Алексей Кудряшов

e-mail: alex-kudr@mail.ru

Кок с погибшей «Сёмги»

№31 (1132) от 6 августа 2019 г.

Подводная лодка Щ-308 «Сёмга» на рейде в Таллине. Снимок 1941 года. | Фото с сайта pastvu.com

Опустившись на дно Финского залива, Президент России Владимир Путин поклонился могиле жителя Бабаевского района Гавриила Назарова, который до сих пор числится пропавшим без вести в Великую Отечественную.

Наш земляк служил коком на подводной лодке Щ-308 «Сёмга», подорвавшейся на мине и навсегда оставшейся на 60-метровой глубине.

До весны 2018 года никто не знал, что же произошло с этой подлодкой и экипажем. Её обнаружили в мае во время очередной экспедиции проекта «Поклон кораблям Великой Победы».

Братская могила

Российский подводно-поисковый проект «Поклон кораблям Великой Победы» стартовал в 2005 году, спустя четыре года обрёл международный статус. Его цель — поиск погибших советских кораб­лей и увековечение памяти их экипажей. Участники операции смог­ли найти места гибели 17 подлодок и более 20 надводных кораблей, уничтоженных или потерпевших крушения во время Великой Отечественной и Первой мировой войн.

Поиск и обследование находок ведётся с применением современных технологий и эхолотов. Порой исследователи натыкаются на совершенно неожиданные находки. Так, во время поисков Щ-308 было найдено английское торговое судно XIX века, предположительно затонувшее в 1856 году, а также ещё 55 подводных объектов.

«Когда мы нашли лодку, она была полностью покрыта рыболовецкой сетью, — рассказал газете «Аргументы и факты» руководитель поискового отряда Константин Богданов. — На находку нас навёл один рыбак, который рассказал, что в этом районе рыбацкие суда часто теряли сети или ломали тралы».

На затонувшей лодке действительно обнаружилось много отметин от столкновений с рыбаками — командирский перископ погнут, носовое орудие сломано...

Затонувший боевой корабль считается братской могилой погибших моряков. Тела жертв никогда не поднимаются. После того как лодку находят, определяют, что это был за корабль, находят список его экипажа, после чего передают точные координаты места гибели, описания и фотодокументы родственникам погибших и Министерству обороны для оформления статуса братского захоронения. Над точкой гибели корабля проводятся церемония по отданию воинских почестей и панихида. Родственникам погибших моряков передают грунт со дна. На корпус затонувшего судна крепится мемориальная табличка со списком экипажа.

Именно такая табличка была установлена на подлодке Щ-308 во время погружения к ней Владимира Путина 27 июля 2019 года, в канун Дня Военно-морского флота. С этого момента подлодка официально считается братской могилой 40 членов её экипажа, чьи имена указаны на памятной табличке.

Среди этих имён — только один представитель наших краёв: предпоследним в перечне членов команды Щ-308 значится житель Бабаевского района Гавриил Иванович Назаров 1914 года рождения. Согласно Книге Памяти, он до сих пор числится пропавшим без вести...

Так выглядела погибшая подлодка Щ-308 во время спуска Владимира Путина. | Кадр видео с сайта vod5tv.cdnvideo.ru

Невезучая «Сёмга»

У подводной лодки Щ-308, найденной в Финском заливе близ острова Гогланд (180 километров от Санкт-Петербурга и всего 3 километра от границы с Эстонией), несчастливая судьба.

Советская дизель-электрическая торпедная подводная лодка Щ-308, получившая собственное имя «Сёмга», принадлежит к серии V-бис проекта «Щ» — «Щука». Всего было построено 86 подводных лодок типа «Щ» шести различных серий, что сделало их самым многочисленным типом советских подводных лодок в годы Великой Отечественной войны. Отличительными особенностями данных субмарин были сравнительная дешевизна в производстве, повышенная живучесть и маневренность.

Постройка «Сёмги» началась в Горьком (сейчас Нижний Новгород) в 1930 году, а на воду лодку спустили 25 апреля 1933 года. К началу советско-финляндской войны входила в состав 15-го дивизиона подводных лодок и заканчивала капитальный ремонт и модернизацию на заводе № 189 в Ленинграде, поэтому участия в боевых действиях не принимала.

