Выброшенная жизнь

№24 (972) от 21 июня 2016 г.

Награды ветерана оказались на свалке. | Фото Марии Борисовой

Вещи ветерана лесного комплекса, по иронии судьбы, оказались выброшенными на незаконную лесную свалку.

«От трусов до мебели — всё вывезено в лес. Медали «Ветеран труда», «50 лет Победы», «Ударник девятой пятилетки», памятные знаки, книги, открытки от родных, документы и письма — вся жизнь Чистяковой Глафиры Михайловны — труженицы тыла и просто хорошей, доброй женщины свалена в гниющую кучу. Сделали это не чужие, купившие дом, а родственники. Это им «хлам» не нужен», — написала в своем блоге вологодский журналист Мария Борисова, случайно обнаружившая свалку в лесу.


Вещи с историей

Свалка с вещами была обнаружена в Сокольском районе, неподалеку от деревни Большой Двор. Помимо документов и наград, на помойке оказались книги. Причем непонятно, почему их обязательно нужно было выкинуть, а не сдать, к примеру, в библиотеку. И вопрос тут не в расстоянии: от бывшего дома пенсионерки Глафиры Чистяковой что до места свалки, что до библиотеки ехать примерно одинаково по времени, но до библиотеки, пожалуй, дорога получше будет.

«Книга на помойке — это мой пунктик. Кто-то мимо котенка облезлого пройти не может, а я книги помоечные оставить не могу, — рассказывает Мария. — Книги мы собрали. Интересно, что дождь шел в выходные, а они почти не пострадали, даже намокли не все, значит, выкинуты недавно. Диккенс, Белов, бедная «Каренина» — много-много всего».

По выкинутым вещам стало ясно, что все они принадлежали одному человеку. Причем по ним «считывалась» и биография Глафиры Михайловны, и образ ее жизни. Мусор словно «свидетельствовал» о непростой судьбе одинокой бабушки. «Кровать, столы и стулья, резиновые сапожки, кирзовые сапоги, одежда, пузырьки и банки под закатки, пакет с пакетами из-под молока и сметаны (в них удобно выращивать рассаду), запечатанный рулон старых обоев, целая связка выкроек, подписанных карандашом: «платье Светы», «платье Маши», — перечисляет Мария Борисова.

И, конечно, обнаружились те милые сердцу каждого человека вещи, которые все мы храним годами. «Из большого пакета торчит пакет с открытками. Он совсем не пострадал и, похоже, в нем хранили самое дорогое — письма, поздравления от родных», — рассказала в блоге Мария Борисова. В этом же пакете оказались фотографии (но снимков самой Глафиры Михайловны среди них нет), СНИЛС, награды, в том числе удостоверение к медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» (самой медали нет), страховая книжка «Госстраха» от февраля 1942 года.

Выброшены были и мебель, и одежда, и книги, и личные вещи Глафиры Михайловны. | Фото Марии Борисовой


Жизнь для людей

«В тот вечер мы думали-гадали, как же так? Пришли к мнению, что дом был куплен, а чужие люди не стали искать родственников и просто вывезли Глафиру Михайловну в лес», — такой первоначальный вывод сделала Мария Борисова.

Но впоследствии оказалось, что дом купили не чужаки, он достался родственникам старушки. Они-то и затеяли ремонт, а все «ненужное» вывезли на помойку. Журналисты Надежда Демидова и Мария Борисова попытались связаться с наследниками Глафиры Михайловны, но те не пошли на контакт. Лишь односельчане и заведующая местной библиотекой поделились очень теплыми воспоминаниями об умершей женщине.

