Друг в подарок

№28 (1129) от 16 июля 2019 г.

Портрет Репина кисти Бориса Кустодиева из собрания Вологодской картинной галереи. 1902 год. | Фрагмент репродукции с сайта pinterest.ie

В конце жизни автор «Запорожцев» и «Бурлаков на Волге» презентовал Вологде самое дорогое, что у него было.

Так у нас появилась единственная работа прославленного живописца, остающаяся одной из жемчужин коллекции Вологодской областной картинной галереи.

Речь идёт о «Портрете скульптора М.М. Антокольского» (1914 год), который можно увидеть в Шаламовском доме на улице Сергея Орлова, 15. Картина была подарена художником Северному кружку любителей изящных искусств, существовавшему в Вологде в 1906-1920 годах. Щедрый на широкие жесты автор числился постоянным членом этого кружка, хотя до наших краёв так никогда и не добрался.

Знакомый незнакомец

Расцвет творчества Репина пришёлся на 1880-е годы, но впервые художника «живьём» (вернее, одну из его работ — к сожалению, нам пока не удалось выяснить, какую именно) вологжане увидели на организованной Северным кружком III Художественной выставке, с успехом прошедшей весной 1909 года в здании Дворянского собрания (ныне — областная филармония). Достоверно неизвестно, после этого «свидания» или позже Репин и дал согласие стать членом нашего объединения любителей изящных искусств. Конечно, членство сие было чисто символическим — от художника не требовалось ничего, кроме разве что согласия щеголять его фамилией в интересах кружка да добровольного «взноса» в формируемую картинную галерею (этим «взносом» и был «Порт­рет Антокольского»).

В опубликованном в 1916 году перечне членов Северного кружка — 88 фамилий, в том числе под номером 68 — Илья Ефимович Репин. Хотя формальным присутствием в спис­ках связь художника с Вологодчиной не ограничилась. Можно упомянуть, например, о том, что для одного из казаков со знаменитой картины «Запорожцы пишут письмо турецкому султану» Репину позировал «король репортёров» Владимир Гиляровский, который провёл детство в Вологде.

Кроме того, отдельного исследования заслуживают отношения Репина с коллегой и нашим земляком Василием Верещагиным: они встречались всего дважды, подчас обменивались колкостями и критикой в письмах знакомым, но это не помешало автору «Бурлаков» (Верещагин, тоже начавший делать этюды на эту тему, вынужден был бросить работу, признав поражение) выступить с проникновенной речью на траурном заседании в Академии художеств по случаю гибели череповчанина в 1904 году.

Но главная связь Репина с Вологдой — это, безусловно, подаренное Северному кружку полотно, перешедшее «по наследству» Вологодской областной картинной галерее. Почему художник на закате жизни расстался с выстраданным, финальным вариантом порт­рета лучшего друга юности?

Скульптор «с купюры»

Чтобы получить впечатление о творчестве выдающегося ваятеля Марка Антокольского (1843-1902), достаточно посмотреть на 500-рублёвую купюру. Изображённый на ней памятник Петру I в Архангельске сделан как раз с работы Антокольского (оригинал, отлитый в 1884 году в полный рост, был установлен в Петергофе, похищен фашистами и затем восстановлен; копия в Архангельске появилась в 1914 году, уже после смерти автора).

На самом деле творческое наследие скульптора одним Петром не ограничивается: его работы есть и в Третьяковской галерее, и в Русском музее, и за границей. Родом из ортодоксальной еврейской семьи, где говорили исключительно на идише, и до конца жизни соблюдавший нормы иудаизма, Антокольский особенно много ваял на религиозные темы, но не гнушался скульптурных воплощений русских государей (самая известная работа — «Иван Грозный»).

Когда Репин поступил в петербургскую Академию художеств, Антокольский, числившийся при ней вольнослушателем, был уже автором оригинальной скульптуры, отмеченной 2-й серебряной медалью. «Антокольский был молчалив, — напишет потом Репин в мемуарах «Далёкое близкое». — Стесняли его и его акцент, и малое, случайное образование. Спорить громко он не любил и не мог. Он знал, что его не поймут. Но в глубине души он горел весь страстью к новому, живому искусству».

