Народное единство за партой

Некоторые дети, приходя в школу, не знали русского. Трудности педагоги и классные руководители испытывали и в общении с родителями.

Маленькая вологодская школа № 22 объединила под своей крышей 10 стран и национальностей. За одной партой сидят русский и белорус, узбек и грузин, азербайджанец и армянин. Иностранцы здесь не только учатся, но и преподают.

Три года назад на базе школы Управление образования Вологды организовало площадку по вопросам поликультурного, толерантного и патриотического воспитания.

Это было связано с ростом числа детей-мигрантов в микрорайоне ПЗ, где находится учебное заведение. На подшипниковый завод и в сеть гипермаркетов на развивающейся окраине города устраивались работать приезжие.

Наталья-джан

В классе педагога Натальи Дружининой  учились 32 ребенка (25 мальчишек и 7 девочек), семеро из них прибыли из разных стран. Этим летом дети окончили девятый класс, часть из них поступили в колледжи и техникумы.

«Часть ребят учились вместе еще с начальной школы, некоторые и детский сад в Вологде посещали. Но некоторые приезжали издалека. Овик пришел к нам в 5-й класс, при этом по-русски не говорил. Первые полтора года были очень сложными и для мальчика, и для родителей, и для нас, учителей. Мы просили родителей общаться с ребенком дома на русском, чтобы он слышал русскую речь, но у них это не принято, и они всё равно говорили дома на армянском. Ему, чтобы понять, о чем мы говорим в школе, нужно было сказанное перевести в голове сначала на армянский. Но постепенно мальчик привык и сейчас говорит на русском свободно», — рассказывает учитель географии и замдиректора по административно-хозяйственной части Наталья Дружинина.

В классе Натальи Леонидовны учились брат с сестрой Яха и Лена. О себе ребята шутят, что затрудняются сказать, кто они по национальности: родились в Азербайджане, родители — грузины, а живут в России. Яха младше сестры на год, но в школу их отдали в один класс, чтобы брат не уступал по образованию и развитию.

«Это у нас женщина всё сможет, и в огонь, и в воду, сама всё сделает и мужу еще претензии предъявит. А у них отцовское воспитание, и мальчика там воспитывают мужчиной, опорой семьи», — говорит Наталья Леонидовна.

Свою классную руководительницу брат с сестрой не забывали и на каникулах. Из Грузии писали преподавателю: «Дорогая Наталья Леонидовна! Как вы себя чувствуе-те? Как вам отдыхается?» А когда педагог ушла на больничный, от писем и вовсе отбою не было.
«У них чувство уважения к взрослым превыше всего. Для них учитель, особенно для армян, — это почти Бог. У девочки-армянки дедушка нам очень помогал в школьных делах. В ее семье меня называли Наталья-джан (джан — уважительное обращение. — Прим. ред.). И это уважение проявляется во всем. От самих детей ни одного грубого слова не услышишь. Не слышала никогда, чтобы они и друг друга обзывали. Они влились в коллектив без проблем и с русскими ребятами хорошо общаются», — не может нарадоваться учитель.

Друг с другом дети не делились на армян, азербайджанцев, узбеков. Если танцевали лезгинку вместе, то под мелодию, которая нравилась всем: один раз — под армянскую, другой раз — под азербайджанскую.

Учитель географии Наталья Дружинина отмечает повышенное уважение к педагогам в семьях иностранных школьников.

Любовь к языкам

Тарана Сададдин-кызы Исмаилова, или просто Тарана Сададдиновна, как ее зовут коллеги и ученики, приехала в Вологду из Азербайджана вслед за мужем. Женщина окончила университет в Баку в 2001 году и по специальности является преподавателем иностранных языков. Тарана Исмаилова знает английский, латинский, турецкий и лезгинский (язык Дагестана и северных регионов Азербайджана). Русский азербайджанка изучала, еще будучи школьницей, но осваивать язык после переезда в Россию пришлось еще несколько лет.

«Сначала я приехала в Москву. Через какое-то время снова уехала. Муж остался здесь, но у меня не было гражданства, поэтому пришлось вернуться в Азербайджан. Работа и семейные обстоятельства задержали — я провела на родине четыре года. Потом мужа перевели в Вологду, и я решила воссоединиться с семьей и переехать к нему вместе с сыновьями. Четыре года до этого я общалась только на родном языке, и с русским по возвращении были сложности. В семье мы в основном говорим на азербайджанском. Когда только приехали, старались общаться на русском. Мне было сложнее, чем детям: они изучали русский еще в азербайджанской начальной школе. А я забывала падежи, ударения правильно не ставила, окончания. Но эти трудности мне помогали преодолевать мои коллеги и сыновья», — рассказывает Тарана Сададдиновна.  

В школе учитель преподает английский и немецкий языки. Параллельно сейчас изучает французский. «В немецком и французском произношение и некоторые звуки совпадают с моим родным азербайджанским», — отмечает Тарана Исмаилова. Возможно, поэтому у многих ребят из ближнего зарубежья в школе иностранные языки идут хорошо, а порой даже лучше, чем русский. В вологодской школе она работает с радостью. Здесь же учатся и сыновья Тараны Сададдиновны.

Благодаря помощи директора Юлии Орсаг педагог  Тарана Сададдин-кызы Исмаилова получила российское гражданство.

Забор в благодарность

Выпускникам Натальи Дружининой не повезло только в одном: в этом году отпраздновать окончание 9-го класса «по полной» не удалось. Аттестаты выдавали на улице. Асфальт перед школой был усеян «снежинками», обозначающими, куда встать для соблюдения социальной дистанции.

Большая часть ее детей-эмигрантов в 10-й класс не пошли — поступили кто куда.

«Узбек Хожи (полное имя у него Хожиакбар) и грузин Руслан учатся на сварщиков, они мне говорят, что когда выучатся, сварят нам забор вокруг школы. Яха пошел в кооперативный техникум на юриспруденцию. А сестра Яхи Лена поступила в медицинский колледж. Когда дети поступали, я за них очень переживала. Лена не попала в общий поток в колледже, хотя у нее аттестат хороший — всего две четверки, а остальные пятерки. Проблемы возникли с переводом документов. Потом она написала мне, что попала во вторую группу, поступила», — рассказывает преподаватель.

По ее словам, дети-мигранты достаточно трезво оценивают свои возможности, но и не упускают их. Возможность учиться их вторая родина им дает щедро.

«Сейчас проблемы в нашем регионе возникают не с самим обучением. В образовательные учреждения дети принимаются без наличия прописки — главное, чтобы все документы на ребенка были. Сложности возникают,  когда у мигрантов кончается срок пребывания. Они приезжают к нам на определенный срок с семьей, с детьми и должны покинуть территорию, чтобы продлить пребывание и вернуться. Дети на это время выпадают из учебного процесса, чтобы осуществить эти процедуры.

Мы выходили на Госдуму, в УМВД направляли обращение о возможности продления сроков временного пребывания для несовершеннолетних граждан на период их обучения при условии продления срока пребывания хотя бы одного из его родителей или законных представителей. Но пока эти изменения не внесены в федеральное законодательство», — отмечает уполномоченный по правам ребенка при губернаторе Ольга Смирнова.

210
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.