Владимир Пешков

e-mail: vladimir.peshkov@yahoo.com

Доступ запрещён?

№43 (1196) от 3 ноября 2020 г.

Для развития безбарьерной среды в Вологодской области не хватает стабильного финансирования и строительного контроля.

Самая большая проблема в развитии безбарьерной среды — это возможность инвалидов в принципе выйти на улицу.

В бюджетных учреждениях проблема доступа решается гораздо лучше, но и там есть немало системных проблем. Остро не хватает технических средств реабилитации. При этом правительство области не поддерживает стабильного финансирования соответствующей областной подпрограммы. При корректировке областного бюджета на 2020 год именно расходы на безбарьерную среду оказались среди тех, что «попали под нож». Тему обсуждали на правительственном часе в Законодательном собрании области на сессии 28 октября.

Узкие места

Проблема безбарьерной среды касается гораздо большего количества людей, чем это можно представить. Это не только инвалиды-колясочники, но и женщины с детскими колясками, и даже люди, которые не признаны инвалидами, но имеют временные трудности с передвижением из-за болезней. Каждая кочка или ступенька для них может оказаться не только сложностью, но и непреодолимым препятствием.

По данным председателя Комитета по социальной политике ЗСО Ольги Шириковой (ЛДПР), число инвалидов в Вологодской области постепенно сокращается (всего их около 96 тысяч человек), но постоянно растёт число детей-инвалидов. Финансирование подпрограммы «Безбарьерная среда», заявила она, с каждым годом уменьшается: в 2015 году это были 87,5 миллиона рублей, в 2020-м — 21,4 миллиона, на 2021 год на эти цели запланировано всего 18,3 миллиона.

«Действующее законодательство на сегодня не содержит понятия доступной или безбарьерной среды. Вместе с тем в настоящее время на федеральном уровне разработан проект национального стандарта, включающий термины «доступная среда» и «безбарьерная среда». В широком смысле доступная или безбарьерная среда — это среда, которая создаёт наиболее лёгкие и безопасные условия для наибольшего числа людей», — заявила на сессии ЗСО 28 октября заместитель губернатора Лариса Каманина.

Бюджет финансирует создание безбарьерной среды в государственных и муниципальных спортивных, образовательных, медицинских и социальных учреждениях. При строительстве новых зданий учитывают потребности в безбарьерной среде, но существовавшие до сих пор учреждения отнюдь не всегда возможно приспособить. В 2021 году планируется повысить долю доступных для инвалидов объектов инфрастуктуры до 69,5 %, подчеркнула Лариса Каманина, очевидно, имея в виду именно бюджетные организации.

Ольга Ширикова отметила, что число инвалидов в регионе сокращается. | Фото пресс-службы ЗСО

Опасная среда

Председатель Комитета по экономической политике и собственности Денис Долженко считает, что приоритетом в создании безбарьерной среды должны стать аптеки: как правило, она (среда) там вообще отсутствует.

«Этот же касается частных спортивных залов, там встречаются пандусы в никуда: вроде сделан, но он упирается в стену. Хотелось бы, чтобы при строительстве обращали внимание на современные технологии, не строили длинных пандусов, существуют же другие технологии», — заявил парламентарий.

Лариса Каманина признала, что абсолютно все здания должны быть приспособлены к нуждам инвалидов и маломобильных групп населения. «Но мы понимаем, насколько это сложно. Это, наверно, самое дорогостоящее направление работы, какую только предстоит сделать в нашем государстве, а не только в нашем регионе. Все организации вне зависимости от организационно-правовых форм обязаны обеспечить инвалидам доступность объектов, в которых им предоставляются услуги», — подчеркнула она.

С подачи зампреда Комитета по социальной политике Людмилы Гусевой («Единая Россия») Лариса Каманина признала, что всё же не аптеки являются самой проблемной точкой в этом вопросе: «Если говорить о жилье (об этом говорят и специалисты, и сами инвалиды), на сегодня наиболее нуждающаяся сфера создания безбарьерной среды — это жилые помещения и общедомовые территории».

Ольга Ширикова обратила внимание на качество строительных работ.  «Нужно обращать внимание на качество строительно-монтажных работ при создании объектов безбарьерной среды. Иначе нам никогда не выполнить эту программу. Совсем недавно была создана доступная среда в Нефёдовском ФАПе Вологодского района, были вложены немалые деньги. Сегодня пандус провалился, плитка отлетела, объект стал опасным, а не доступным. Что же, включать его в программу повторно?» — задалась она вопросом.

Качество безбарьерной среды вызывает вопросы и у единоросса Марины Денисовой: «Я бы хотела провести серьёзный мониторинг по безбарьерной среде и выявить те учреждения, где выполнены сооружения с большим уклоном, что раздражает и является не безопасной, а опасной средой».

Лариса Каманина призналась, что на сегодня наиболее нуждаю-щаяся сфера создания безбарьерной среды — это жилье и общедомовые территории. | Фото пресс-службы ЗСО

Учиться, учиться и ещё раз учиться

С образованием и трудоустройством для инвалидов дело обстоит, как правило, печально. В широком смысле это также относится к безбарьерной среде. Ведь политика в этой сфере сводится к обеспечению для инвалидов условий для максимальной полноценной жизни включая возможности развития и заработка.

С образованием для инвалидов дело обстоит, как правило, печально. «В отдельных учреждениях имеются пандусы, по которым колясочник может заехать и спросить у вахтёра сколько времени, а дальше учреждение абсолютно недоступно. Учреждения дополнительного образования, как правило, находятся в старых зданиях, а новых, к сожалению, почти не строится, в отличие от спортивных объектов. У учреждений дополнительного образования почему-то нет заинтересованности в обучении этой категории населения, особенно что касается детей. Дополнительное образование могло бы сыграть огромную роль в подготовке детей к школе, к инклюзии», — посетовала зампред Комитета по образованию, культуре и здравоохранению Елена Бахтенко («Единая Россия»).

«Например, в Череповце в 2020 году была набрана одна группа девочек на укладчиков и упаковщиков, причём это был областной набор. Очень востребованы  повара, это дефицитная профессия, двадцать учебных мест для Череповца — это очень мало. Педагоги говорят о том, что десять месяцев обучения (для инвалидов. — Прим. ред.) — это мало, нужно хотя бы два года, потому что они не успевают в силу витальных сложностей», — рассказала Людмила Гусева. Лариса Каманина уверила её, что набор на специальности происходит в соответствии с потребностями рынка труда.

Алексей Голик из КПРФ предложил смотреть шире на перечень возможных профессий, которыми могли бы овладеть инвалиды: «В сфере осуществления цифровизации экономики, внедрения компьютерных технологий маломобильные группы населения могут заниматься дома. Давайте предусмотрим программы обучения компьютерным технологиям, новым профессиям, которые сейчас внедряются, нужны и востребованы. Я думаю, это будет существенная мера по их поддержке». Лариса Каманина намекнула, что вопрос не совсем актуален, потому что есть «хорошая новая программа в системе занятости».

Ольга Ширикова предложила обратиться к опыту из прошлого по обеспечению занятости: «Раньше в каждой деревне были артели вязальщиц. Сейчас нам говорят, что очень дорого возить туда сырьё и вывозить готовую продукцию. С другой стороны, идёт речь о том, что надо возрождать и развивать промыслы. Может, нужно посмотреть и в этом направлении? Если мы решаем вопросы трудоустройства, готовим вязальщиц, то можно было бы подумать о воссоздании артелей».

55
0
Еще статьи этого автора

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.