Битва за душу

№30 (978) от 2 августа 2016 г.

Николай Досталь болеет Вологодчиной, считая наш регион особенным местом. | Фото с сайта vologda-portal.ru

Кинорежиссер Николай Досталь презентовал новый фильм «Монах и бес» дважды — в Вологде, на кинофестивале Voices, и в Кирилло-Белозерском музее-заповеднике, где проходили съемки картины.

Картину «Монах и бес» критики назвали одной из самых злободневных кинолент.

Сюжет фильма прост. Когда монах Иван появляется на пороге монастыря первой половины XIX века, сбивая с себя огонь, настоятель понимает, что привычный уклад жизни будет нарушен. Игумен выбирает для монаха сложные послушания, и со всеми испытаниями Иван справляется мастерски. Даже царь Николай I был восхищен его находчивостью и прозорливостью. Настоятель отправляет Ивана на одиночное поселение, тогда и выясняется, что в монаха вселился бес по имени Легион. Так началась битва за душу...

Фильм, проект которого вынашивался четыре года, называют актуальным за его притчевый характер, живые и полные юмора диалоги. И несомненно, что многие из них вскоре разлетятся на цитаты. Знаменитый сценарист Юрий Арабов («Орда», «Фауст», «Чудо», «Мать и сын») сумел создать особый язык картины: «Бог строит церковь, а чёрт пристраивает часовню», «Вера — вот чем человек жив», «Не всё свято, что в книгу вмято», «Не любите, и не любимы будете». Многие из прибауток находил сам Николай Досталь, который по ходу добавлял их в сценарий.

«Монах и бес» — картина, которую кинорежиссер, известный фильмами «Штрафбат», «Маленький гигант большого секса» и другими, вновь снял в Вологодской области. Напомним, что это уже четвертая авторская картина, съемки которой проходили в нашем регионе. Вслед за «Мелкий бесом», «Завещанием Ленина», «Расколом» Николай Досталь обратился к вдохновляющей его натуре — к Кириллову, Ферапонтову и Семенкову…

В интервью различным СМИ Николай Николаевич всегда прославляет Вологодскую область и делает это не ради красного словца. Съемки давно позади, а он продолжает приезжать на отдых в Кириллов. Так было и в этом году. Весь июль кинорежиссер с супругой провел в доме друзей. «Прекрасные озера, природа. И главное, тишина. Без Интернета, телевидения, буду читать, ходить на рыбалку», — планировал во время Voices мастер.

Но неспешный отдых Досталь все же прервал на презентацию новой картины на кинофестивале Voices, которая состоялась в Вологде сразу же после показа на Московском кинофестивале («Монах и бес» стал единственной российской картиной, представленной в конкурсной программе 38-го ММКФ), а повторилась 19 июля в Кириллове. Именно территория Кирилло-Белозерского музея-заповедника уже во второй раз стала съемочной площадкой для фильма известного российского режиссера.

Предваряя просмотр, Николай Николаевич сердечно поблагодарил всех, кто помогал в создании киноленты, в том числе и директора музея-заповедника Михаила Шаромазова, и ответил на ряд вопросов зрителей.

— Почему вы снимаете ваши фильмы именно в Вологодской области?

В главной роли в фильме — актер театра «Сатирикон» Тимофей Трибунцев, который снимался у мастера в «Штрафбате», «Завещании Ленина» и «Расколе». | Фото с сайта kinopoisk.ru

— Лучше начать разговор со съемок «Мелкого беса». Мы искали что-то сохранившееся, город начала XX века. И именно в Вологде оказалось больше деревянных домиков, церквушечек, поэтому мы и остановились, выбрав именно ваш город. Надо сказать, что, на мой взгляд, город не изменился в худшую сторону: деревяшечки сохранились и даже стали более благоустроенные. Например, я приехал в гостиницу, и снаружи это — деревянный домик, а внутри все в стиле хай-тек, номер открывается карточкой… В общем, это отличный вариант сохранения деревянных домов. А еще Вологодская область мне близка тем, что я теперь отдыхаю в районе Кириллова, там, где Ферапонтов монастырь, и этой традиции изменять не намерен. В этих местах есть особый магнетизм!

— Как вы определяете жанр картины?

— Это не комедия. Но мы хотели о серьезном и о важном сказать с улыбкой, может быть, даже с иронией. Мне ближе жанр трагикомедии. Сейчас его называют и фантастикой, и религиозной сказкой. Сценарист фильма Юрий Арабов хорошо сказал двумя словами, о чем картина: «Может ли бес стать человеком? А черт его знает!» Хотя, конечно, фильм не только об этом. Он о христианском мире, о любви к человеку, к Всевышнему, это православное кино, но оно не по заказу РПЦ.

— Николай Николаевич, вы представили фильм на Московском кинофестивале. Расскажите, как отреагировали на картину жюри и публика?