22 июня 1941 года Щ-308 встретила под командованием капитан-лейтенанта Александра Маркелова в составе отдельного учебного дивизиона в Ораниенбауме (сейчас — город Ломоносов под Петербургом). 19 июля лодку отправили в Таллин, оттуда она вышла в свой первый боевой поход — на охоту за фашистскими конвоями. Однако командир повёл себя, мягко говоря, малодушно — постоянно уклонялся от боестолкновений, ссылаясь то на малозначительность целей, то на обнаружение со стороны противника. А по возвращении на базу лодка умудрилась протаранить буксир, получив серьёзные повреждения и встав на ремонт. Этого Маркелову, конечно, простить не могли и за трусость и головотяпство даже приговорили к расстрелу, но потом, правда, сменили гнев на милость и отправили служить на тральщик, решив больше не подпускать к подлодкам. В итоге первый командир «Сёмги» прошёл всю войну, а вот субмарине повезло куда меньше.

Зиму 1941-1942 годов Щ-308 простояла в Ленинграде. 14 февраля подлодка получила повреждения от разорвавшегося рядом артиллерийского снаряда. В апреле 1942 года «Сёмге» назначили нового командира — Ивана Автамонова, но тот продержался на посту всего-то три месяца: когда лодка в июле отправилась в Кронштадт, из-за слабой подготовки личного состава на переходе повредила кормовые горизонтальные рули, и Автамонова с должности сняли.

На смену ему пришёл капитан третьего ранга Лев Костылев.

15 сентября 1942 года Щ-308 отправилась из Кронштадта на Лавенсаари, откуда 18 сентября вышла в боевой поход. 22 сентября лодка заняла позицию в районе острова Утё. 20 октября 1942 года командир лодки доложил по радио, что лодкой уничтожено 3 транспорта противника общим водоизмещением 16 000 тонн, но Щ-308 получила повреждения, и поэтому он просит «добро» на возвращение. Начальник штаба в двух радиограммах приказал Щ-308 возвращаться, но лодка в Кронштадт так и не вернулась, а на связь больше не выходила...

Таким образом, за свою недолгую жизнь «Сёмга» поучаствовала всего в двух боевых походах и произвела 3-4 торпедные атаки, результативность которых, впрочем, историками ставится под сомнение.

До обнаружения остова лодки в мае 2018 года существовало несколько версий её конца: торпедная атака противника, глубинная бомба, потеря плавучести от полученных ранее повреждений...

Когда Щ-308 была найдена, исследователи выяснили истинную причину её гибели: подлодка наскочила на мину на обратном пути на базу. Установили даже дату — между 24 и 26 октября 1942 года. Тут помогли записи в журнале с немецкого наблюдательного поста на острове Большой Тютерс, расположенного неподалёку. Там говорится, что в эти дни было зафиксировано несколько взрывов глубоководных бомб из минного заграждения, поставленного рядом...

Как бы кощунственно это ни прозвучало, но «Сёмге» и 40 членам её экипажа просто не повезло. Последнему её командиру Льву Костылеву фортуна, по большому счёту, улыбнулась только единожды: у него на корабле был замечательный кок — наш земляк Гавриил Назаров из ныне не существующей бабаевской деревни.

Как и все остальные члены экипажа «Сёмги», в официальных документах он до сих пор числится пропавшим без вести.

Подлодка Щ-308 на дне, оконтуренная локаторами, и ее последний командир Лев Николаевич Костылев (родился в Петербурге в 1913 году и погиб со своим кораблём в октябре 1942-го). | Фото с сайтов itd2.mycdn.me и sovboat.ru

Второй после командира

В мемуарах подводников Великой Отечественной можно прочесть, как важна должность корабельного повара в условиях боевых походов и как трудно найти классного специалиста. А уж как страдали подлодки малого класса, на которых должность кока не предусматривалась вовсе, и его обязанности выполнял кто-нибудь из торпедистов! К счастью, Щ-308 относилась к среднему классу, и потому кок ей был положен по штатному расписанию.

