Владимир Пешков

e-mail: vladimir.peshkov@yahoo.com

Дружили два товарища

№29 (1130) от 23 июля 2019 г.

В Музее-квартире Василия Белова можно увидеть редкие фотографии со съёмок фильмов с участием Шукшина, в том числе «Калины красной». | Фото Владимира Пешкова

К 90-летию со дня рождения Василия Шукшина в Вологде открылась выставка, посвящённая его дружбе с Василием Беловым.

Василий Белов и Василий Шукшин дружили 15 лет, не только обогатив творчество друг друга, но и став, что называется, родственными душами.

Шукшин бывал у Белова в Тимонихе, а Белов — на съёмках фильмов. Исследователям только предстоит восстановить переписку режиссёра с писателем, которая по частям хранится в разных музеях, архивах и семейных собраниях. Однако отдельные письма уже сейчас можно посмотреть в вологодском Музее-квартире Василия Белова, где 23 июля открылась выставка «Два Василия».

Всё начинается с книги

Впервые Василий Белов услышал имя Шукшина в 1956 году от вологодского поэта Игоря Тихонова. Затем Белов прочёл рассказы Василия Макаровича и написал через издательство ему письмо, видимо, уже когда учился в Литературном институте имени Горького. Знакомство состоялось спустя время в общежитии Литинститута, один из этажей которого занимали студенты ВГИКа, в том числе и Василий Шукшин. Сошлись они легко, со временем завязалась переписка. Писали друг другу почти ежемесячно, причём Шукшин чаще это делал на вырванных из тетрадей в клетку листах, вероятно, делая это там, где его заставала мысль сочинить очередное послание своему вологодскому другу.

Важным событием в их дружбе стала поездка в родную деревню Василия Белова, Тимониху, чтобы «хотя бы на время оторвать его от семейного дискомфорта». «Ты — добрый. Как мне понравилось твое вологодское превосходство в деревне! И как же хорошо, что эта деревня случилась у меня! У меня под черепной коробкой поднялось атмосферное давление. А ведь ты сознательно терял время, я знаю», — писал затем Шукшин Белову.

«Они сразу же и легко перешли на «ты», обращения «Белович» и «Макарыч» начались сразу же, когда состоялась поездка в Тимониху, до которой они долго шли по лесу, слушали птиц и поняли, что они люди из одной среды, от одних истоков, единодушны во многом. А вот когда именно завязалась переписка, мы не знаем, изначально Белов не придавал этому большого значения. А вот Шукшин письма Белова всегда хранил, но мы не знаем, где они сейчас», — рассказывает научный сотрудник Музея-квартиры Василия Белова Эльвира Трикоз.

Тема для разговора

В своей переписке Белов и Шукшин поднимают самые разные темы. Кроме бытовых вопросов они делятся и творческими планами. К примеру, в одном из посланий к Белову Василий Шукшин рассказывает, как пытается убедить московских режиссёров обратить внимание на творчество вологодского самородка. К примеру, пьесу Василия Ивановича собирался ставить Олег Табаков (впрочем, так ничего из него он и не поставил).

«Про себя я подумал так: не сценарий нам надо бы написать (хоть это не исключено, если захочешь), а пьесу: ближе к литературе, как-то понятнее для писателя, не так шпыняет совесть, как за сценарий. Охота мне, чтоб у тебя случились хорошие деньги, и ты бы не так зависел от каждой книги», — писал однажды «Макарыч» «Беловичу». Далее в письме говорится, пусть и менее предметно, о попытках предложить сценарий для фильма Сергею Бондарчуку: «Он, правда, художник, несмот­ря на «Войну и мир», кроме того, он — сельский».

У Василия Белова была обширная переписка, но послания Шукшину в ней — особняком. | Фото Владимира Пешкова

Часть писем опубликованы ещё Беловым, а часть находят до сих пор, к примеру, при разборе библиотеки в книгах в качестве закладок. Часть архива Василия Ивановича до сих пор хранится у его вдовы Ольги Сергеевны. «У него была обширная переписка, к нему шло очень много писем, и он старался на них отвечать по мере возможности. Отдельно стоит отметить переписку с Шукшиным, Виктором Астафьевым, Фёдором Абрамовым, Владимиром Солоухиным, Анатолием Заболоцким, с членами семьи. Историческую ценность имеет вся переписка», — говорит директор Музея-квартиры Ольга Анфимова.

«Мы только подходим к разбору архива, его описанию. Постоянно находятся документы, которые спрятаны в шкафах, в папках, для подготовки воспоминаний. Некоторые письма были опубликованы, но мы и не догадывались, что они лежат где-то у нас», — говорит Эльвира Трикоз.

Отвечали взаимностью

Два Василия, Белов и Шукшин, очень сильно воздействовали на творчество друг друга. «Именно Шукшин повлиял на то, чтобы Белов начал писать киносценарии. Фильм «Целуются зори» появился с лёгкой руки Василия Макаровича. А Белов, напротив, предлагал забыть ему о кинематографии и заниматься литературой: он считал, что в Шукшине пропадает писательский талант. Тот выпустил всего пять книг и снял всего пять фильмов, но за 45 лет он оставил огромный след», — констатирует Ольга Анфимова.

Вполне возможно, что именно Шукшин сыграл свою роль в творческой судьбе Виктора Астафьева. В один из приездов Василия Макаровича в Вологду Белов их познакомил. Через несколько лет по Астафьеву начинают ставить спектакли и фильмы. Белов познакомил Шукшина и с архангельским писателем Фёдором Абрамовым, который также входил в изначальное ядро «деревенщиков».

Образы друг друга они вносили в свои произведения — ценители их творчества замечают отсылки в текстах то здесь, то там. «Именно благодаря Шукшину Белов становится драматургом, Белова услышали во всём Советском Союзе, — размышляет Эльвира Трикоз. — Своим произведением «Привычное дело» он сразу же утвердил целое направление, ставшее известным под названием «деревенская проза». Шукшин раскрылся как прозаик благодаря тому, что Белов познакомил его с Александром Твардовским, который опубликовал его в «Новом мире». В свою очередь, благодаря Шукшину Белов становится консультантом на киностудии, где вычитывает сценарий фильма «Дубровский».

В Москве в те годы почему-то считали, что у «деревенщиков» вроде Белова и Шукшина нет будущего. «Про нас с тобой говорят, что у нас это эпизод, что мы взлетели на волне, а дальше у нас не хватит культуры, что мы так и останемся — свидетелями, в рамках прожитой жизни, не больше, — жаловался на досужих сплетников в одном из писем Белову Василий Шукшин. — Неужели так? Неужели они правы? Нет, надо их как-то опружить...»

104
0
Еще статьи этого автора
Похожие статьи

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.