Владимир Пешков

e-mail: vladimir.peshkov@yahoo.com

По ту сторону от вешалки

№2 (1103) от 15 января 2019 г.

Актёры Василий Лимонов и Игорь Рудинский в спектакле «Зайка-зазнайка». | Фото Владимира Пешкова

За кулисами театра скрывается огромный коллектив, от слаженной работы которого зависит, каким получится любой спектакль.

Для зрителя любой поход в театр начинается с вешалки.

Для актёра, который выходит на сцену, тот же самый спектакль длится с момента, когда ему дают роль. Художник-постановщик может работать над декорациями несколько дольше. А режиссёр порой вынашивает идею той или иной постановки почти всю жизнь.

По ту сторону занавеса заглянул корреспондент «Премьера».

С первого взгляда

27 декабря минувшего года вологодский Театр для детей и молодёжи показал премьеру новогодней сказки «Зайка-зазнайка» по Сергею Михалкову. Его поставила Наталья Петрова- Рудая, для которой это режиссёрский дебют. Зрители её знают как руководителя ансамбля современной хореографии «Каприз» и театрального балетмейстера-постановщика.

«Я в марте заканчиваю театральный институт, и это мой дипломный спектакль. Я сама его выбирала. Я и сама выросла на «Знайке-зазнайке», попав на него в четыре года, когда его поставил Алексей Васильевич Семёнов. Именно с этой сказки у меня вышло знакомство с театром», — вспоминает Наталья Леонидовна. В спектакле в разные годы играл сперва маленького зайчишку, а потом старшего, мудрого зайца её отец — народный артист России Леонид Рудой.

Один из этапов работы над декорациями — это создание их макета. | Фото Владимира Пешкова

У режиссёра вполне может быть целая концепция того, что он хочет реализовать на сцене. Кто-то хочет воплотить программу русского классического театра. Есть те, кто любит творчество отдельного писателя и раз за разом ставит спектакли по его произведениям. Вполне может быть так, что режиссёр очень хочет поставить спектакль, но годами и десятилетиями не находит кандидатуры на главную роль, а затем в театр приходит новый актёр, и всё меняется.

«Сначала нужно создать экспликацию (концепцию. — Прим. ред.) спектакля, защитить её. Затем найти художника, который будет работать над декорациями. Следующий шаг — это подбор музыкального материала. После этого идёшь к аранжировщику, потому к художнику по костюмам, и только потом к работе приступают актёры», — разъясняет Наталья Петрова-Рудая.

 

Костюмерный цех похож на обычную швейную мастерскую. | Фото Владимира Пешкова

Разные условия

Над отдельным спектаклем работает коллектив из 50 человек, большую часть которых зритель не видит: это костюмеры, бутафоры, звукорежиссёры и т.д. Есть коллектив монтажёров, которые собирают и разбирают декорации. Может случиться так, что режиссёр видит в рабочем сцены нужный ему типаж и даёт ему эпизодическую роль. А звукорежиссёр, если он владеет музыкальным инструментом, вполне может выйти на сцену в составе небольшого оркестра, если это необходимо по сюжету пьесы.

Для художника-постановщика Юлии Моисеевой работа над «Зайкой-зазнайкой» началась почти год назад. И именно это, по её словам, создало комфортную атмосферу для работы, когда не нужно было создавать декорации в авральном режиме.

«Когда Наталья прислала пьесу, она сразу же рассказала, что она хочет увидеть на сцене. Я перечитала пьесу, подумала и предложила первый вариант. Наталья предложила сделать иначе, а затем я, двигаясь в рамках своего вкуса, делала предложения, и таким образом двигался процесс. То же самое происходит в работе художника по костюмам. В каждом театре разные условия, типичных спектаклей не существует. И потом, всё зависит от пьесы: иногда ты её чувствуешь и сразу понимаешь, какой должна быть декорация. А бывает, напротив, всё идёт с большим трудом, мучительно и даже больно», — рассказывает Юлия Моисеева.

