Линия невидимого фронта

№30 (1234) от 3 августа 2021 г.
Предельно допустимые расстояния между сооружениями и газопроводом регулируются сводом строительных норм
и правил СП 41-101-203 и зависят от уровня давления газа.
| Фото с сайта www.intmarker.ru

Президиум Верховного суда утвердил обзор практики по спорам, связанным с возведением построек в охранной зоне трубопроводов или на минимальном расстоянии от них. Согласно документу, незнание может освободить от ответственности, более того, за вынужденный снос здания гражданин вправе рассчитывать на компенсацию.

В 2019 году «Газпром трансгаз Ухта» инициировал около 100 судебных исков против дачников Череповецкого района, чьи дома находились на расстоянии ближе 400 метров от газопровода. От владельцев через судебных приставов требовали сноса построек за свой счет. Однако в 2020 году правительству области удалось достичь договоренности с газовиками о том, чтобы законсервировать трубу и вынести ее за пределы дачных кооперативов. Теперь же вопрос начал решаться на системном уровне, чтобы подобных ситуаций не было вовсе.

В обзоре указан перечень законов, а также конкретные случаи из судебной практики, которые нижестоящие суды могут брать за основу. Суть состоит в том, что если собственник не знал о наличии охранной зоны трубопровода на его участке и построил там что-либо, обязать снести постройку его не могут или же обязаны выплатить компенсацию за снос.

Перегибы на местах

Информация о месторасположении самих газопроводов и  нефтепроводах является закрытой для обычных граждан, но на картах отображается охранная зона данных объектов. «Охранные зоны ставятся на кадастровый учет. Если охранная зона на учет не поставлена, на кадастровой карте она не будет отображаться, но при этом может существовать – просто у кого-то руки не дошли ее зарегистрировать. В новых контрактах у нас есть условие постановки на учет охранной зоны, поэтому процесс идет, технологии отработаны, но требуется время. Мы работаем с крупными компаниями «Газпром трансгаз Ухта», «Транснефть – Север», а у них политика такая, что охранные зоны они наносят на карты», – отмечает директор ООО «Базис» Александр Лопатин.

Согласно рекомендациям Верховного суда, в случае, если данные о границах минимальных расстояний до трубопровода не внесены в ЕГРН, здания на данной территории сносу не подлежат. Кроме того, в 2018 году вступили в силу изменения, внесенные в Гражданский кодекс. Согласно им возведенная в пределах охранной зоны постройка не считается самовольной и не подлежит сносу, если человек не знал о действующих там ограничениях. Если решение о сносе было принято до 2018 года, собственник имеет право на компенсацию.

Как поясняет руководитель ООО «Базис», в таких случаях имеет место и человеческий фактор: «Это недоработки местных органов власти. Они должны владеть информацией по месту расположения таких объектов. Стройка мимо администрации не проходит: должны учитываться генплан, охранные зоны, минимально допустимые расстояния и зоны застройки, и только после этого дается  разрешение на строительство. Но здесь присутствует человеческий фактор: не хватает кадров, компетенции. С магистральными трубопроводами проблемы редко возникают, потому что они обычно проходят в тех местах, где и строить нечего – по лесам, болотам. Это федеральные объекты и все согласования проходят через Москву. А в случае с межпоселковыми газопроводами решения принимаются на уровне местных администраций».

 

Информация о месторасположении самих газопроводов и нефтепроводах является закрытой для обычных граждан, но на картах отображается
охранная зона данных объектов.
| Фото с сайта www.ixbt.com

РАСПЛАТА ЗА СНОС

Юрист, создатель проекта «Вологодский народный омбудсмен» Ирина Терещук считает, что инструкции, как обезопасить себя от подобных ситуаций, нет, но есть нюансы, на которые стоит обратить внимание при совершении сделки. Например, следует посмотреть на публичной карте (РКК5) квартал, в котором расположен желаемый участок, сделать запрос в архив.

«Законы меняются. То, что сегодня не было охранной зоной, завтра может ею стать. Вспомним случай с теми же «Идеями для дома». Сначала всё было хорошо, условно по закону, на словах или по документам. Спустя время обнаруживается, что уже не по закону, хотя человек прошел суды и доказал свою правоту. Есть практика, когда люди получают компенсацию за снесенные на их участках здания. Человека признают невиновным, если он полагался на действия администрации и сделал всё возможное, чтобы проверить надежность объекта. Если человек делал всё сам, ему проще. Если через юриста, то с него спрос другой: он может сделать больше, чем обычный гражданин. У него есть на то профессия», – отмечает Ирина Терещук.

В Вологодской области, по опыту юриста, по делам, связанным с возведением построек в охранной зоне, часто отказывают, и вологжане едут решать споры за пределы региона – судятся в Санкт-Петербурге, Москве и выигрывают суды, но не всегда получают те суммы, на которые рассчитывали.

Согласно обзору практики, утвержденному Президиумом ВС, в состав убытков, которые компенсируют органы власти, выдававшие разрешение на строительство, могут входить:  рыночная стоимость жилого дома и хозяйственных построек, расходы по их сносу, а также разница между рыночной стоимостью земельного участка без учета ограничений прав на застройку в охранной зоне и рыночной стоимостью земельного участка с учетом этих ограничений.

Но если собственник знал о недопустимости строительства на участке вблизи трубопровода, то на компенсацию он рассчитывать уже не может. Подобная ситуация возникла в Нюксенском районе, где продолжаются судебные разбирательства относительно судьбы торгового центра «Березка», построенного вблизи газопровода низкого давления. Ранее в материале «Во поле «Березка» стояла» «Премьер» писал о том, что предприниматель знал о наличии газовой трубы, так как ее заметили во время строительства рабочие. Центр, однако, был благополучно возведен и простоял около 10 лет, прежде чем газовики и прокуратура потребовали его сноса.

На сегодняшний день в рассмотрении дела объявлен перерыв до 14 сентября. Об этом ходатайствовал ответчик для подготовки заявления о проведении экспертизы и для подбора экспертной организации.

ПАЛЬЦЕМ В КОСМОС

По словам правозащитницы Ирины Терещук, проблемы с охранной зоной у людей могут возникнуть и не только вблизи трубопровода. Опасность также представляют леса, парки, памятники, земли, которые когда-то принадлежали Церкви. К примеру, в Вологодском районе люди не могут оформить свои участки из-за мелиорации на выданных им землях.

«Есть у нас маленькие потерянные речушки, которые на старых картах есть, а на новые их не перенесли из-за кадастровой ошибки. В какой-то момент река начинает себя проявлять, специалисты сверяются со старыми картами, обнаруживают ошибку и признают незаконными действия кадастрового инженера, который ее допустил. При этом этот водоем очень важен для экосистемы. Раньше карты делали по совести – по крайней мере, специалист выезжал на место. Сейчас инженер может просто по спутнику точки проставить. Фактически он не смотрит и не сверяет с архивными данными. Из-за этого нарушаются границы, заборы переносятся по участку, и люди начинают судиться. Всё это из-за таких инженеров, которые делают всё через космос».

26
0
Похожие статьи
  • 01 июля' 20 | Особый случай

    Череповецкий районный суд в июне 2020 года отказал внучке реабилитированного кулака Людмиле Б. в выплате компенсации за конфискованное во время репрессий имущество.

    244
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.