Художник на фронте

№44 (1197) от 11 ноября 2020 г.

Герман Бурков — кавалер ордена Отечественной войны второй степени, ордена Славы третьей степени, медалей «За отвагу», «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией», награжден многими памятными медалями.

Тотьмич Герман Бурков доказал на своем примере, что художественное образование в разведке не помеха, а большое подспорье.

С 1943 года он служил радистом в 76-й отдельной роте разведки 98-й краснознаменной Ропшинской стрелковой дивизии в группе тыловых разведчиков.

Кавалер ордена Отечественной войны второй степени, ордена Славы третьей степени Герман Бурков прошел всю войну, участвовал в прорыве блокады Ленинграда и освобождении Прибалтики.

«Нарисуй нам»

Рисованием он увлекался еще с детства, хотя, казалось бы, ничего этого не предвещало: отец — лесопромышленник, старшие братья обучались в Тотемском ремесленном училище, и его, возможно, ждала та же судьба, но в 1928 семья переезжает в Ленинград. Именно там юный Герман, еще будучи пионером, начинает пробовать силы в газете «Ленинские искры»: пишет заметки и сопровождает их собственными иллюстрациями.

«Нарисуй нам несколько картинок из жизни школы, отряда, о развлечениях ребят зимой, о Красной армии. Только рисуй не акварелью, а тушью (пером). У тебя есть все задатки стать художником», — писала Герману сотрудник редакции газеты «Ленинские искры» Клара Журавлёва 21 января 1939 года.

В 1941 году, не успев про-учиться в Ленинградском художественном педагогическом училище и двух лет, Герман Бурков был призван в ряды Красной армии. Кто бы мог подумать, что вскоре свой талант рисовальщика юноше придется использовать в боевых условиях...

Панорама левого фланга

Ранней осенью 1943 года рядового Буркова вызвали в разведотдел штаба дивизии и поручили особое задание: нарисовать панораму переднего края обороны противника и особенно присмотреться к левому флангу. «Эффект присутствия» здесь не требовался, но вот точность рисунка была жизненно необходима. Для этого сначала нужно было изучить карту местности, а затем и сам участок с помощью стереотрубы. Наблюдательные пункты располагались на деревьях. Они представляли собой укрепленные между ветвей площадки из досок или толстых жердей, тщательно замаскированные, но это не всегда спасало…

«Вести наблюдение — дело небезопасное: стекла оптики на солнце блестели. Увидев этот блеск, немцы тут же открывали огонь из пулеметов или минометов. Охотились за нашими наблюдательными пунктами», — читаем рассказ Германа Буркова о тех событиях в газете «Текстильщик Кренгольма» за 1988 год.

Так и создавалось произведение военного искусства: едва оторвавшись от окуляров, солдат тут же переносил увиденное на лист бумаги, листы нумеровались и соединялись в единое «полотно».

Не менее опасным был завершающий этап работы над панорамой: нужно было проверить на месте первый план панорамы, а для этого выйти к переднему краю обороны противника. Но несмотря на риски, задание было успешно завершено, а пронумерованные листы панорамы отправлены сначала в разведотдел, а затем и в штаб Ленинградского фронта.

Утром 14 января 1944 года на том самом участке, панораму которого написал радист Бурков, советские войска прорвали оборону противника и продвинулись на 3 км в первый же день.

«Не знаю, совпадение это или так было предусмотрено», — вспоминал потом художник. В тот день, 14 января, началась операция «Январский гром». Другое ее кодовое название — «Нева-2».  Окончание ее стало финальной точкой в блокаде Ленинграда. 27 января бойцы Красной армии полностью освободили город от фашистских захватчиков.

Герман Бурков участвовал в  различных художественных выставках, в том числе и международных: в Японии (1958 г.), в Бельгии (1958 г.) и Берлине (1970 г.).  На фото: Сорок четвертый фейерверк Победы, апрель 1994 г.

Привели в роту чучело

Герман Бурков делился с читателями «Текстильщика Кренгольма» и другими историями из жизни разведчиков. В статье «Солдатская смекалка» он вспоминает о том, как брали немецких языков на плацдарме под Нарвой. В марте 1944 года группа разведчиков под командованием старшего сержанта Кравченко взяла в плен немецкого фельдфебеля.

«При захвате тот оказал энергичное сопротивление, сильный был парень. Его сумели повалить на снег, засунуть в рот кляп, чтобы не поднимал шума. Но заставить его идти в сторону нашей обороны никак не удавалось. Долго возиться было опасно: в любую минуту могла явиться ему подмога», — описал ситуацию художник.

Выход нашел один из разведчиков, а помогла ему в этом обыкновенная метла: ее черенок он просунул немцу в оба рукава куртки.

«Пленный враз приобрел вид огородного пугала. Сопротивляться перестал. Боясь, что его могут, если увидят, застрелить свои же солдаты, быстро побежал вместе с разведчиками в сторону нашей обороны», — отмечает в статье Герман Бурков.

На задании в День Победы

В День Победы, по словам художника, разведчикам было не до празднования. До 12 мая группа тыловых разведчиков Ропшинской стрелковой дивизии была на задании: вели наблюдение за противником. Бойцы продвигались вдоль асфальтированной дороги, пробирались к частям противника по скалам.

С возвышенности в одном маленьком городке разведчики разглядели на площади чучело, одетое в немецкую форму. Не веря своим глазам, солдаты связались по рации со штабом… Тогда-то им и сообщили, что Германия капитулировала, однако наблюдение всё же следовало продолжать.

«Группе предписывалось определить главное направление движения основной массы войск и количество вооружения. Мы, конечно, тогда не мог-ли знать, что это группировка под командованием фашистского генерала Шернера пытается пробиться в район действий американских войск, чтобы сдаться им в плен…» — вспоминал радист Герман Бурков.

План Шернера так и не был реализован, а вот группа разведчиков свое задание выполнила и доложила в штаб необходимые сведения.
«Победу мы не встречали. Мы ее делали. Целых четыре долгих года», — отвечал обычно Герман Бурков на вопрос, как они праздновали День Победы.  

Из армии он демобилизовался 25 сентября 1945 года и продолжил прерванную учебу в художественном училище. А позже окончил Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина. Тема войны стала неотъемлемой частью его творчества.

77
0
Еще статьи этого автора
Похожие статьи
  • Уроженца деревни Ярыгино нынешнего Вологодского района Михаила Власова жители города на Неве почитают как своего, потому что он дважды защищал Ленинград — во время советско-финской войны и в Великую Отечественную. Да и свой последний выстрел, принёсший ему звание Героя Советского Союза, сделал там же, недалеко от Выборга.

    292
    0
  • 26 февраля' 20 | Среда обитания

    Второй в области геоглиф появится в Вологодском районе.

    132
    0
  • 16 октября' 20 | СтоЛица

    На праздниках и фестивалях, вы, возможно, видели человека, сосредоточенно вырезающего что-то из чёрной бумаги. Его модели всегда позируют ему в профиль. От его работ веет изяществом XIX века. Сложно поверить, что их создал художник-любитель, а в прошлом военный лётчик и ветеран боевых действий в Анголе.

    87
    0
  • Автобиографическую повесть вологодского учителя о войне собирается издать областная библиотека.

    114
    0
  • Статистика молчит о том, сколько советских детей погибло в годы Великой Отечественной войны. Но то, что война искалечила тысячи детских судеб — это бесспорный факт. Вот и юные вологжане хлебнули горя полной чашей, может быть, слишком большой для маленького человека, ведь начало войны совпало для них с началом жизни…

    446
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.