Юлия Лаврова

e-mail: nasta71@yandex.ru

И вас вылечат

№29 (1130) от 23 июля 2019 г.

Медики беззащитны перед карающей машиной судебных преследований. Но всегда ли виноваты врачи? | Фото с сайта nzherald.co.nz

21 дело о некачественном оказании медицинской помощи расследуется сегодня в городском отделе регионального следственного управления Следственного комитета РФ.

Убийства уступили место должностным преступлениям и сексу.

Дело врачей

В июне этого года в одну из вологодских поликлиник обратился 25-летний молодой человек. Хирург констатировал воспаление в области мышечной впадины и принял решение о немедленном оперативном вмешательстве. Пациенту была сделана амбулаторная операция по удалению фурункула, а потом назначены антибиотики. Спустя несколько дней молодой человек умер.

«Сегодня в производстве городского следственного отдела — 21 уголовное дело по заявлениям граждан о некачественном оказании медицинской помощи, — говорит руководитель СО по городу Вологде регионального управления СК РФ Роман Коробанов. — Для сравнения: в 2018 году за тот же период аналогичных дел было всего три. Поскольку в Вологде со­средоточены практически все областные учреждения здравоохранения, то именно городской отдел проводит проверку в каждом случае обращения о некачественном оказании услуг».

Ещё одно уголовное дело в июне было возбуждено по факту гибели ребёнка в одном из вологодских роддомов. Как полагает мать, врач не приняла своевременное решение о проведении кесарева сечения.
Пока медиков привлекают либо по статье 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности», если пациент умер, либо по статье 238 «Выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности».

Иногда аналогичные дела рассмат­риваются и без участия следствия. В частности, гражданское дело об удалении кончиков пальцев пациентке, которая поступила в больницу с подозрением на аппендицит. В мае 2018 года женщина была прооперирована, однако вместе с аппендиксом потеряла из-за развившегося некроза кончики пальцев, которые удалили уже после выписки из вологодской больницы в клинике Санкт-Петербурга. После тяжелой реабилитации семья пострадавшей обратилась в суд к вологодскому учреждению, проиграла его, оспорила решение, и сейчас рассмотрение состоится уже в Вологодском районном суде как независимой инстанции.

Особый отдел

В ноябре 2018 года глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин дал поручение о создании отдельных «особых отделов» в ведомстве, которые призваны заниматься только расследованием врачебных ошибок. Одновременно идет работа над поправками в Уголовный кодекс, где предполагается отдельно выделить «медицинские статьи». В июне этого года на портале нормативных правовых актов был опубликован законопроект об ответственности врачей за ненадлежащее оказание медпомощи, подмену сведений и биологических материалов. Но документ провисел всего несколько часов, а затем пропал. Однако из его содержания ясно, что поправки в УК фактически готовы и в ближайшее время будут вынесены на рассмотрение в Госдуму. В частности, появились статьи: 124.1 «Ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги)» и 124.2 «Сокрытие нарушения оказания медицинской помощи». Первая статья в случае смерти пациента или причинения тяжкого вреда здоровью грозила бы лишением  допустившего ошибку врача свободы сроком на 7 лет. Проект второй предполагает принудительные работы или лишение свободы на срок до четырех лет.

В следственном управлении Следственного комитета по Вологодской области пока спецотдела нет, но специализирующиеся на врачебных ошибках следователи есть.

«Сейчас у нас работает следователь, который ведет именно подобные дела, — рассказывает Роман Коробанов. — Зачастую поводом для обращения пострадавших к следователям становятся результаты проведённых страховыми компаниями экспертиз».

Следственный комитет не ставит целью завершить проверку по заявлению именно уголовным преследованием. Часто бывает, что по результатам экспертизы понятно: врач сделал все возможное... | Фото с сайта lukenbill-law.com

Однако неправильно было бы думать, что все без исключения обращения пациентов, по мнению которых врачи совершили ошибку, заканчиваются уголовным преследованием.

«Решение принимается только после тщательной проверки и проведения независимой экспертизы за пределами региона, — говорит начальник городского следственного отдела. — На это уходит иногда 3-4 месяца, иногда и больше. Следственный комитет не ставит целью завершить проверку по заявлению именно уголовным преследованием. Часто бывает, что по результатам экспертизы понятно: врач сделал всё возможное».

