Крайний прыжок

№8 (1212) от 2 марта 2021 г.

Самый необычный подарок на день рождения Наталья Мельникова (в девичестве Кочанова) получила, когда ей исполнилось 17. Это был прыжок с парашютом. В тот же день она прыгнула ещё раз, но уже без инструктора. И понеслось… 

Но поскольку прыжки стоили недёшево, студентке Вологодского пединститута даже пришлось подрабатывать на аэродроме укладчицей парашютов.  

«Не боятся только дураки»

Можно сказать, что покорять небо Наташе на роду было написано, поскольку она дочь  высококлассного лётчика, отслужившего в гражданской авиации 30 лет, и налетавшего в общей сложности 13 тысяч 600 часов.

Наибольшую часть времени он служил лётчиком Вологодского аэропорта, а с 1999-го по 2006 год его местом под солнцем стал аэродром Труфаново, расположенный в Семёнковском сельском поселении Вологодского района. 

Однако заслуга отца в «боевом крещении» дочери была косвенной, поскольку подвигнул её на прыжок с парашютом не он, а начальник Вологодского аэроклуба Георгий Крашенинников. Так получилось, что именно в день рождения Натальи, 16 июля, Лев Николаевич и Георгий Валентинович  пригнали из Москвы новый Ан-2. Узнав, что у девушки праздник, начальник аэроклуба в качестве подарка предложил ей в тандеме с ним совершить прыжок с парашютом. В отличие от многих дебютантов, с восхищением описывающих свой первый прыжок, Наталья признаётся, что полёт с трёхкилометровой высоты был нелёгким, поскольку встречный поток воздуха упруго бил в нос, рот, в уши». 

«Правда, страха почти не было, ведь прыгала с инструктором, ну а после приземления меня охватили радость и гордость, — вспоминает девушка. — И тут же решила прыгнуть уже самостоятельно, чтобы почувствовать разницу. Пройдя краткий курс обучения, снова села в самолёт…» 

Увлечение парашютным спортом стоило немалых денег, поэтому Наталья стала подрабатывать на аэродроме укладчицей парашютов. «Я руки изводила в кровь, ногтей практически не имела, о маникюре даже мечтать не могла, — признаётся парашютистка. — Но самое главное, укладка каждого парашюта, несмотря на то, что потом его проверял инструктор, требовала максимальной ответственности. Когда парашютисты шли в самолёт с моими парашютами за спиной, я крестилась. Ведь парашют должен раскрыться не абы как, а по возможности мягко и плавно. После укладки не одной сотни парашютов я стала прыгать только со своим парашютом». | Фото из архива героини

И вот тут-то Наталье стало по-настоящему страшно. Однако, утешая себя тем, что теперь ей предстоит пролететь «всего» тысячу метров, девушка смело сделала шаг в небо и, успев полюбоваться землёй с высоты птичьего полёта, благополучно приземлилась. На этот раз радости и гордости было куда больше: ещё бы, ведь она совершила первый самостоятельный прыжок, когда надеяться приходилось только на саму себя! И тогда счастливая

Наташа подумала: «Я всё могу!» Однако уже через пару недель стоявшую у открытого люка летящего самолёта 17-летнюю вологжанку снова обуял страх. И был он гораздо больше предыдущего.  «Думала, после двух прыжков я уже не буду бояться, да не тут-то было, — улыбается Наталья. — Дрожала как осиновый лист». Несмотря на страх, она снова нашла в себе силы шагнуть в бездну. 
Только после третьего раза девушка почувствовала, что «почти» избавилась от страха высоты. 

«Почти — потому, что даже самые опытные парашютисты испытывают волнение перед прыжком, — утверждает Наташа. — А не боятся только дураки». 

Она отлично знает, как непросто при сильном ветре бороться с болтанкой, а при приземлении прилагать все усилия для разворота купола парашюта против ветра. Если этого не сделать, последствия могут быть самыми плачевными. 

С ПЕТЛЁЙ НА ШЕЕ       

Совершая прыжок за прыжком, наша героиня многого натерпелась. Одно из самых негативных воспоминаний связано с парашютом марки Д1 5У, у которого рваная модель купола. Если развернуть его против ветра, что непросто, то с помощью специальных прорезей в куполе парашютисту удается задать нужное направление для благополучного приземления. В противном случае можно столкнуться на земле с каким-нибудь препятствием, например, с деревом. Готовясь к прыжку, Наталья не заметила, что вытяжной фал (верёвка, стягивающая чехол с парашюта) еще в самолёте обмотался вокруг шеи. Прозевал это и инструктор. Девушка прыгнула и при раскрытии парашюта потеряла сознание из-за затянувшегося на шее фала. Очнулась только в считанных метрах от земли, когда даже сгруппироваться не было времени…

Но ей дико повезло, поскольку её в свои объятия принял… стог сена. Свидетелем этого прыжка был отец Наташи, находившийся за штурвалом самолёта, из которого она выпрыгнула. Переживая за дочь, Лев Николаевич стал кружить над местом приземления. 

