Должник из сгинувшей деревни-2

№40 (1141) от 8 октября 2019 г.

Памятник Хабарову в Великом Устюге не имеет прямого отношения к малой родине землепроходца: родился и жил Ерофей Павлович далеконько оттуда. | Фото с сайта cont.ws

Новые находки в архивах позволили уточнить некоторые спорные моменты касательно жизни и родни знаменитого исследователя Приамурья Ерофея Павловича Хабарова, чьё имя носят город и целый край.

В частности, выяснилось, что долгое время заблуждались относительно истинного места его рождения.

Сам он называл себя устюжанином, поскольку родом был из Устюжского уезда. А это огромная территория на стыке современных Архангельской, Вологодской и Кировской областей... Памятник ему открыли в 2015 году в Великом Устюге, но родился Ерофей Павлович отнюдь не там.

Напомним, о судьбе и походах покорителя Приамурья «Премьер» вкратце рассказал в номере от 3 сентября 2019 года. Опираясь на исследования историков Михаила Белова и Фёдора Сафронова, мы указали как место рождения будущего землепроходца деревню Дмитриево нынешнего Нюксенского района Вологодской области. Но это заблуждение!

Документально опровергнуть его удалось москвичу, автору монографии о Хабарове Георгию Красноштанову, а недавние изыскания котласских историков и краеведов подтвердили правоту исследователя.

История одного заблуждения

Доктор исторических наук из Ленинграда Михаил Белов первым ещё в 1970-х годах начал разыскивать малую родину Хабарова. И в архиве древних актов «раскопал» материалы Мангазейской приказной избы о Хабарове: «Он, Ярофейко, живёт в Устюжском уезде в Вотложенском стану в деревне Дмитрееве, а брат де его Микифорко живёт в Усольском уезде Соли Вычегодцкие в деревне на Ленивице» (стилистика документов здесь и далее сохранена).

И вот тут-то, как объясняет котласский историк Сергей Гладких, Михаил Белов допустил принципиальную ошибку, обнаружив на старинных картах XVII века деревню Дмитриево недалеко от села Нюксеница и прекратив дальнейшие поиски.

«Ленинградский исследователь проигнорировал информацию о том, что деревня Дмитриево находилась на территории Вотложенского стана, — рассказывает Сергей Гладких. — Тогда как найденная им на карте деревня относилась к Нюксенской волости. Тем не менее эта точка зрения была признана научным сообществом как единственная, имеющая документальное подтверждение, и поэтому даже в Большой советской энциклопедии можно прочесть, будто бы Хабаров родился в деревне Дмитриево нынешнего Нюксенского района Вологодской области».

Кто ж не поверит энциклопедии? Вот поэтому-то в нюксенском Дмитриеве (а это примерно в полутора сотнях километров от реальной малой родины Хабарова, о которой пойдёт речь далее) раньше стоял памятный знак, а в соседней деревне Красавино в 2015 году установили роскошный монумент в честь Хабарова...

На самом же деле Вотложенский стан — это часть современного Котласского района Архангельской области, на протяжении нескольких веков входившая в состав Устюжского уезда.

Раритет из архива — автограф Ерофея Павловича. В отличие от брата Никифора, землепроходец «разумел грамоте».

В поисках малой родины

Георгий Красноштанов в писцовой книге за 1645 год обнаружил следующее: «Деревня Выставок Ленивцов, а в ней крестьяне: Микифорко Павлов Хабаров з братом с Ерофейком». Эта информация подтверждалась и записью в переписной книге 1647 года. Больше никаких упоминаний о малой родине Хабарова не нашлось.

«Выставок» в то время — новое поселение или отдельный двор на земле, приписанной к старому населённому пункту (в данном случае — к деревне Ленивица). Сейчас этой деревни нет, но если судить по картам начала XX века, она располагалась буквально в 200-300 метрах от ныне существующей деревни Курцево, в советское время сильно разросшейся и «поглотившей» старые поселения, в том числе Ленивицу и Ленивцев Выставок.

Но родился Ерофей Хабаров всё же не в Ленивцевом Выставке. Об этом свидетельствует его прозвище, часто фигурирующее в документах, — Святицкий. Прозвище в те времена — это обычно указание на место рождения человека. И Георгий Красноштанов в писцовой книге Устюжского уезда за 1626 год среди перечня вотложемских деревень наткнулся на следующее: «Пустошь, что была деревня Святица на реке Двине. А дворы и треть ее поль сметало рекою Двиною». А позже были обнаружены документы, подтверж­давшие проживание в Святице Павла Хабарова — отца землепроходца.

Следовательно, именно уничтоженная паводком деревня Святица и являлась малой родиной Ерофея Хабарова!

Сопоставив старые карты Устюжского уезда и современного Котласского района Архангельской области, историк Сергей Гладких установил, что Святица находилась на нынешнем Вотложемском лугу — обширной пойменной зоне на правом берегу Северной Двины. Эти выводы подтвердила и специально организованная экспедиция по тем местам.

