В Вологодской области в первом полугодии прекратили деятельность 546 тысяч индивидуальных предпринимателей.

Большая чистка

№33 (1237) от 24 августа 2021 г.

Смертность малого бизнеса в России достигла наивысших показателей за последние восемь лет. Об этом сообщает интернет-портал FinExpertiza. По данным Федеральной налоговой службы, с января по июнь 2021 года в нашей стране прекратили свою деятельность 546 тысяч индивидуальных предпринимателей – почти вдвое больше, чем за первые шесть месяцев 2020 года. Хуже дела обстояли только в 2013 году, когда рынок покинули 594 тысячи ИП.

Смертность малого бизнеса превысила его рождае-мость в подавляющем большинстве субъектов РФ. Бесспорными лидерами стали 10 регионов: Чечня, Дагестан, Чукотка, Приморье, Ингушетия, Камчатка, Сахалинская область, Москва, Санкт-Петербург и Подмосковье. Там предприниматели стали закрываться в 2,5 — 3,5 раза чаще, чем в прошлом году.

 

Многие предприниматели, закрыв деятельность ИП, стали самозанятыми. | Фотос сайта lenta.ru

Всё по закону

Впрочем, лишь 52 % бизнесменов прекратили свою деятельность по собственной инициативе. Почти все остальные оказались исключены из реестра индивидуальных предпринимателей по решению местных налоговиков, которые сочли их «мёртвыми душами».

Напомним, что, согласно поправкам в законодательство, вступившим в силу с 1 сентября 2020 года, Федеральная налоговая служба может вычеркнуть предпринимателя из реестра, если тот на протяжении последних 15 месяцев не сдавал отчётность или если срок действия его патента истёк более 15 месяцев назад, а по платежам остались долги.

«Масштабный рост закрытий ИП в первом полугодии 2021 года объясняется именно чисткой реестра от «брошенных» бизнесов. Волна исключений из ЕГРИП началась в ноябре 2020 года и завершилась к марту 2021 года, — подтвердили аналитики «ФинЭкспертизы». — Закрытия же по инициативе самих предпринимателей в целом остаются стабильными, и лишь в декабре 2020 года мы видим их двукратный рост, что можно объяснить желанием владельцев закрыть неприбыльный бизнес до конца года».
На Вологодчине ситуация аналогична общероссийской.

«По состоянию на 1 августа 2021 года количество зарегистрированных индивидуальных предпринимателей на территории Вологодской области составляет 25 801, — сообщили «Премьеру» в региональном Управлении Федеральной налоговой службы. — По сравнению с 1 января 2020 года численность зарегистрированных индивидуальных предпринимателей сократилась на 6 %, а по сравнению с 1 января 2019 года — на 19 %».

Главной причиной такого спада, по мнению налоговиков, стали изменения в законодательстве. Во-первых, УФНС стало активно пользоваться новыми полномочиями по «чистке» реестра и с 1 сентября 2020 года исключило оттуда 4 203 недействующих ИП. Во-вторых, 1 августа 2020 года на территории Вологодской области был введён налог на профессиональный доход. Он заметно ниже, чем налоги, которые традиционно платят субъекты малого бизнеса, а его плательщиком могут стать физические лица как зарегистрированные, так и не зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей.

С тех пор на уплату НПД перешли почти 8,5 тысячи вологодских бизнесменов, и часть из них — это как раз те, которые официально закрыли свой бизнес. Впрочем, на смену ушедшим пришли вновь зарегистрированные, что позволило частично нивелировать понесённые потери.

Без паники

«Однозначно на сокращение числа ИП повлияло введение налога на профессиональный доход для самозанятых. Это простой и удобный режим для микробизнеса, то есть для значительной части предпринимателей, — сообщила «Премьеру» Екатерина Краснова, исполнительный директор Вологодского регионального отделения «Опоры России». — Кроме того, налоговые органы убрали «мёртвые души» из реестра».

«Делать какие-либо категорические выводы об ухудшении ситуации в малом бизнесе, основываясь только на том, что у нас сократилась численность ИП, нельзя, — сказала нам уполномоченный по защите прав предпринимателей в Вологодской области Светлана Куликова. — У нас в стране изменилось законодательство, и сработал своеобразный «принцип сообщающихся сосудов»: часть индивидуальных предпринимателей стали самозанятыми. А ещё часть — тех, кто фактически прекратил свою деятельность, — «вычис-тили» налоговики, у которых с прошлого года появилась такая возможность. Поэтому нет никаких оснований кричать «Всё пропало» и впадать в панику».