Однако факт остается фактом: количество уголовных дел в отношении медицинских работников выросло в десятки раз.

«Сейчас по каждому факту детской и младенческой смерти возбуждается уголовное дело, — говорит начальник Департамента здравоохранения Вологодской области Сергей Бутаков. — Такая практика. Тщательно расследуется каждый случай смерти. Взрослые пациенты обращаются часто после выписки из больницы, уже получив медицинскую помощь. Но потом почему-то обращаются с жалобой. Правильно ли это? Я так не считаю. Вопрос этот очень сложный».

С учетом того, что на сегодняшний день укомплектованность врачами в Вологодской области составляет 88%, кадровый вопрос может быть не решен вообще никогда.

«Я считаю, что люди больше стали доверять следственным органам, — говорит Роман Коробанов. — О результатах работы пишут СМИ, сообщают судебные органы. Вологжане видят, что есть результаты, есть решения, принятые в пользу пострадавших».

«Покажи мне»

Еще один «бич» сегодняшних реалий следственных органов — это дистанционные сексуальные преступления.

Буквально на минувшей неделе одно из таких уголовных дел было направлено в суд.

Обычный вологжанин 27 лет от роду вступил в переписку с 10-летней девочкой из Тюмени. Предложил послать ему ее фотографии, а затем попросил сфотографироваться обнаженной. Об этом узнала ее мать и обратилась в следственные органы. Следователи в свою очередь быстро установили, где находится компьютер, с которого мужчина выходит на связь, и задержали развратника в Вологде. 
Подобных случаев всё больше и больше. Иногда следственные органы в месяц возбуждают по два уголовных дела в отношении таких интернет-педофилов. 

«Я не могу объяснить, чем вызван такой всплеск, смотрим на доказательства: нормальный, казалось бы, мужчина, работающий, имеющий семью, а занимается тем, что ищет в Интернете девочек и шлет им сначала собственные интимные фото, а затем просит прислать их фото в ответ. В результате рано или поздно, но это всё равно становится известно», — говорит руководитель городского следственного отдела.

В июле в Вологде снова задержали подозреваемого по этой статье. На этот раз мужчина вел переписку не с одной, а сразу с несколькими малолетними жительницами из разных регионов России. Фото не оставляют сомнения в намерениях.

И только за первые шесть месяцев этого года Следственный комитет возбудил 12 уголовных дел о похожих преступлениях.

25 июля Россия отмечает День сотрудника органов следствия РФ. Изначально Следственный комитет был образован при прокуратуре России, но в январе 2011 года выделен в самостоятельное ведомство.

Специалист по нехимическим видам зависимости, известный вологодский детский психиатр Юрий Афанасьев считает, что победить пагубное явление можно только одним способом: воспитанием.

«Мир порнографии — это огромные деньги. Один из самых высокодоходных видов бизнеса на протяжении многих лет. Получая доступ к Интернету в раннем возрасте, ребенок сталкивается с контентом, который просто растормаживает все инстинкты, которые существуют. Если раньше половое воспитание детей начиналось в 8-м классе с одного урока, а полное понимание наступало в 10-11-х классах, то сейчас дети, еще совершенно неготовые к подобному, уже видят это в Интернете. Всё доступно, а всё доступное обесценивается. А когда это обесценивается, то никаких запретов уже вроде бы не существует. Всё же открыто, все это видят. Что делать? Воспитывать людей и ограничивать доступ к информации, которая не положена по возрасту. Но, конечно, на уровне региона это сделать невозможно. Нужна государственная политика в этом отношении».

«Запретить ребенку доступ в Интернет — это не метод, потому что Интернет носёт в себе  не только развлекательные, но и образовательные и развивающие функции, — говорит Роман Коробанов. — А вот знать, что на самом деле происходит с их детьми, родители должны, это их прямая обязанность, которой не следует пренебрегать. А заодно полезно помнить, что срок наказания за подобные преступления — до 20 лет. Но об этом эти люди задумаются только тогда, когда им будет предъявлено обвинение».

471
0
Еще статьи этого автора

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.