Выяснилось, что Глафира Михайловна родилась в 1922 году в Большом Дворе и никогда надолго не покидала своей деревни. В годы войны работала в колхозе, а после и до самой пенсии в— «Лесбумдревпроме» в Соколе. Путь на работу и обратно — пешком: каждый день в кирзовых сапогах семь км туда и столько же обратно. «Глафира Михайловна никогда не была замужем и детей не имела, а жила всю жизнь в этом доме с сестрой — инвалидом детства. Умер брат, умерла она, умерла сестра, с которой жили, а год назад еще одна сестра — последняя из Чистяковых. Остались дети сестры — племянники, вот они-то и решили этот дом под дачу свою переделать», — выяснила Мария Борисова.

Надежда Чебокранова, заведующая библиотекой в соседней деревне Обросово, рассказала, что хорошо помнит Глафиру Михайловну. «Была она человеком добрым и очень набожным. Даже передала библиотеке фотографию часовни, которая когда-то тут у нас стояла», — говорит Надежда Николаевна.


«Не по-христиански»

К слову, во всей окрестности только у верующей Глафиры Михайловны, всю жизнь отдавшей работе и сестре-инвалиду, во дворе росла красная верба (не ива, а именно верба). К этому дереву перед вербным воскресеньем шли крестьяне из всех соседних деревень. И Глафира Михайловна никому не отказывала, разрешала веточки брать. Местные жители теперь горюют: красную вербу родные Глафиры Михайловны спилили...

Дом Глафиры Михайловны осиротел без красной вербы (пень от вырубленного дерева виден справа). | Фото Марии Борисовой

«Очень расстроились жители деревни, с которыми мы говорили, заведующая библиотекой Надежда Николаевна, когда узнали, что награды и вещи бабушки не хранятся в семье, не отданы, а выкинуты как хлам. И еще сильнее всем жаль этого дерева. Как символ оно у них было. Часовни давно нет, а дерево это красное много лет стояло. Новым жильцам оно загораживало вид из окна», — пояснила Мария Борисова.

Формально никакие законы тут не нарушены — новые хозяева имели право спилить дерево на своем участке, имели право не хранить ненужные им вещи. Но деревенская община оценила случившееся коротко и ёмко — «не по-христиански». Точнее, чем народная молва, которая смотрит не на формальности, а на суть дела, тут и не скажешь.

Книги журналисты решили высушить и передать в библиотеку в Обросово, где Глафиру Михайловну вспоминают добрым словом. Награды ветерана лесного комплекса будут приняты на хранение в «Музей леса» в Вологде (он расположен на Горького, 86а, экскурсии там проводятся по предварительной договоренности).

Любая неразрешенная свалка в лесу — это нарушение закона. Ирина Бородина, прокурор Череповецкой межрайонной природоохранной прокуратуры, пояснила, что Сокольский район не входит в подведомственные им территории, но тем не менее у всякого земельного участка есть хозяин. Прежде всего необходимо выяснить, кому принадлежит земля, где была устроена свалка. Если это земли лесного фонда, то вступает в действие часть 2 статьи 8.31 КоАП РФ «Нарушение правил санитарной безопасности в лесах». За это для граждан предусмотрен штраф от 2000 до 3500 рублей. Редакция «Премьера» намерена написать соответствующее обращение в Департамент лесного комплекса Вологодской области. А пока департамент комментирует ситуацию так:

«Практически все свалки организуются жителями близлежащих населенных пунктов или дачниками. Незаконное размещение свалок приводит к ухудшению санитарного состояния лесов, создает повышенную угрозу санитарной безопасности. Кроме того, мероприятия по рекультивации свалок влекут достаточно серьезные финансовые затраты из бюджета.

В целях выявления виновников несанкционированного размещения бытовых отходов лесными инспекторами Департамента лесного комплекса области проводится патрулирование территории лесного фонда, прилегающей к населенным пунктам. Лица, виновные в незаконном складировании отходов, будут не только привлечены к административной ответственности в виде штрафа до 500 тыс.руб., но и обязаны будут возместить 5-кратный размер затрат, связанных с очисткой территории и приведением её в состояние, пригодное для дальнейшего использования».

Мария Борисова, Надежда Демидова, Наталья Мелёхина

131
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.