Теперь материалы о малой родине исследователя Приамурья включены в экспозицию Котласского краеведческого музея. «Но «перетягивать» память о выдающемся землепроходце между современными областями глупо и некрасиво, — полагает Сергей Гладких. — И в том, что памятник ему стоит в Великом Устюге, ничего дурного я не вижу: чем больше памятников, тем лучше».

Фрагмент памятника Ерофею Павловичу в городе, названном в его честь —  Хабаровске. | Фото с сайта khab-open.ru

По-братски

Итак, с малой родиной разобрались. Теперь давайте разбираться с роднёй землепроходца.

Несмотря на то, что во многих документах братья Хабаровы упоминаются вместе, Никифор (или Микифор — встречается и такое написание) остался в тени Ерофея. Кстати, был у них ещё один брат, очевидно, старший — Никита (Микитка), но о нём информации почти нет. Была и сестра, имя которой история вообще не сохранила; известно лишь, что её выдали замуж за Филиппа Кривошапкина из деревни Петрилово, коему она родила сына, — будущего продолжателя похода Хабарова по Амуру казачьего атамана Артемия Петриловского (тоже, кстати, прозвище — от деревни, где он появился на свет).

Когда Святицу разрушило паводком, отец будущего землепроходца сначала перебрался к сыну Никите в соседнюю деревню Дмитриево, а потом купил двор в расположенной поблизости деревне Ленивцев Выставок и жил там с другим сыном — Никифором.

Историк Сергей Гладких считает, что, возможно, толчком, побудившим Ерофея и Никифора отправиться в Сибирь, стали не столько долги, сколько смерть отца. Точно не установлено, в каком году братья отправились странствовать, но достоверно известно, что в 1626-м или 1627 году Никифор пребывал в Еренском городке (Яренске), где устюжанин Козьма Печёнкин пытался взыскать с него долг брата Ерофея. Никифор отбился от нападок, заявив, что ведёт с братом раздельное хозяйство...

Аналогичная история приключилась с Никифором и в Сольвычегодске, что позволяет предположить, что в Сибирь братья отправились не вместе, а порознь.
Позже, когда Ерофей собрался покорять Приамурье, Никифор не составил ему компанию, поскольку на нём осталось всё хозяйство и запутанные финансовые дела брата. Лишь летом 1651 года Никифор по следам Ерофея прибудет на Амур в составе очередного отряда, набранного в Якутске...

Когда Ерофея увезли на судилище в Москву (напомним, Хабарова обвинили в том, что давал заведомо ложную информацию об амурских богатствах, дабы снарядить туда поход), младший брат вновь остался «на хозяйстве». Последний раз его имя встречается в челобитной 1655 года, где он вместе с другими соратниками Ерофея просил позволения довезти «государеву соболиную казну» до Москвы. Однако в Москву он не прибыл — в отличие от племянника Артемия Петриловского, чья карьера пошла в гору: тот возвращается в Сибирь и в 1663 году уже числится казачьим атаманом Якутского острога, где под его надзором, по иронии судьбы, оказывается... любимый дядюшка Ерофей Павлович, с которого якутские воеводы взыскивали долги за амурский поход. Артемий Петриловский умрёт в 1669 году. Дальнейшая же судьба Никифора неизвестна.

«Никифор всегда был вторым в этом братском тандеме, — подводит итог Сергей Гладких. — Но тем вторым, без которого становится бессмысленной деятельность первого: ведь без наличия последователей заглохнет любое, даже самое великое дело».

Что касается шедшего по следам Ерофея племянника Артемия, то провидение, связавшее их судьбы, сохранит тесные связи родственников-землепроходцев и в следующем поколении. Известно, например, что сын Ерофея Хабарова Андрей некоторое время проживал в Якутске в доме сына Артемия Петриловского Василия...

Впрочем, как говорится, это уже совсем другая история.

Автор благодарит за помощь историка Сергея Гладких (Котлас)

509
0
Похожие статьи
  • 23 января' 19 | Особый случай

    Житель Вологодской области пытается обналичить накопления из дореволюционной сберкнижки своего деда.

    628
    0
  • 21 августа' 19 | След в истории

    В череде дерзких походов и славных военных побед Александра Суворова было и путешествие под Вологду. Причём спустя полтора века после смерти великого полководца память о нём будет увековечена весьма неожиданным образом.

    277
    0
  • 03 апреля' 19 | След в истории

    До того как посвятить себя авиации, наш земляк Сергей Ильюшин руководил промышленностью Вологодчины.

    303
    0
  • 04 мая' 18 | Особый случай

    Удивительное совпадение, вскрывшееся только через 13 лет после окончания Великой Отечественной,  до сих пор не позволяет родственникам узнать судьбу сгинувшего  в водовороте войны солдата

    386
    1
  • 23 января' 19 | Нераскрытые тайны

    В апреле 1242 года Ледовое побоище, с блеском выигранное Александром Невским, навсегда пресекло посягательства рыцарей-крестоносцев на Русский Север. Но не всех. Следы одного из них ведут в нынешний Бабаевский район Вологодской области.

    299
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.