Без семьи

№43 (1196) от 3 ноября 2020 г.

Двухлетнего ребёнка хотят отдать на полгода в детский дом при живых родителях, не ограниченных в правах.

Вологжанин, у которого опека отняла маленького сына, почти месяц не может добиться справедливости и вернуть своего ребёнка обратно.

У двухлетнего мальчика есть и родители, и бабушки с дедушками, однако он в любой момент может быть отправлен в детский дом.

Житель областной столицы Александр узнал, что его сына Артёма увезли из квартиры сотрудники полиции, вечером 11 октября, когда находился на работе.

«Я много работаю: посменно, в режиме два дня через два, в одной из организаций, к тому же у меня есть собственный небольшой бизнес, — рассказал он «Премьеру». — Тёма в это время находится дома со своей матерью, моей гражданской женой Галей. Но у неё есть проблемы с психическим здоровьем (поставлен официальный диагноз), и иногда во время приступа болезни она может делать странные вещи. В тот день я работал допоздна, а у Гали, судя по всему, случился очередной такой приступ: как я понял, жена ходила по коридору и звонила в чужие квартиры, в результате чего соседи, знающие об особенностях её поведения, позвонили в скорую и полицию. Те приехали, увезли Тёму, и с тех пор я его больше не видел».

Борьба за сына

Мальчика временно поместили в детскую больницу на Пошехонском шоссе, где он до сих пор и находится под наблюдением специалистов городского Управления органов опеки и попечительства.

«Мне сказали, что у него на лбу якобы была ссадина, — говорит Александр. — Но мы никогда его не обижали, не применяли к нему никакого физического насилия, даже не ругали. Утром у него всё было в порядке. Возможно, он мог упасть или слегка пораниться».

Когда 12 октября мужчина пришёл в органы опеки с просьбой вернуть сына, ему отказали, потому что на тот момент он не был официально зарегистрирован как отец ребёнка.

«Я давно хотел зарегистрировать Артёма на себя, но жена попросила этого не делать, потому что так она сможет получать различные социальные льготы, и тогда я прислушался к её мнению, — объяснил наш собеседник. — Но теперь сразу же пошёл в загс и оформил отцовство. Однако сына мне всё равно не вернули — попросили показать им нашу квартиру, чтобы убедиться, что ребёнок живёт в нормальных условиях».

Александр послушался.

«Мы показали им квартиру, и они убедились, что там всё хорошо: сделан ремонт, хорошая мебель, есть вся бытовая техника, игрушки. Но Артёма всё равно не отдали — вместо этого меня попросили принести характеристику из полиции».

С характеристикой возникла проблема — выяснилось, что несколько лет назад, когда Александр был молод, сотрудники органов внутренних дел несколько раз заводили на него протоколы об административных правонарушениях, и, естественно, упомянули об этом в документе.

«Я жил на окраине, иногда выпивал с друзьями, и в то время меня действительно мог вечером задержать полицейский наряд, — обосновал нам этот факт сам вологжанин. — Но никаких судимостей у меня нет, сейчас я совершенно законопослушный гражданин и ничего не нарушаю, даже дороги не перехожу в неположенном месте».

Городские чиновники даже попросили Александра закодироваться, хотя алкоголь, по его словам, он употребляет крайне редко. Мужчина выполнил и это условие.

«Я готов на всё, лишь бы вернуть Артёма, — говорит он. — Закодируюсь, сделаю всё, что от меня требуют, лишь бы опять жить вместе с сыном. Я его очень люблю. Но недавно представители опеки заявили мне, что Тёму хотят отдать в детский дом на полгода».

Может быть

«Не хотелось бы комментировать эту ситуацию, пока вопрос находится в стадии решения, — сообщила нам юрист Наталья Овчарук, которая защищает права Александра. — Отмечу лишь, что ни отец, ни мать ребёнка не лишены родительских прав, а мальчик в данный момент находится в больнице».

«Данная ситуация находится на контроле у субъектов системы профилактики, — ответила «Премьеру» начальник службы по защите прав несовершеннолетних Управления опеки и попечительства города Вологды Лидия Филиппова. — Управлением будут предприняты все необходимые меры по защите прав и законных интересов несовершеннолетнего. Если в результате проведённой работы с семьей управление придет к выводу, что цели реабилитационной работы достигнуты и передача несовершеннолетнего законным представителям будет наилучшим образом соответствовать его интересам, несовершеннолетний может быть возвращен в семью».

«Сегодня органы опеки склонны перестраховываться, — пояснил нам вологодский юрист, попросивший не называть его фамилию. — Последние трагические инциденты с детьми, которые были отданы на опеку не тем людям — в частности, случай Стёпы Кукина, — привели к тому, что опека не настроена отдавать детей даже при малейших сомнениях в их дальнейшей судьбе».

«Верните сына»

О ребёнке, по словам нашего собеседника, в семье всячески заботились.

«Тёма расстраивался, даже когда я уходил в магазин, потому что ему со мной было хорошо. А теперь его, двухлетнего ребёнка, хотят отдать в детский дом при живых родителях только потому, что у матери есть психическое расстройство, — возмущён Александр. — Хорошо, не отдавайте Артёма ей, пусть он живёт не в её квартире в Водниках, а в квартире моих родителей, которая находится в микрорайоне ПЗ. Если не хотят отдать его мне, пусть оформят опекунство на мою маму, она согласна».

По мнению отца, городское Управление опеки и попечительства нарушает права ребёнка, поскольку за три недели, прошедшие с момента разлуки, ни разу не разрешило мальчику пообщаться со своими родными.

«Я выполнил все их условия, и на словах они уже не раз пообещали отдать мне Тёму, но на деле постоянно нарушают свои обещания,
— недоумевает Александр. — В пятницу, 16 октября, я хотел лечь к сыну в больницу. Позвонил врачам и спросил, можно ли это устроить? Мне сказали, что да. Но так и не положили: сначала сослались на коронавирус, а потом сказали, что органы опеки не разрешают.
То есть опека создаёт только видимость заботы о ребёнке, а на самом деле наносит ему психологическую травму. Я уже не знаю, что делать».

«Пожалуй, самое оптимальное решение в такой ситуации — это оформить опеку на бабушку, тем более что, как я понимаю, материальные и жилищные условия это позволяют, — считает вологодский юрист. — Главное, чтобы ребёнку было хорошо. А в детском доме ему одно-значно хорошо не будет».

«Я веду здоровый образ жизни, работаю, занимаюсь спортом, социально активен, — говорит наш собеседник. — Учился в училище, техникуме, имею незаконченное высшее образование. В 18 лет даже трудился педагогом-организатором и педагогом дополнительного образования. Создал и веду в соцсетях несколько сообществ: группу о культурных и спортивных событиях города, группу по поиску работы, группу о ремонте дорог. Все мои друзья и знакомые в шоке от такой ситуации, ведь я хороший человек. Верните мне, пожалуйста, моего сына».

PS: Благодаря вмешательству «Премьера» вологжанину вернули двухлетнего сына, которого отняла у него опека. «Я вернул Тёму. Он теперь дома, — сообщил нам Александр. — Вам спасибо, хотя мне говорили, что обращение в газету не поможет».

386
0
Еще статьи этого автора
Похожие статьи
  • 23 октября' 20 | Ситуация

    Вологжанка, опекающая свою недееспособную сестру-инвалида c детства, внезапно узнала, что задолжала Пенсионному фонду почти 250 тысяч рублей.

    742
    0
  • 11 декабря' 19 | Ситуация

    В Соколе родственники не могут поделить взятого под опеку шестилетнего ребёнка.

    230
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.