Из воспоминаний торпедиста и одновременно кока подводной лодки М-35 Ивана Миргородского: «Вовремя накормить личный состав вкусным обедом, притом в условиях штормового военного моря — это также очень важная и не из простых задача. Ведь когда подводник сыт, у него совсем другое настроение, и он готов в любое время выполнить всё, что от него требуется!» Как свидетельствует бывший фельдшер подводной лодки Щ-215 (Черноморский флот) П.П. Лева, «несмот­ря на трудное военное время, подводники получали почти всё положенное на автономный паёк. Питание было высококалорийным, качественным и разнообразным. Жалоб не было».

Разнообразить основанный на консервах рацион в условиях замкнутого пространства — та ещё головоломка для повара (будем говорить всё же по-морскому — кока, для матросов — второго человека после командира). Судя по отсутствию каких-либо нареканий на питание Гавриил Назаров на «Сёмге» прекрасно справлялся со своими обязанностями. Да, он не стоял у пусковых аппаратов торпед, но именно благодаря его усилиям экипаж чувствовал себя готовым к подвигам.

Увы, мы не знаем, где Гавриил Назаров научился готовить. Мы вообще очень мало знаем о нём.

 

Известный фотограф Роберт Диамент во время Великой Отечественной сделал отличный фоторепортаж про кока подводной лодки С-56 Василия Павловича Митрофанова (Северный флот, 1943-1944 гг.) . Вот один из этих снимков. Особенно впечатляет, что на борту подлодки — фарфоровые тарелки! | Фото с сайта pikabu.ru

Он родился в 1914 году в деревне Малахово нынешнего Бабаевского района Вологодской области. От райцентра до этой затерянной среди болот деревни напрямки — всего 19 километров (городские охотники бывают в тех краях, промышляя медведя), но если по дороге — то выходит крюк больше сорока, причём последние десять можно преодолеть только на тракторе или вездеходе. Должно быть, это и стало причиной того, что к сегодняшнему дню там никто уже не живёт. Уроженка этой деревни Валентина Салахова рассказывала газете «Наша жизнь»:

«Я родилась уже после войны в небольшой деревушке Малахово нашего Бабаевского района. Сейчас этой деревни уже нет. А в годы моего детства в ней насчитывалось 36 жилых домов, 5 из них были построены уже после войны... Не было в деревне избы, которую бы война обошла стороной. По неполным спискам, из нашей деревни на фронт ушли 55 человек... Из семьи Михаила и Екатерины Павлушиных на разных фронтах воевали три сына — Александр, Николай и Фёдор. Двое из них домой не вернулись... Большинство из тех, кто ушёл защищать Родину, не вернулось в свою родную деревню. У нас в 18 избах жили или одинокие старики, или женщины с детьми подросткового и юношеского возраста. Их сыновья, мужья и отцы погибли на той страшной войне».

Возможно, одним из этих одиноких стариков был Иван Иванович Назаров, отец Гавриила (именно его данные указаны «для связи» во всех документах). Согласно карточке учёта потерь, Гавриил Иванович Назаров пропал без вести 7 января 1943 года, тогда как на самом деле, как мы теперь знаем, он погиб 25-26 октября 1942-го на дне Финского залива.

Эта карточка учёта потерь да два однотипных упоминания в перечнях исключённых из списков личного состава флота — вот и все документы, проливающие свет на судьбу кока «Сёмги» Гавриила Назарова. 
| Фото с сайта obd-memorial.ru

К началу Великой Отечественной Гавриил считался уже опытным моряком — он был призван во флот Бабаевским райвоенкоматом ещё в 1937 году. В ту пору на флоте служили 5 лет (на основании закона об обязательной военной службе от 13.08.1930 г.), при этом в армию призывали в 21 год (в 1939 году закон скорректируют, но срок службы останется прежним). По документам, комсомолец Гавриил Назаров на момент призыва был холост и работал в колхозе. Не исключено, кстати, что первый кулинарный опыт он получил в местной пекарне — в Малахове пекли вкусный хлеб, и пекарня, между прочим, просуществовала там, пока жила сама деревня, то есть до семидесятых годов. К слову, из-за бездорожья и кладбище там было своё...

Если б не война, Гавриил Назаров в 1942 году уже «дембельнулся» бы. Он имел воинское звание «старший краснофлотец», существовавшее в ВМФ с 1940-го по 1946 год и соответствующее армейскому званию «ефрейтор» (в июле 1946 года заменено званием «старший матрос»). Но это, собственно, и всё, что нам известно о службе кока из бабаевской деревеньки, который не дожил до Победы, и даже фотографии которого не осталось.

