Владимир Пешков

e-mail: vladimir.peshkov@yahoo.com

«На подводной лодочке»

В социальных сетях обсуждают песню «На подводной лодочке...», которую 23 февраля исполнил в Исаакиевском соборе Концертный хор Санкт-Петербурга.

Первые строчки в ней следующие:

«На подводной лодочке с атомным моторчиком

Да с десятком бомбочек под сотню мегатонн

Пересек Атлантику и зову наводчика:

„Наводи, — говорю, — Петров, на город Вашингтон!“»

Позднее дирижёр хора Владимир Беглецов в интервью радио «Говорит Москва» указал, что это – шуточное произведение и никакой политической подоплёки не имеет. Впрочем, в интернете развернулось яростное обсуждение, целый ряд участников которого уверены, что ничего подобного петь не стоило, ведь отношения России и США сейчас и без того непростые.

«В 80-е годы эта песенка выглядела действительно шуточной, в возможность ядерной войны с приходом Горбачева быстро переставали верить. Сейчас ситуация столь же быстро меняется. Если в советской пропаганде мир признавался приоритетной ценностью (и сильно досталось Хейгу за слова, что есть вещи поважнее, чем мир), то в пропаганде российской  - приоритет мир находится на глубокой периферии, вытесненный суверенитетом, геополитическим влиянием и традиционными ценностями. Так что страхи растут», - написал на своей странице в «Фейсбуке» первый вице-президента Центра политических технологий Алексей Макаркин.

Песню в 1980 году написал музыкант Андрей Козловский, уроженец Великого Устюга, долгое время живший в Вологде и бывший среди основателей легендарной группы «Петрович Бэнд». Подоплёка у песни была очень простая: советские военнослужащие в то время получали три рубля в месяц денежного довольствия, на которые ничего особенного было не купить.

«Она так и трактуется – о зарплате и возможностях советского военнослужащего, в то время за три рубля мы могли перевернуть весь мир. На самом деле это ироничная антивоенная песня. Там ведь даже по припеву видно – «Тру-ля-ля, всё могу за три рубля» – я же всё обстебал», – рассказал «Премьеру» Андрей Козловский.

Андрей Козловский. | Фото с сайта farbors.ru

Песня была написана в качестве строевой для военной кафедры Ленинградской лесотехнической академии, где тогда учился Козловский: «Я не писал её, чтобы песню кто-то как-то оценивал, там ведь нет ни каких-то особенных слов, ни особенной музыки, это была маршировальная песенка для солдатиков, которые непрерывно занимались на военной кафедре. Половина из нас была мотострелками, а вторая – военно-транспортной авицией, и в итоге половина моих однокурсников потом служили в Кипелове. А я ушёл в сварщики, какое-то время, пока я жил в Вологде, они приезжали ко мне в гости».

Нынешнее исполнение песни музыканта сильно удивило, но он к нему отнёсся столь же иронически, как говорит и о самой песне. «Я к этому исполнению никакого отношения не имею, – говорит Андрей Козловский. – Если б надо было сделать более смешно, они этого достигли. Да ещё и в Исаакиевском соборе – так закрутить, это вообще! Они пошутили и, мне кажется, удачно, я смотрю на всё это и меня распирает от смеха. Они же её не в основной программе исполнили, а на бис, в шутку».

253
0
Еще статьи этого автора

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.