Город для первых шагов

№28 (976) от 19 июля 2016 г.

Дмитрий Шеваров. «ВОЛОГОДСКАЯ ТЕТРАДЬ». Издательство «Древности Севера», 2016 год. | Фото с сайта cultinfo.ru

Эта книга — признание в любви к Вологде, тонко и глубоко прочувствованное. И в то же время — это еще и признание в любви к стране, частью которой является наш город.

«Вологодская тетрадь» не однородна по жанровому наполнению. В ней можно найти очерки, письма, миниатюры, рассказы, мемуары, критические заметки. Не случайно в названии используется слово «тетрадь» — да, это именно тетрадь, то есть сборник текстов разных лет и разного жанра. Но книга удивительно целостна. По сути, Дмитрий Шеваров объединил все тексты в одно произведение с помощью общей тематики, идейного пласта, а также с помощью общего для всей книги ностальгического настроения.

Первый раздел — «Колыбельная для маленького города» — самый трогательный. В нем опубликованы произведения, посвященные детству автора. «Я застал Вологду травяной, сплошь деревянной, с бытом скорее сельским, чем городским. Как я сейчас понимаю, такой город лучше всего подходит для первых шагов по земле», — пишет Дмитрий Геннадьевич. В Вологде он воспитывался у бабушки Таисии Степановны и дедушки Николая Фроловича. В это время родители автора жили на Алтае.

Особое наслаждение — читать выдержки из писем, которые Николай Фролович писал родителям маленького Димы. Они датированы 1966-1967 годами. В этих отрывках отразилась история Вологды, а вместе с ней история страны. Тут и строительство бассейна «Динамо», и легендарный хоккейный матч «Спартака» и Канады, и гибель космонавта Комарова, и суровые вологодские зимы, и съемки в Вологде картины «Дядюшкин сон»... Дмитрий Шеваров таким образом скомпоновал эти маленькие эпистолярные кусочки, что получился своеобразный «дневник в письмах», а по сути дневник эпохи оттепели.

Во второй части — «Прежние места» — собраны в основном произведения о тонкой палитре переживаний в любви, а также о радости отцовства. Кстати, редчайший в современной литературе случай, когда переживания, связанные с появлением в семье детей, описывает автор-мужчина. В третьем разделе — «Люди Рождества» — опубликованы очерки о вологжанах, в том числе о литераторах от Батюшкова до Башлачева. Тексты, посвященные поэтам и прозаикам, порой содержат и критические заметки об их творчестве, что только добавляет им ценности.

Отдельного упоминания заслуживают богатый лексикон и яркая образность, особенно в первом разделе книги. Вот для примера маленький фрагмент текста «Бродяги осени»: «Вечером небо набрякло. Листья сбились в стаи и гнались за мной по бульвару, а, догнав, валились на спину. В портфеле я нес на кружок папиросную бумагу для крыльев планера. Ветер, хитро задувая в портфель, шевелил бумагу, и она шуршала и ныла, как живая». «Небо набрякло» — этот великолепный глагол, «набрякло», так редко употребляется сейчас в повседневной речи!

По оформлению «Вологодская тетрадь» — это, скорее, альбом, чем тетрадь, так много в книге использовано архивных фотографий. Сотрудник «Древностей Севера» Ангелина Бобкова, занимавшаяся подбором фото, фактически стала «соавтором» Дмитрия Шеварова, поскольку текст и снимки составляют единый монолит.

Наталья Мелёхина

101
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.