Ключ к шифру

№42 (1143) от 22 октября 2019 г.

Слева на фото: колоритным мужчиной был управляющий Северо-Двинским пароходством Сергей Васильевич Макаров. | Фото из семейного архива Мансветовых-Кожиных. ПУБЛИКУЕТСЯ ВПЕРВЫЕ

А справа - фото самого Юрия Кнорозова. Где-то в 1970 году коллега подарила Кнорозову сиамскую кошку Асю (Аспида). Привязанность учёного к кошке была так велика, что он почти серьёзно именовал её «своим соавтором» и даже включил в этом качестве в машинопись статьи 1973 года о классификации сигнализации. Самая известная фотография учёного — с Асей (Аспидом) на руках — была сделана тогда же сотрудницей Кунсткамеры Галиной Дзенискевич; по свидетельству Галины Ершовой, это единственная фотография, которая нравилась самому Кнорозову. Именно этот снимок воспроизведён на могиле учёного и на памятнике ему в Мексике. | Фото с сайта rsuh.ru

Внук управляющего пароходством из Великого Устюга расшифровал письменность индейцев майя, за что удостоился двух памятников в Мексике.

Научные центры его имени с 2010 года существуют в Гватемале и Мексике, а двоюродная сестра была директором Великоустюгского краеведческого музея.

Тем не менее «последний гений XX века» (так назвала вышедшую в сентябре 2019 года монографию о нём его ученица Галина Ершова) предпочитал не афишировать эту сторону своей жизни. В частности, в автобиографии, говоря о матери-домохозяйке, ни словом не обмолвился о её устюжских корнях...

Сам он, родившийся в Украине (в Харькове даже есть улица его имени), а с 1949 года и до конца жизни проработавший в знаменитой питерской Кунсткамере, писал: «Сердцем я всегда остаюсь мексиканцем». Эти слова высечены на памятнике ему, воздвигнутом в 2018 году в мексиканском городе Мериде рядом с Большим музеем мира майя.

По следу матери

Лауреат Государственной премии СССР, доктор исторических наук Юрий Валентинович Кнозоров (а речь именно о нём) иногда с иронией именовал себя «дитя сталинского времени»: в его судьбе отразилась целая эпоха.

Фамилия «Кнорозов» относится к числу редких. По одной из версий, кнорозом в XV веке могли именовать кабана. Дед по отцовской линии дешифровщика письменности майя родился в Екатеринодаре, получил юридическое образование, практиковал в Тифлисе, а женат был на будущей первой народной артистке Армении. В семье было пятеро детей. Валентин — отец учёного — родился в Екатеринодаре.

А вот по материнской линии предки Юрия Валентиновича были родом из Великого Устюга, из уважаемого семейства Макаровых.

Про деда по этой линии Сергея Васильевича Макарова даже его ныне здравствующим правнукам мало что известно. Великоустюгская писательница и краевед Любовь Данилова выяснила лишь, что он служил управляющим Северо-Двинским пароходством Василия Кострова в Великом Устюге.

Купец первой гильдии Василий Иванович Костров (1828-1887) был человеком неукротимой энергии, что быстро сделало его одним из самых богатых горожан, а в 1867 году — и городским головой. Сколотив состояние на торговле льном и щетиной, он в 1874 году вместе с двумя другими купцами учредил сперва «Товарищество Северо-Двинское пароходство на вере», а позже — уже собственное Северо-Двинское пароходство, которое по наследству перешло потом к его сыну.

Именно этим пароходством управлял дед Юрия Кнорозова Сергей Васильевич Макаров. Как рассказывает Любовь Данилова, одна из его дочерей, Любовь Сергеевна (в замужестве Мансветова) была очень уважаемым в Великом Устюге врачом и мамой директора Великоустюгского краеведческого музея Елены Сергеевны Мансветовой. А другая, Александра Сергеевна, стала матерью Юрия Кнорозова.

Пример расшифрованного по методу Кнорозова письма майя из так называемого Дрезденского кодекса, где описывается жизнь богов. | Репродукция с сайта wikimedia.org

Удар судьбы

Его отец Валентин познакомился с Александрой в Петербурге. Там же родители будущего учёного и обвенчались в 1911 году. После рождения первенца Сергея семья переехала в Харьков, куда направили Кнорозова-старшего. А когда Валентина забрали в армию, Александра с детьми — Сергеем и родившейся к тому времени Галиной — переселилась в железнодорожный посёлок Южный (ныне город Пивденное). Там и появился на свет Юрий.

Судя по воспоминаниям родственников и самого Юрия Кнорозова, он рос беспокойным ребёнком. В 5-летнем возрасте, играя с братьями то ли в крикет, то ли в лапту, он получил сильный удар по голове, лишившись на некоторое время зрения. Именно этот удар, как искренне считал Юрий, и открыл его способности.

Окончив в 1939 году рабфак, Юрий Кнорозов решил выучиться на психиатра. Но медицинские факультеты в то время готовили в основном военных врачей, а медкомиссию Юрий не прошёл из-за врождённого плоскостопия. Пришлось поступать на исторический факультет Харьковского университета.