Нет, он не пропал без вести. И пусть могила его глубока, но она найдена. А значит, расшифрована ещё одна судьба, исковерканная войной.

Светлая память бабаевскому пареньку!

Президент России Владимир Путин:

— Ещё одним экипажем, который считался пропавшим без вести, стало меньше и, наоборот, прибавилось количество людей, которых мы все и их родственники с полным правом считаем погибшими за Родину... Скажу, может быть, вещь тривиальную: это важно не для тех ребят, которые покоятся на дне Финского залива, важно для нас, для будущих поколений, потому что все должны знать: Россия своих героев не забывает, не забывает тех, кто отдал жизнь за свободу и безопасность нашего Отечества, за нас с вами.

 

| Цитируется по РИА «Новости». Фото с сайта profile.ru

В тему: как кормили наших подводников в боевых походах в годы Великой Отечественной войны?

Ответить на этот вопрос отчасти помогают хранящиеся ныне в фондах Центрального военно-морского архива в Москве отчёты по нескольким боевым походам двух черноморских подводных лодок-«малюток» — М-54 и М-55 — за период с августа 1943 года по январь 1944-го. За это время обе лодки совершили 8 походов на боевые позиции, пробыв в море в целом 89 дней, на каждый из которых сохранилось отдельное меню экипажа, подписанное лодочным коком.

Советским подводникам в море полагалось трёхразовое питание — завтрак (именуемый также утренним чаем), обед и ужин.

Первый в сутки приём пищи был наиболее лёгким из всех. Обязательными элементами завтрака были чай с сахаром и белый хлеб со сливочным маслом. В дополнение к такому лёгкому завтраку черноморским подводникам в боевом походе могли иногда выдавать различные «импортные консервы»; по разу в их боевом рационе на завтрак появлялись маринованная сельдь и варенье.

Самым обильным был второй в сутки приём пищи, непременно сопровождаемый вином (250 граммов). Традиционное первое блюдо — флотский борщ со свежей капустой или с мясом. Обязательным элементом вторых блюд были всё те же различные «импортные мясные консервы», включая сосиски, ветчину (бекон), колбасу и сало (шпик). Основным гарниром для черноморских подводников был рис. В редких случаях на второе блюдо полагалась манная или сладкая рисовая каша на сгущённом молоке. Третьим блюдом был обязательный флотский компот.

Самым разнообразным по ассортименту был ужин. Традиционным его элементом было какао, вместо которого выдавали также компот или чай с печеньем. На гарнир преобладал в различных видах картофель со всё теми же «импортными мясными консервами». Редко на ужин готовились сладкая рисовая каша на сгущённом молоке и омлет или открывались овощные консервы.

 

 

Обед на подлодке — маленький праздник посреди войны. | Фото с сайта pikabu.ru

288
0
Похожие статьи
  • Танк-памятник, стоящий в центре Вологды на улице Мира, появился в честь вологжан, в годы Великой Отечественной пожертвовавших свои сбережения на создание танковой колонны. Но куда на самом деле ушли собранные простыми людьми миллионы?

    241
    0
  • 21 августа' 19 | Чтобы помнили

    Журналист «Премьера» Владимир Пешков побывал в местах, где его дед заканчивал Великую Отечественную войну почти 75 лет назад.

    7
    0
  • 14 августа' 19 | Нераскрытые тайны

    В 2005 году в лесной глухомани под Шексной откопали сбитый фашистский самолёт «Юнкерс-88» — редкость для наших краёв. Но ещё больше удивил груз, который обнаружился на борту.

    382
    0
  • 26 июня' 19 | Общество

    В ходе прямой линии с Президентом России Владимиром Путиным, состоявшейся 20 июня, дважды прозвучали вологодские темы.

    110
    0
  • 21 мая' 19 | Чтобы помнили

    Вологодские поисковики вернулись из очередных весенних поисковых экспедиций. Раскопки проводились на территории Ленинградской и Тверской областей. Были найдены и перезахоронены около двух сотен погибших бойцов Красной армии.

    122
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.