«У меня была ободрана вся шея, от малейшего движения которой я испытывала сильную боль, — рассказывает Наталья. — Но мне удалось встать и подать папе знак рукой, что у меня всё в порядке, и он может возвращаться на аэродром. От мамы, к счастью, мы смогли всё это скрыть, иначе она бы, наверное, не пережила». 

Если сказать, что Наташа не горела желанием вернуться в парашютный спорт после «удушающего» прыжка, значит, не сказать ничего. Однако как только зажила шея, ей пришлось снова надеть на себя парашют и сесть в самолёт: на этом настоял отец, не желавший, чтобы дочь росла мямлей. И действительно, стоило ей совершить прыжок, как она снова воспылала любовью к парашютному спорту. Правда, до следующего не совсем удачного прыжка. 

Можно сказать, что покорять небо Наташе на роду было написано, поскольку она дочь  высококлассного лётчика, отслужившего в гражданской авиации 30 лет, и налетавшего в общей сложности 13 тысяч 600 часов. | Фото из архива героини

 «ПОСЛЕДНИЙ» ИЛИ «КРАЙНИЙ»? 

Как известно, в среде парашютистов и лётчиков не принято употреблять слово «последний». Вместо него говорят «крайний». Однако когда Наталья прыгнула с парашютом в 24-й раз, она решила: всё, с меня хватит, это был мой последний прыжок. Потому как получился он одним из самых худших в её спортивной карьере. В память девушке навсегда врезался тот августовский вечер, когда она с отрядом омоновцев взмыла на самолёте в небо в 21:00. Первыми благополучно десантировались бойцы, когда же прыгнула Наташа, поднялся сильный ветер и пошёл дождь, как из ведра. Сразу потемнело, и мотавшую ветром парашютистку понесло далеко в сторону. 

«Было очень страшно, так как хотя я смутно видела, что пролетела одно поле, другое, дорогу, реку, всё равно не понимала, куда меня несёт, — вспоминает Наталья. — И тут я в ужасе увидела, что падаю на лес! Мелькнула мысль: стану хорошей добычей для зверей!»

Но ей опять повезло, поскольку приземлилась она на кромку леса, зацепившись куполом парашюта за ель. Освободившись, стала стягивать парашют на себя, что оказалось чрезвычайно непростым делом. И без того весивший 21 килограмм парашют от дождя стал ещё тяжелее, отнимала последние силы и шестикилограммовая «запаска» на животе. С уложенным в сумке парашютом Наташа вышла на дорогу, где, на её счастье, уже горело электрическое освещение. И тут она увидела машину отца, отправившегося на её поиски. «Я поплелась к машине вся измученная и зарёванная, а тут ещё папа «поднял» настроение своим окриком: «Ну, долго я буду тебя ждать?» — улыбается Наталья. — «Папа, ты хоть бы помог мне!» — бросила я ему сквозь слезы, а в ответ услышала: «Ещё чего! Ты сама полезла в самолёт? Сама! Вот сама и справляйся!» Хотя мне было очень обидно, в душе я понимала, что папа прав».                         

Тем не менее Лев Николаевич с пониманием отнёсся к решению дочери уйти из парашютного спорта. Ну, устала девчонка от приключений, каковых на её долю досталось немало. Пусть идёт в жизни своей дорогой. Вот уже шесть лет Наталья Мельникова работает специалистом отдела культуры, молодёжной политики и туризма администрации Вологодского района. Мало кто в районе знал, что когда-то эта обаятельная молодая женщина совершила 24 прыжка с парашютом. Многим об этом стало известно второго августа прошлого года, в День Воздушно-десантных войск, когда всё на том же аэродроме ДОСААФ Труфаново Наташа решила совершить свой 25-й прыжок. После 15-летнего перерыва. На этот раз, как и впервые в жизни, шаг в небо она сделала не одна.            

В тот день впервые на прыжок отважились многие работники администрации Вологодского района, в том числе коллеги Наташи Мельниковой. Ну разве могла она, бывшая парашютистка остаться в стороне, да еще в День ВДВ! Но признаётся, решиться после большого перерыва было непросто. «Ну, теперь-то это был твой последний прыжок? Или все-таки крайний?» — полюбопытствовал я. «Крайний, конечно. На следующий год в День ВДВ снова буду прыгать».  

Привязка к району: 
262
0
Еще статьи этого автора

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.