Держать марку

№12 (1165) от 31 марта 2020 г.

С 1 июля 2020 года обязательна маркировка и передача сведений о маркированном товаре при отгрузке, приёмке на склад и продаже. | Фото с сайта akfa.ru

Вологодские предприниматели, продающие и производящие обувь, массово уходят с рынка. Виной всему — обязательная маркировка обуви, которая вводится с 1 июля 2020 года.

Решение ввести в нашей стране обязательную маркировку обуви приняло в июле 2019 года Правительство РФ — с целью усилить защиту прав потребителей и контроль на рынке, а заодно увеличить налоговые поступления в бюджет.

Отныне все виды обувной продукции, производимой и продаваемой в России, должны будут регистрироваться в национальной системе цифровой маркировки «Честный знак». Та присвоит всем товарам уникальные коды, благодаря которым можно будет узнать «биографию» буквально каж­дой пары обуви: какое предприятие её произвело и какой торговой организации или предпринимателю потом продало.

Информация эта станет доступна любому покупателю — ему лишь достаточно будет установить на свой смартфон специальное мобильное приложение.

Изначально планировалось, что производство и продажу немаркированной обуви запретят уже с 1 марта 2020 года. Однако когда выяснилось, что многие предприниматели не успели подготовиться к этому сроку, он был продлён до 1 июля.

Бизнес начинает и проигрывает

«Как потребителю мне эта реформа даже нравится: можно будет посмотреть, где и кем выпущена та или иная обувь, не «левая» ли она, проследить весь её путь от производства до прилавка. Налоговые поступления, наверное, тоже должны увеличиться, — сообщила «Премьеру» администратор одного из вологодских магазинов, торгующих обувью. — Но то, как она реализуется, вызывает откровенное возмущение. Я вынуждена была на протяжении долгого времени приходить на работу в шесть утра, чтобы хоть как-то попадать в систему «Честный знак», потому что после девяти часов там всё висело. В результате мы справились к 1 марта, но оказались в проигрыше по сравнению с теми, кто не успел, потому что сроки маркировки продлили».

В аналогичном проигрыше оказались и многие другие обувные магазины, потому что ранее они платили единый налог на вменённый доход — очень небольшой, удобный и выгодный для малого бизнеса. Однако после введения обязательной маркировки все, кто платит ЕНВД, торговать обувью больше не смогут — им это запрещено. А значит, надо переходить на упрощённую систему налогообложения и, соответственно, платить налогов существенно больше, чем раньше.

«В областной системе потребительской кооперации насчитывается около 500 магазинов, в том числе магазинов повседневного спроса, где, помимо прочих товаров, продаётся и обувь. Многие из них платят ЕНВД, а значит, скоро не смогут продавать никакую обувь вообще, даже резиновые сапоги и тапки», — сказала «Премьеру» председатель Вологодского областного сою­за потребительских обществ Инна Репина.

«Мы продавали только резиновую обувь: сапоги, сланцы и тому подобное, — но из-за маркировки сейчас распродаём последние калоши, — подтвердила нам Светлана Суровцева, председатель правления потребительского кооператива «Нюксеницакооп-торг». — Приняли решение, что, пока ситуация не изменится, торговать 
обувью больше не будем. Сельской торговле маркировка невыгодна, она ни к чему хорошему не приведёт».

Маркировка остатков обуви возможна до 1 сентября 2020 года только при наличии документов, подтверждающих срок приобретения или производства обуви до 1 июля 2020 года. | Схема с сайта trade-drive.ru

Грустные перспективы

«В моём случае это уже вторая маркировка. Первая была, когда мы шили меховые изделия, жилетки-душегрейки из овчины. Маркировка мехов фактически растоптала все малые предприятия и ремесленников, работавших в этой сфере, — сообщил «Премьеру» предприниматель Андрей Зимин, занимающийся производством войлочной обуви. — К примеру, сейчас в России уже нет такой специальности, как скорняк, она стала незаконной. Всё мелкое производство умерло».

По его словам, для малого бизнеса подобные маркировки откровенно губительны, а польза от них далеко не так очевидна, как кажется на первый взгляд.

«Государство рапортует, что рынок меховых изделий стал «белым», а их производство выросло на 700%, но это неправда. Контрабандисты как возили шубы, так и возят, просто они заказывают сколько угодно марок и клеят их на всё что угодно. Появилась масса «производителей», которых до 2016 года не существовало. Если верить марке, то товар произведён на предприятии, но фактически он контрабандный. Точно так же будет и с обувью», — уверен Андрей Зимин.

Вся система обувной маркировки, добавляет он, совершенно не продумана. Она громоздкая, неудобная и содержит в себе массу недоработок.

«Авторы реформы разрабатывали её под большие вертикально интегрированные корпорации, не учтя особенности малого бизнеса, — сказал нам предприниматель. — В результате процесс маркировки и расходы одинаковы для всех: и для компаний, производящих миллионы пар обуви, и для одного человека, делающего валенки».

Как обычно

«Маркировка обуви необходима для того, чтобы обеспечить прозрачность обувного рынка для государства и потребителя, повысить уровень собираемости налогов и гарантировать покупателям легальность приобретаемых товаров, — сообщил «Премьеру» руководитель Центра поддержки предпринимательства АНО «Мой бизнес» Сергей Шмельков. — Чтобы помочь вологодским производителям и продавцам обу­ви успешно провести эту маркировку, мы предоставляем им различные меры поддержки, в частности, оказываем услугу по бесплатной печати марок для обуви. Уже напечатано несколько десятков тысяч марок».

По словам представителей бизнеса, информационно-организационная политика властей не выдерживает никакой критики.

«Официальные сайты работают плохо, а консультанты ограничиваются общими разъяснениями. В итоге никто ничего не понимает и не может разобраться, — утверждает Андрей Зимин. — Такое ощущение, что на нас просто хотят заработать и специально всё усложняют, лишь бы мы каждый год всё это приобретали, устанавливали и обновляли за очень большие деньги».

«Правая рука не понимает, что делает левая, — впечатление от происходящего именно такое, — солидарна с ним администратор обувного магазина. — Чиновники должны были собрать нас заранее и научить, чётко указать каждый шаг: первый, второй, третий. А они этого не сделали и не собираются, потому что сами ничего не знают. «Честный знак» высылает только типовые инструкции, программное обеспечение появилось лишь в конце февраля, требования абсолютно одинаковые и к обувным сетям, и к мелким торговым точкам. К нам отнеслись как обычно, и это очень обидно».

Дальше, уверены и производители обуви, и её продавцы, будет только хуже.

«Наш сбыт практически весь держится на мелких розничных магазинах, платящих ЕНВД, и выездной торговле, которая теперь должна будет брать с собой на рынки компьютеры, сканеры и клеить на товар легко отваливающиеся марки, рискуя получить за их потерю крупный штраф, — делится Андрей Зимин. — Поэтому они все отказываются от нашей продукции. Нам её сбывать некуда».

«Мелкие предприниматели пытались найти ниши и привозили то, чего не было в торговых сетях: дешёвую китайскую обувь или какую-то редкую и уникальную, — объяснила нам Светлана Куликова, исполнительный директор областного отделения общественной организации «Опора России». — Теперь многие из них могут вообще уйти с рынка».

«Мне кажется, наши государственные структуры, разрабатывая эту реформу, не учли особенности сельской торговли, — считает Инна Репина. — Сельские магазины и так малоприбыльны, а с введением маркировки их расходы возрастут. Сейчас они попросту отказываются от торговли обувью. Мы стараемся донести до государства эту проблему, но безуспешно».

84
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.