— Аудитория воспринимала его хорошо, картине дали приз зрительских симпатий и приз Федерации киноклубов как лучшему фильму программы. Но официальное жюри нас как бы не приметило. Впрочем, у одной из моих картин «Петя по дороге в Царствие Небесное» уже есть «Золотой святой Георгий», а второго не досталось. Конечно, картина от этого лучше не станет. Но награда — невредная вещь, чтобы потешить самолюбие ее создателей. Думаю, что вручение приза зрительских симпатий хорошо скажется на прокате, который начнется 8 сентября в кинотеатрах страны. Когда мы показывали картину в Москве, в кинотеатре «Октябрь» был полный зал и живая адекватная реакция.

— А в чем была сложность создания фильма? Привлекали ли вы экспертов со стороны Церкви? А если да, почему не указали их имена в титрах?

— Мы давали читать сценарий представителям Церкви, я делал это с трепетом и тревогой, но они отозвались позитивно. Мы не стали указывать их имена, чтобы в любом случае претензии были к нам. В сериале «Раскол», кстати, мы поступили так же.

История Ивана имела место в житиях и фольклоре. Я прочел, что в Нило-Сорской пустыни жил Иван Семенович Шапошников, послушник, очень праведный человек. Он явился одним из прототипов главного героя картины. Также есть житие Ивана Новгородского XII века.

Там написано, как монах поймал в рукомойнике беса. Тот взмолился: «Отпусти». Монах сказал: «Отпущу, если меня свозишь в Иерусалим». Тот его за одну ночь туда и обратно свозил, но стал подбрасывать монаху всякий «компромат», бражку, например. И монахи связали Ивана Новгородского, положили на плот и в речку отпустили, а плот поплыл против течения. Монахи — на колени. Впоследствии он стал архимандритом и святым. Мощи этого святого теперь покоятся в Софийском соборе в Великом Новгороде. Юрий Арабов переплел кусочки из различных историй, внедрил туда Николая I с Бенкендорфом, и получился отличный сценарий…

Я не считаю себя воцерковленным человеком, но я православный и крещеный. Честно говоря, нам хотелось, чтобы фильм был обращен больше к молодежи. На картине написано для проката «12 плюс», но когда делаешь, думаешь именно о молодежи, именно им думать, соображать, любить. Хотелось, чтобы они приняли картину с интересом и с любопытством.

— Довольны ли вы результатом?

— Да, хотя процесс создания был очень сложным. Сценарий был написан в 2012 году. А сам фильм закончен в 2015-м. До этого я выжидал, собирал деньги, у проекта изменился продюсер. Спасибо Всевышнему, что продюсер Игорь Толстунов, руководитель студии «Профит», взялся со мной за этот проект и довел его до конца.

Ведь ситуация в нашем кино не очень хорошая. Говорят, что российское кино возрождается, но на самом деле «булькает», оно на плаву, но прироста нет. Вот объявили Год кино, но я не вижу перспектив из-за проблем с финансированием. Я бы хотел обратиться к властям: пожалейте календарь, то Год литературы, то Год кино… Это просто выброшенные бюджетные деньги, лучше бы их отдали на печать книг или на съемки картины. Трудно отечественное кино снимать и пробиваться с ним на экраны. Государство дает на производство фильма только 50 %, а то и меньше. Нужно искать небюджетное финансирование, но кто даст такие деньги на кино? В банке брать под проценты? А вернет ли прокат эти деньги?..

— Николай Николаевич, а сколько нужно денег, чтобы снять хороший фильм?

— Если говорить про наш бюджет, у нас было 120 миллионов рублей. Государство дало 50 миллионов, остальное искал продюсер. Я считаю, что это не очень правильное финансирование, когда всем сестрам по серьгам. Это совковая система. В итоге всем дают по 50%, а половина картин не может найти деньги, съемочные группы простаивают или даже возвращают деньги обратно.

Лучше бы дали 90 или 100 %, и пусть я не окажусь в этом числе, но другие люди точно снимут картину, и с них будет спрос. А у нас отчитываются перед Владимиром Владимировичем, что все хорошо, деньги распределены, а в итоге картины не снимаются.

Я говорю сейчас не о качестве картин, а о кинопроизводстве. Увы, но спонсор даст деньги на фильм, только если в сюжете фильма, как сказал один журналист, подвиг или ржачка.

Как они могут дать деньги моему фильму, если, по словам кинокритиков, у меня «ни туда ни сюда». И в этом есть доля правды.

Марина Чернова

129
0
Похожие статьи
  • 30 января' 19 | Люди

    Череповецкий учёный Андрей Барков открыл новый минерал — огнитит.

    241
    0
  • 06 февраля' 19 | Культура

    Почему жители одной деревни, как правило, дальние родственники друг другу? Имеет ли население восточных районов Вологодчины польские корни? Кто из вологжан является потомком обрусевших калмыков? На вопросы «Премьера» отвечает заместитель директора Государственного архива области по научной работе Илья Кузнецов.

    836
    0
  • 22 мая' 19 | Медицина

    К здоровому образу жизни чаще всего человека побуждает болезнь.

    125
    0
  • 27 февраля' 19 | Персона

    Суды Вологодской области рассматривают всё больше «рутинных» дел, и задача законодателей — разгрузить их от этого, считает председатель Вологодского областного суда.

    482
    0
  • 13 июня' 19 | Реклама

    К 180-летию со дня рождения Николая Васильевича Верещагина.

    119
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.