Художник-постановщик из Петербурга Юлия Моисеева работает сразу с двумя вологодскими театрами. | Фото Владимира Пешкова

Чтобы от зубов отлетало

Актёры работают над спектаклем около двух месяцев до тех пор, пока его показывают зрителю, хотя бывает, что и дольше. К примеру, роли для спектакля «Сирано dе Бержерак» актёрам выдали в апреле, а уже в начале июля прошла его премьера на фестивале «Голоса истории». Затем весь творческий коллектив на месяц ушёл в отпуск, и с середины августа работа возобновилась, чтобы в октябре постановку вновь увидел зритель. Актёры приступили к работе над «Зайкой-зазнайкой» также за два месяца до премьеры, в октябре.

Один из самых частых вопросов, который задаёт себе любой зритель, — как артисты умудряются запомнить целиком весь сценарий. «Сначала просто зубрим, но не всегда всё получается легко и быстро. Но проходит такое количество репетиций, что волей-неволей выучишь всё до последней запятой. Когда репетируем особенно напряжённо, порой просыпаешься посреди ночи, и в голове у тебя на автомате крутится текст», — говорит один из актёров.

Декорации и их отдельные элементы хранят годами. На складе можно встретить, к примеру, серебристую руку из спектакля «Забыть Герострата» (не выходит уже несколько лет) или, как на этом снимке, кораблик из «Алых парусов» (в первой половине нынешнего сезона спектакль не показывали). | Фото Владимира Пешкова

 

Цель — взаимопонимание

Тем временем огромная работа кипит в цехах. Шьют и перешивают костюмы, доделывают и переделывают декорации. «Я могу придумать всё что угодно, хоть того лучше нарисовать эскизы и вырезать макет, но если работники бутафорского цеха, девочки с золотыми руками, всё это не исполнят, моя работа полностью провалится. Без этих людей я никто, точно так же, как режиссёр — без актёров. Я когда-то начинала свою карьеру с низов и полностью отдаю себе отчёт, как это непросто», — подчёркивает Юлия Моисеева.

Даже если у художника-постановщика макет декорации получился крайне удачно, с готовым макетом может случиться что-нибудь незапланированное: «Когда декорацию выставляют на сцену, может оказаться, кто кто-то из нас чуть-чуть друг друга недопонял. И, естественно, мы начинаем что-то менять в готовых декорациях, я прихожу в цех, извиняюсь, прошу что-то переделать, одно открутить, другое переставить. В некоторых театрах есть отдельные слесарные мастерские, а слесари очень не любят что-то переделывать — я их очень понимаю».

Юлия Моисеева стремится сделать декорации яркими. «Я обеими руками за то, чтобы дети привыкали видеть красивую, хорошо нарисованную и стилизованную картинку, — резюмирует художник-постановщик. — То, что на сцене, — это моя картина, только в 3D: она двигается, говорит, живёт, дышит. А дышит театр каждый раз по-новому: зависит от того, с каким сегодня настроением вышел на сцену актёр, с каким настроением монтировщики повесили декорацию...»

256
0
Похожие статьи
  • 05 апреля' 18 | Театр

    Жюри конкурса премии Щуко и Семенова не смогло определить победителей в четырех номинациях

    142
    0
  • 13 ноября' 18 | Театр

    Первый в Вологде инклюзивный театр марионеток дал премьерный спектакль по мотивам рассказа Антона Чехова «Спать хочется».

     

    129
    0
  • 01 октября' 19 | Культура

    Лаборатория документального театра представила эскиз спектакля о Вологде.

    108
    0
  • 31 июля' 19 | Персона

    Вологжанин Никита Воскобойников умеет не только играть музыку, но и делать инструменты своими руками.

    75
    0
  • 29 мая' 19 | Культпросвет

    Вологодский спектакль «Родная мать» в постановке сотрудников архитектурно-этнографического музея «Семёнково» отправляется в Москву, чтобы принять участие в необычном театрально-музейном проекте «Theatrum 2019».

    98
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.