Поход в никуда

№17 (1118) от 29 апреля 2019 г.

В былые времена походы организовывались чуть ли не каждый выходной. А сейчас перестраховщики боятся всего... | Фото с сайта sun3-2.userapi.com

Детский туризм Вологодской области не нужен. В этом уверены вологодские педагоги, занимающиеся организацией турпоходов.

Когда-то в Вологде действовал Центр детско-юношеского туризма и экскурсий, который в 2008 году был признан лучшим учреждением дополнительного образования на Северо-Западе и награждён Национальной премией «Достояние поколений».

Ещё несколько лет назад туризмом там занимались около 600 детей. Потом его закрыли, а заниматься организацией турпоходов стал Региональный центр дополнительного образования детей (РЦДОД).

Бесперспективность

«Региональный центр» сам практически не организует в походы, но зато контролирует тех, кто в походы ходит, — пояснил методист Регионального центра дополнительного образования детей Владимир Слабодяник. — В результате в прошлом году туризмом занимались уже не 600, а 136 детей. А в этом году их и вообще осталось всего 36».

«Наш туристический клуб «Робинзоны» существует с 2003 года и за это время совершил 110 походов, — говорит Вера Лушкова, педагог Вологодского центра помощи детям, оставшимся без попечения родителей, №2. — До последнего времени дети-сироты регулярно ходили с нами в походы от Астрахани до Белого моря, тем самым успешно социализируясь. Был накоплен колоссальный уникальный опыт, который стали активно перенимать другие регионы».

В прошлом году клуб хотел провести очередной турпоход по реке Сухоне. Все необходимые документы, по словам Веры Игоревны, уже были у неё на руках, однако детей-сирот никуда не пустили и всех вернули обратно.
«Сказали, что отныне мы должны следовать новым положениям и ходить в походы только вместе с Региональным центром допобразования, — объясняет Вера Лушкова. — Ребята очень расстроились, места себе не находили. Все спрашивали: «Вера Игоревна, чем мы провинились, почему нас вернули?»

«Мы с детьми готовились к походу почти месяц. Вдруг на берегу, куда мы прибыли для начала сплава, появилось множество проверяющих из различных инстанций, — рассказывает мама юных туристов Ольга Казакова из Кич.-Городка. — Они обследовали всё: снаряжение, запас продуктов, укомплектованность рюкзаков и плавсредств. Спустя четыре часа дали команду к отплытию, но не всем, а только Кич.-Городку и Кадую. Мы с песнями и шутками начали путь. Спустя полчаса нас догнала моторная лодка с неизвестными людьми, приказавшими разворачиваться. Причину никто не назвал. Мы остановились на берегу, за нами прислали автобус. Дети чуть не плакали. Одни подсчитывали убытки, другие думали, что сказать родителям».

Всё в норме

Представители Регионального центра дополнительного образования детей воздержались от комментариев «Премьеру».

Согласно же официальной статистике, с июня по август 2018 года туристско-краеведческой деятельностью в Вологодской облас­ти были охвачены 163 ребенка в возрасте от пяти до 18 лет.

Ребята ходили в исследовательские и историко-краеведческие экспедиции, участвовали в геологическом маршруте и туристско-спортивном походе по Приполярью «Хрустальный горизонт», занимались спортивным ориентированием, изучали биоразнообразие региона и жили в палаточных лагерях.

По данным портала персонифицированного дополнительного образования Вологодской области, туристско-краеведческие программы в системе такого образования составляют 4,2%. А среди задач, поставленных перед Вологодчиной на период летней оздоровительной кампании 2019 года, есть такая: «Шире использовать такие малозатратные формы организации каникулярного отдыха детей, как походы, экспедиции, палаточные лагеря и т.д.».

Запретный плот

Трагедия, произошедшая летом 2016 года на Сямозере в Карелии, когда в результате шторма погибли 14 детей, привела к тому, что с 1 января 2017 года в России начал действовать закон, ужесточивший требования к организации детского отдыха.