...Все планы порушила начавшая Великая Отечественная война. Девушка, с которой Юрий встречался, была убита немцами. Семья в Южном уцелела, но дом был занят оккупантами, и Кнорозовы переселились в сарай-пристройку. Поскольку Юрий подпадал под немецкую трудовую мобилизацию, он был вынужден скитаться по сёлам в поисках заработка, чтобы поддержать мать и сестру...

В конце концов Кнорозовым удалось перебраться в Воронежскую область, а затем оказавшийся в Москве и ставший уже полковником Валентин Кнорозов сумел вытащить семью в столицу.

Памятник Юрию Кнорозову в Медине (Мексика). | Фото с сайта wikimedia.org

«Прорыв Кнорозова»

Сперва Юрий, ставший студентом истфака МГУ, увлёкся египтологией, а после войны, в 1946 году, выбрал для специализации кафедру этнографии и тогда же заинтересовался расшифровкой письменности индейцев майя.

Цивилизация майя — крупнейшая в доколумбовой Америке — оставила после себя множество загадок, одна из которых — письменность. Это хорошо разработанная система знаков, напоминающих египетские иероглифы, которые кропотливо вырисовывались на керамике и стенах, записывались в бумажных кодексах, вырезались в дереве или камне. Всего доступно порядка 7000 текстов. Сегодня из около 800 известных знаков расшифровано примерно 75%, что позволяет прочитать до 90% надписей. Но этого не было бы, если б не вклад Юрия Кнорозова.

Правда, в Москве устроиться в аспирантуру ему не позволили, поскольку в своё время он числился на оккупированной территории. Лишь в Ленинграде нашлось место младшего научного сотрудника в восстанавливаемом после войны Музее этнографии (сейчас — Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) Российской академии наук — один из крупнейших и старейших этнографических музеев мира, являющийся  преемником первого российского государственного публичного музея — знаменитой Петровской Кунсткамеры, основанной Петром I в 1714 году).

Легенда гласит, что когда Кнорозов приехал в 1949 году в Ленинград, его поселили прямо в здании Кунсткамеры, в крохотном «пенале» шириной в три метра. Но это всё байки. На самом деле Юрию Валентиновичу предоставили жилую комнату в служебном помещении неподалёку.

Должностные обязанности в музее включали разбор коллекций и архива, проведение экскурсий для школьников, однако главной задачей Кнорозова в Ленинграде стала дешифровка письменности майя.

В 1952 году Юрий Валентинович опуб­ликовал статью «Древняя письменность Центральной Америки», в которой предположил, что при расшифровке письма майя следует считать каждый символ не отдельной буквой алфавита, как полагали ранее, а целым слогом. За этот метод, впоследствии названный «прорывом Кнорозова», учёный в 1955 году получил сразу докторскую степень, минуя кандидатскую.

В 1977 году за расшифровку письменности майя Кнорозов был удостоен Государственной премии СССР. Но лишь в 1990 году ему удалось впервые побывать в странах, письменность предков жителей которой он расшифровал.

А вот до Великого Устюга, родины своей матери, он так и не добрался. 

30 марта 1999 года учёный, чьи заслуги признал весь мир, скончался от инсульта. Похоронили Юрия Валентиновича на Ковалёвском кладбище под Петербургом.

Памятник на его могиле — стела с изображением Кнозорова с кошкой на руках и иероглифами, означающими годы его жизни по календарю майя. А перед стелой установлен жертвенный камень — знак того, что в жертву науке принёс свою жизнь внук управляющего пароходством из Великого Устюга.

Автор благодарит за помощь Любовь Данилову (Великий Устюг).

399
0
Похожие статьи
  • 06 февраля' 19 | Культура

    Почему жители одной деревни, как правило, дальние родственники друг другу? Имеет ли население восточных районов Вологодчины польские корни? Кто из вологжан является потомком обрусевших калмыков? На вопросы «Премьера» отвечает заместитель директора Государственного архива области по научной работе Илья Кузнецов.

    822
    0
  • 23 октября' 18 | Как это было

    Многие думают, что Вологодская земля была местом ссылки только революционеров конца XIX — начала XX веков. На самом же деле политически неблагонадёжных отправляли сюда на пятьсот лет раньше.

    265
    0
  • 16 января' 19 | Нераскрытые тайны

    Необычная находка на реке Шексне осенью 1962 года могла пролить свет на не имевшие документальных подтверждений легенды, гуляющие окрест по сей день. Но...

     

    603
    0
  • 10 октября' 18 | Своё — родное

    Самый молодой город Вологодской области Красавино, что в 25 километрах к северу от Великого Устюга, дважды прогремел на весь мир: сперва своими тканями из льна, затем — благодаря подвигу ученика здешней школы, предотвратившего ядерную катастрофу.

     

    656
    1
  • 06 ноября' 19 | След в истории

    В обширном творческом наследии автора «Московского дворика», «Заросшего пруда» и «Бабушкиного сада» есть лишь одна картина, имеющая непосредственное отношение к Вологодчине. Но история её — сплошная загадка.

    175
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.