Музей для всех

№8 (1109) от 26 февраля 2019 г.

Вологодский кремль давно стал центром, где проходят самые разные культурные события.

В каких отношениях находятся между собой вологодские музеи и Русская православная церковь? Вредит ли фестиваль «Голоса истории» зданиям кремля?

На вопросы «Премьера» отвечает генеральный директор Вологодского государственного музея-заповедника Юлия Евсеева. 

— Юлия Владимировна, популярность музеев сегодня растет или снижается?

— Согласно статистическим и социологическим данным, популярность музеев у населения в последнее время растет. Нас активно посещают и семьями, и организованными группами.

— С чем это связано?

— Думаю, основных причин несколько. Во-первых, музеи — это относительно недорогие учреждения, которые успешно выполняют образовательные и развлекательные функции. Во-вторых, музеи остаются центрами предоставления достоверной информации. В современных условиях, когда вокруг много ложных знаний и люди часто не понимают, где истина, а где вымысел, это очень важный момент.

Положительно влияет на популярность и тот факт, что такие музеи-флагманы, как Эрмитаж или Третьяковка, создавая свои выставки-«блокбастеры», пробуждают в людях общий интерес к музейной сфере.

— Ваш музей обычно ассоциируется у вологжан с Вологодским кремлем, и мало кто знает, что у него есть восемь филиалов.

— Да, у нас несколько филиалов, которые посвящены самым разным темам. Наиболее крупный из них — архитектурно-этнографический музей, образованный в 1992 году. Это также наиболее «живой» музей, потому что на его территории реализуется огромное количество этнографических программ. Пожалуй, он является одним из музеев-лидеров в деле популяризации традиционной народной культуры в России. Например, в прошлом году его проект «Право на судьбу» был признан лучшим на международном фестивале «Интермузей» в Москве.

Есть также филиалы «Музей кружева», «Мир забытых вещей», выставочный комплекс «Вологда на рубеже XIX-XX веков», музей «Литература. Искусство. Век ХХ», музей «Вологодская ссылка», Дом-музей Александра Можайского и Дом Петра Первого — первый музей Вологды, открытый в 1885 году.

Конечно, нашим «сердцем» остается Вологодский кремль, где находятся самые важные экспозиции. Общий фонд музея насчитывает более 477 тысяч единиц хранения.

Вологодский музей-заповедник — настоящая сокровищница древнерусского искусства.

— Относительно кремля сразу такой вопрос: а каковы отношения музея с РПЦ?

— С Русской православной церковью мы стараемся работать как партнеры. В принципе, мы выполняем одну и ту же функцию — несем духовность людям, меняем их реальность плюс даем им определенные знания.

— Почему территория Вологодского кремля редко используется для съемок фильмов? 

— Что касается документальных фильмов, то мы открыты для съемок. Например, ВГТРК снимала здесь недавно фильм «Вологодская крепость». А почему не снимают художественное кино? Мне кажется, это связано с тем, что постройки кремля — разновременные. Допустим, Экономский корпус построен в середине XVII века, Иосифовский — в середине XVIII века. Если в кадре здания разных эпох, то цельную историческую среду воссоздать сложно.

— Часть спектаклей в рамках театрального фестиваля «Голоса истории» традиционно проводится на территории кремля. Оказывает ли это отрицательное влияние на его состояние?

— Фестиваль делает кремль более «живым». Но, конечно, мы тесно сотрудничаем с театральными труппами, монтажниками декораций и контролируем, чтобы культурное достояние, за которое мы отвечаем, сохранило свою целостность и первоз­данность.

— Какие мероприятия пользуются у вологжан наибольшим спросом?

— Пожалуй, самые популярные — это «Ночь в музее», «Ночь искусств», проводимая в ноябрьские праздники, и новогодние акции.

Очень востребована Масленица, которую ежегодно проводит архитектурно-этнографический музей. Я как-то разговорилась с одной семьей, и они сказали: «Мы приезжали на Масленицу, когда были еще студентами, а сейчас ездим уже с детьми. Это стало семейной традицией».

Программ у нас много, и мы стараемся охватить ими людей всех возрастов. Например, в музее действуют площадки для дошколят, пользующиеся огромным спросом. Когда дошкольные программы только запускались, туда приходили по пять-восемь человек, а сейчас бывает до 50.

Генеральный директор Вологодского государственного музея-заповедника Юлия Евсеева рассказывает о Музее кружева.

— Откуда к вам поступают экспонаты?

— Есть постоянные сдатчики экспонатов в музей. Это семьи, где по тем или иным причинам сохранились предметы, имеющие историко-культурную ценность и интересные музею. Кстати, часто это семьи ленинградских блокадников, которых эвакуировали в Вологду и которые здесь остались. 

Еще одна категория сдатчиков — коллекционеры. Бывает, что они приобрели предметы, не соответствующие их коллекции, но представляющие интерес для музея. Тогда они звонят или пишут и предлагают эти предметы нам.

Бывают и совершенно удивительные случаи, как в 2012 году, когда в музей обратилась гражданка Швейцарии Рут Шайдэггер-Майер и передала ему большую коллекцию кружева и вышивки.

— Будущее музеев — какое оно? 

— За рубежом сейчас реальностью становятся огромные культурные центры, целые культурные кварталы, вбирающие в себя и музеи, и архивы, и музыкальные площадки, и библиотеки. Думаю, в этом направлении станут постепенно развиваться и наши музеи.

— У вас есть интересные идеи, которые хотелось бы реализовать?

— Сейчас мы работаем над несколькими проектами. Во-первых, это клубная программа, когда, приобретая клубную карту музея, человек получает возможность в течение года посещать те или иные мероприятия с хорошей скидкой. 

Во-вторых, усиленно стремимся получать гранты, что позволит создать новые экспозиции и разработать новые программы с привлечением IT-технологий. 

В-третьих, есть идея создать фонд целевых капиталов, чьи средства будут размещаться в банках под проценты, и эти проценты пойдут на уставную деятельность музея. А человек, ставший попечителем фонда, и его семья получат определенные преференции — допустим, смогут посещать какие угодно мероприятия в течение трех лет.

У нас молодой, инициативный и азартный коллектив. В большинстве отделов сейчас работает много молодых людей, которые реализуют интересные перспективные проекты. Это хорошо сказывается на качестве работы музея, и в итоге, когда я читаю отзывы посетителей о нашей деятельности, то вижу, что более 90% из них — положительные.

143
0
Еще статьи этого автора
Похожие статьи
  • 28 августа' 18 | Театр

    Новый художественный руководитель Вологодского театра приступил к исполнению обязанностей.

    893
    3
  • 27 июня' 17 | Политика, СтоЛица

    26 июня исполнилось девять месяцев с тех пор, как Вологда перешла на новую систему местного самоуправления, а Юрий Сапожников стал главой города.

    283
    0
  • 30 января' 19 | Люди

    Череповецкий учёный Андрей Барков открыл новый минерал — огнитит.

    221
    0
  • 30 января' 19 | Культура, Люди

    Мало кто знает, но Бабушкинская библиотека — одно из самых больших в России региональных собраний книжных памятников, настоящая сокровищница уникальных старинных изданий. А их главным хранителем является руководитель сектора редких книг Наталья Фарутина.

     

    153
    0
  • 06 февраля' 19 | Культура

    Почему жители одной деревни, как правило, дальние родственники друг другу? Имеет ли население восточных районов Вологодчины польские корни? Кто из вологжан является потомком обрусевших калмыков? На вопросы «Премьера» отвечает заместитель директора Государственного архива области по научной работе Илья Кузнецов.

    791
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.