Портрет Марка Антокольского кисти Репина из собрания Вологодской картинной галереи (слева) поворотом фигуры напоминает аналогичный портрет Васнецова, но скульп­тор здесь выглядит моложе и естественнее. Справа — эскиз «После утренней молитвы», выполненный Репиным с натуры, когда они с Антокольским жили вместе. | Репродукции с сайта pinterest.ie

Познакомились они в скульптурном классе, когда Илья Ефимович, не имевший ни малейшего представления о лепке, решил повозиться с глиной. Как вспоминал потом Репин, «в класс вошёл молодой человек с вьющимися волосами, с бородкой и принялся за работу над торсом Лаокоона». Это и был Антокольский. Увидев новичка в мастерской, он подошел к Репину и помог ему «разобраться» с глиной. Уже первые фразы, которыми они обменялись, вызвали взаимную симпатию. Она возрастала от встречи к встрече. Их всё больше и больше тянуло друг к другу, и вскоре, по свидетельству самого Антокольского, они «так сблизились, как могут сблизиться только одинокие люди на чужбине» (Антокольский был родом из Вильно — нынешнего Вильнюса, Репин — из Харьковской губернии). «Я едва понимал его ломаный язык, — писал позднее племяннице скульптора Репин, — и едва мог сдерживать улыбку от коверкаемых им слов».

Как выяснилось впоследствии, молодые люди хорошо дополняли друг друга — экспансивный, легко возбуж­дающийся Антокольский с его склонностью к философии и рассуждениям на темы морали и религии и по сравнению с ним более сдержанный, более трезво смотрящий на жизнь Репин... Неудивительно, что они подружились и решили поселиться вместе.

Два в одной

К весне 1868 года они сняли комнату недалеко от Академии художеств в сохранившемся доныне дворовом флигеле дома № 1 по Академическому переулку, что на Васильевском острове. Тут были меблированные комнаты, расположенные на четвертом этаже по коридорной системе. Средняя комната была столовой, куда собирались обедать ученики Академии, жившие здесь же.

Комната друзей была маленькая, низенькая, с небольшими окнами. В ней помещались всего две кровати и столик.

Когда они поселились с Репиным в одной комнате, Антокольский принялся сочинять пьесу из еврейской жизни. Так как Репину надо было вставать очень рано, чтобы успеть к началу лекций, художник ложился спать раньше. Антокольский же, как вольноприходящий, на лекции не ходил и поэтому засиживался над пьесой далеко за полночь...

Особенно поражала Репина истовая вера Антокольского, никогда не работавшего по субботам и регулярно творившего молитвы. Однажды художник даже набросал эскиз — уж больно колоритным был вид у праведника...

Три года делили друзья одну комнату. Но потом Антокольскому с его объёмными скульптурами стало тесновато, и он перебрался лепить их, по словам Репина, в «затвор» — в отдельную комнату дальше по коридору.

Прощай, друг!

Антокольскому по состоянию здоровья большую часть жизни придётся провести за границей — в Италии, Германии. Но ещё до его отъезда коллеги по Академии художеств Иван Крамской и Виктор Васнецов успели написать его портреты. И только самый близкий его друг Репин не торопился поразить публику живописным изображением уже ставшего знаменитым скульптора. Нет, наброски он, конечно, делал (сейчас они осели в частной коллекции в Петербурге), но чтобы полотно... Видимо, не был ещё готов.

Увы, болезнь оборвала жизнь Антокольского на чужбине. Хоронили его в Петербурге. При выносе тела скульп­тора из питерской синагоги 6 июля 1902 года Илья Ефимович был в первых рядах. Так это и запечатлено на дошедших до нас фотографиях.

Только после похорон и трогательной переписки с племянницей скульп­тора Репин решился-таки всерьёз взяться за портрет ушедшего друга. Закончил работу в 1914 году, но, видимо, остался не до конца ею удовле­творён, а потому поспешил избавиться при первом же удобном случае, коим, к радости вологжан, оказался дар Северному кружку любителей изящных искусств.

А может, художник просто не мог без слёз смотреть на друга своей юности, выглядевшим на картине таким живым и полным творческих сил. Вот Репин и отправил полотно — частичку своего сердца — в Вологду, попрощавшись с юностью навсегда...

183
0
Похожие статьи
  • 14 августа' 19 | След в истории

    В биографии нашего выдающегося земляка Валерия Гаврилина немало трагического, без чего, впрочем, невозможен был бы его творческий взлёт.

    231
    0
  • Есть основания полагать, что костромского крестьянина Ивана Сусанина убили... грабители из Вологды, а не охотившийся за царём отряд поляков, которых он якобы завёл в непроходимые болота.

     

    200
    0
  • 20 марта' 19 | След в истории

    По одной из версий, прототипом человека-амфибии из одноимённого фантастического романа Александра Беляева был неизлечимо больной... вологодский солдат.

    425
    0
  • 06 марта' 19 | След в истории

    Первая в мире женщина, управлявшая Академией наук, княгиня Екатерина Дашкова, будучи в опале, была обречена остаток жизни провести в простой крестьянской избе под Череповцом, но ссылка эта завершилась вовсе не так, как рассчитывали недоброжелатели.

    341
    0
  • 31 июля' 19 | След в истории

    Хитроумные вологжане, никогда и не видавшие у себя на родине настоящего моря, помогли Петру I победить в Гангутском сражении искушённых в водных баталиях шведов.

    193
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.