Кроме того, уверена она, нужно учитывать меняющиеся экономические и даже демографические тенденции. «В некоторых отраслях происходят радикальные перемены, например, в торговле сегодня почти полностью господствуют розничные сети, а небольшие магазины повсеместно закрываются. Внедряются новые технологии, которые не требуют большого чис-ла работников, и владельцам бизнеса становится выгоднее получить статус самозанятых, — считает Светлана Куликова. — В конце концов, у нас стареет население, а значит, стареют и предприниматели, которые в определённый момент предпочитают уйти на заслуженный отдых».

По её мнению, для того, чтобы дать объективную оценку происходящему, следует прежде всего изучить экономическую статистику: «Если один субъект малого бизнеса произведёт товаров или услуг на 1 тысячу рублей больше, чем до него производили два, то это, безусловно, для области лучше, потому что увеличивается валовый региональный продукт. Поэтому надо смотреть на экономику в целом, как эти изменения сказываются на ней».

«Я что, дурак?»

«Объём поступлений по налогам и сборам, уплаченным индивидуальными предпринимателями, за шесть месяцев 2021 года составил 2 миллиарда 781,4 миллиона рублей с темпом роста 171 % (за шесть месяцев 2020 года поступили 1 миллиард 627,9 миллиона руб-лей), — сообщили «Премьеру в Управлении ФНС по Вологодской области. — В том числе поступления по упрощённой системе налогообложения увеличились в 1,7 раза, по налогу на доходы физических лиц — в три раза, а по патентной системе налогообложения — в 4,5 раза».

Впрочем, отметили налоговики, такой впечатляющий рост стал возможен по двум причинам. Во-первых, в январе–июне 2020 года налоговые поступления от бизнеса заметно сократились, поэтому в первом полугодии 2021-го попросту сработал «эффект низкой базы».

Во-вторых, в прошлом году многие субъекты бизнеса получили отсрочки по уплате налогов и авансовых платежей, а в этом они начали погашать свою задолженность. «Сложнее работать нам не стало. Конечно, пандемия привела к сокращению спроса, и это сказалось на показателях работы. Но, с другой стороны, мы получили поддержку от государства в виде льготных налоговых ставок, кредитов на заработную плату и т.д. Это нам помогло, — сказал «Премьеру» вологодский предприниматель Александр Ульянов. — Я не заметил какого-либо резкого сокращения числа индивидуальных предпринимателей. Думаю, что часть тех, кто закрыл ИП, просто стали самозанятыми, потому что так для них выгоднее».

«Статус самозанятого имеет серьёзные ограничения, поэтому далеко не все из тех, кто закрыл ИП, ушёл на самозанятость, — считает предприниматель Андрей Зимин. — Для большинства представителей бизнеса он не подходит: самозанятым нельзя заниматься производством, перепродажей и т.д. Этот статус сегодня подходит прежде всего для тех, кто оказывает какие-либо услуги самостоятельно или делает что-либо своими руками. Поэтому многие предприниматели ушли с рынка именно из-за того, что заниматься бизнесом им стало трудно и невыгодно».

«Стало сложнее по нескольким причинам, — согласна Екатерина Краснова. — Во-первых, малый бизнес не успевает за постоянными нововведениями со стороны государства: от маркировки товаров до отмены ЕНВД. Новым требованиям сложно соответствовать, а за нарушения приходится платить штрафы. Во-вторых, всеобщая цифровизация привела к тому, что предпринимателям приходится внедрять новые бизнес-модели, а многим из них, особенно тем, кто работает в районах, это не под силу. В-третьих, остро не хватает квалифицированных кадров: пожилые специалисты не готовы обучаться, а молодые в регионе не остаются. В-четвёртых, падает спрос, потому что покупатели стараются экономить на всём».

«Закрываются в первую очередь самые маленькие и слабые: начинающие предприниматели, те предприниматели, которым пора на пенсию, те, у кого низкая рентабельность, — отметил Андрей Зимин. — Из-за этого у нас могут исчезнуть целые бизнес-направления и отрасли, например, розничная торговля в удалённых деревнях и сёлах, многие виды ремесленничества и другие. А новые люди в бизнес идти не торопятся. Так и говорят: «Я что, дурак, что ли? Вас валят, как на сенокосе. Я лучше буду получать свои 30 тысяч рублей в месяц и жить спокойно».

 

37
0
Похожие статьи

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.