулся.

— Регион был одним из самых активных разработчиков Лесного кодекса. Когда он был принят, многие наши соседи ликвидировали лесхозы, а мы их у себя сохранили. Это было интуитивное решение?

— Выстраданное. У нас модно заниматься реформами. Но я еще не видел и не слышал, чтобы кто-то за последнее время отчитался за их последствия. Когда подошло время выполнять вторую часть кодекса, голова крепко болела. Но абсолютное большинство регионов пошло на этот шаг, и лесхозы ликвидировали.

А что такое лесхоз? Там пусть даже изношенные, но средства производства, лесопосадочное оборудование и прочая, прочая... Автомобили, теплицы, питомники, как же их разрушить? А самое главное, кадры! С ними как быть?

…Сейчас да, многие спохватились. Но попробуйте восстановить эту сферу, особенно с учетом демографической обстановки, когда сельское население всего 32%. Это будет очень непросто.

— Часто слышим, что наши лесопользователи — чуть ли не варвары, в области постоянно идет борьба с «черными лесорубами». Но так ли все плохо на самом деле?

— Проблема незаконных порубок была всегда. Лес и общество — неразделимые структуры. Для того чтобы искоренить «черных лесорубов» одними запретительными методами, штрафами или уголовными делами не обойтись. Прежде всего нужно дать возможность максимального доступа в лес тем людям, которые остались без работы. Что еще в районах делать?

Неотвратимость наказания для «черных лесорубов» — это тоже важно. Но посмотрите, сколько сегодня оформлено протоколов, а сколько дел доведено до суда? Десятая доля.

— Впереди 20-я юбилейная выставка «Российский лес». В начале пути это была простая биржа сырья: нам нужны были новые рынки сбыта. Затем выставка помогла отрасли не только выжить, но и заявить о себе на всю Россию и страны зарубежья. Сегодня есть перспективы у «Российского леса»?

— Если вспомнить время 90-х, был полнейший коллапс: безработица, неплатежи, голодовки. И когда был образован департамент, куда я пришел, многие специалисты разводили руками, мол, ничего не сделать. Но мы рискнули.

Многое было сделано по технике. А сегодня, когда у лесной экономики устойчивый характер, когда проблемы, которые есть в регионах, однотипные, надо просто искать новые подходы, отслеживать сегодняшние процессы.

Перспективы у «Российского леса» есть. Мы их обсуждали в этом году с руководством департамента. Посмотрите на Белоруссию, как мощно там сейчас развита материальная база для производства лесной техники, а ведь 20 лет назад не было ничего! И думаю, изучение белорусского опыта будет полезно всем, а выставке добавит международного авторитета, соответствующего ее статусу.

Еще одно направление — это кадры и развитие высшей школы, которая готовит специалистов для лесной отрасли. Вот и надо собрать в Вологде ведущий ректорат из Москвы, Новосибирска, Сыктывкара, Воронежа, Архангельска, Марий Эл, чтобы все детально и конкретно обсудить. Это не только уместно, но и необходимо.

Марина Липина

190
0
Похожие статьи
  • 28 августа' 18 | Театр

    Новый художественный руководитель Вологодского театра приступил к исполнению обязанностей.

    922
    3
  • 05 июня' 19 | Культура

    Вологодский Камерный драматический театр в мае отметил своё 20-летие. Если в момент создания он был совершенно новым явлением для Вологды, то сегодня без него культурную жизнь города невозможно представить. Как театр проходил становление и что его ждёт в будущем в связи с переездом в новое помещение? Об этом нам рассказал художественный руководитель театра Яков Рубин.

    99
    0
  • 27 февраля' 19 | Культпросвет

    В каких отношениях находятся между собой вологодские музеи и Русская православная церковь? Вредит ли фестиваль «Голоса истории» зданиям кремля?

    156
    0
  • 30 января' 19 | Культура, Люди

    Мало кто знает, но Бабушкинская библиотека — одно из самых больших в России региональных собраний книжных памятников, настоящая сокровищница уникальных старинных изданий. А их главным хранителем является руководитель сектора редких книг Наталья Фарутина.

     

    169
    0
  • 06 февраля' 19 | Культура

    Почему жители одной деревни, как правило, дальние родственники друг другу? Имеет ли население восточных районов Вологодчины польские корни? Кто из вологжан является потомком обрусевших калмыков? На вопросы «Премьера» отвечает заместитель директора Государственного архива области по научной работе Илья Кузнецов.

    810
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.