«В Карелии был бизнес-проект, не имевший к детскому туризму никакого отношения, — пояснил Владимир Слабодяник. — Чтобы сэкономить, руководство лагеря вместо инструкторов наняло студентов. Были бы там квалифицированные инструкторы, трагедии бы не случилось».

«Качество подготовки и проведения походов, в которых я участвовал, всегда было на высоте, — объяснил «Премьеру» бывший турист Роман Волков из Вологды. — Перед походом всегда проводились тренировки и сборы. Мы проверяли всё снаряжение: ставили палатки, собирали катамараны, байдарки, смотрели состояние вещей, проходили инструктаж, изучали маршрут. Помимо Владимира Анатольевича Слабодяника, назначались старшие — капитаны судов. Дисциплина была на высоте. На воде все всегда находились в касках и спасжилетах».

«Трагедии летом случаются в большинстве случаев с детьми, которые не вовлечены в систему дополнительного образования и находятся без присмотра, — считает педагог, сохранивший анонимность. — Прошлым летом на неорганизованном отдыхе погибло около 500 детей, а на организованном — только шесть. То есть неорганизованный отдых гораздо опаснее, но ведь никто не запрещает пляжи. Сейчас одно только желание педагогов пойти со школьниками в поход приводит чиновников в бешенство. Они боятся потерять тёплые кресла с зарплатой и запрещают практически всё. А ведь туризм помогает ребятам решать проблемы и преодолевать экстремальные ситуации».

Без детства

«Раньше мы ходили в походы с детьми-сиротами каждое лето. Сейчас же они будут просто сидеть во дворе. А ведь им походы жизненно необходимы, — солидарна Вера Лушкова. — Они видят там природу: рассветы, закаты, туманы, лес, животных. У них вырабатываются ответ­ственность, дисциплина, они учатся работать с инструментами, проходят трудотерапию, получают огромные положительные впечатления. Вечером, сидя у костра, рассказывают то, что в других условиях не расскажут никогда. Мы элементарно социализируем их, лечим душу».

«Мы ходили в водные походы с детьми из детских домов. Для них поход всегда был чем-то особенным! — добавляет Роман Волков. — Они отрывались от своего повседневного мира в интернате: путешествовали по России, наблюдали природу. Недовольных не было ни разу! Все дети набирались огромного опыта».

«Мне говорят: «Иди втихую: в выходной, во время отпуска или отгула, за свой счет». То есть нас подбивают на преступление, — подчёркивает Владимир Слабодяник. — А чиновник, случись что, ни при чём. Сегодня гораздо проще заниматься бумажками, чем детьми. Дети никому не нужны, а ведь они — будущее страны. Оставляя их без активного летнего отдыха, мы лишаем их детства».

1750
0
Еще статьи этого автора
Похожие статьи
  • 27 июня' 19 | Туризм

    Больше половины жителей Вологодской области не намерены пересекать границы региона этим летом, чтобы отдохнуть. 

    82
    0
  • 16 января' 19 | Среда обитания

    Несанкционированная свалка в Белозерске стала камнем преткновения между прокуратурой, районной властью и жителями.

    530
    0
  • 26 марта' 19 | Об этом говорят

    Меньше чем за год эксплуатации у новенького ФОКа в Великом Устюге потекла крыша и появился грибок. Между тем компания, которая его возводила, заключила госконтрактов на строительство других спортивных объектов в области более, чем на 400 млн рублей.

    531
    0
  • 19 марта' 19 | Медицина

    На Вологодчине реализуется проект по улучшению качества медицинской помощи. Однако большинство пациентов этого улучшения не замечает.

     

    184
    0
  • 26 марта' 19 | Общество

    Вологжане всё чаще пользуются процедурой личного банкротства, но отнюдь не для всех она проходит безболезненно.

    194
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.