Владимир Пешков

e-mail: vladimir.peshkov@yahoo.com

После боя

№37 (1138) от 17 сентября 2019 г.

Явка в Вологде в сравнении с 2014 годом выросла с 24% до 30%. | Фото пресс-службы администрации Вологды

Итоги выборов в Вологодскую гордуму для партии власти и оппозиции в цифрах.

Сентябрьские выборы стали бенефисом оппозиции в целом ряде регионов.

В Хабаровском крае победу отпраздновала ЛДПР, в Москве триумфаторами стали КПРФ, «Справедливая Россия» и «Яблоко» (хотя большинство мандатов осталось всё равно у «Единой России»), а в Псковской области «Яблоко» выиграло второй мандат в облсобрание депутатов. Не обошлось без сюрпризов и на выборах в городские думы региональных центров. Но в Вологде всё оказалось иначе: результаты показывают редкую для России стабильность, при которых «Единая Россия» контролирует думу почти полностью.

Не так однозначно

Во многом тотальное лидерство «Единой России» объясняется общей относительной слабостью вологодской оппозиции, а также тем, что в существующей одномандатной системе выборов в городской парламент победитель получает всё. В Московской городской думе, конечно, выборы тоже проходят по одномандатным округам, да и размеры их несопоставимо больше. Но ведь в Москве концентрируются ресурсы не только государства и крупных корпораций, но и оппозиционных партий и движений, как финансовые, так и человеческие.

Несмотря на, казалось бы, «стерильный» результат для «Единой России» в Вологде, в реальности на политическом поле произошли серьёзные подвижки. Общие результаты кандидатов по округам говорят о том, что активнее стали работать все основные партии без исключения. Кое-где они всерьёз навязывали борьбу кандидатам от власти, хотя оппозиционный избиратель ещё не привык поддерживать своих фаворитов реальным голосованием.

Парламентские партии улучшили представленность в одномандатных округах. В 2014 году ни одна из партий не закрыла своими кандидатами все без исключения округа (ЛДПР и «Единая Россия» лишились по одному кандидату после выдвижения). Тогда у «Единой России» и ЛДПР ко дню голосования оставалось по 29 кандидатов, у «Справедливой России» их было 22, у КПРФ — 11, у «Яблока» — 6. Кампания сопровож­далась огромным количеством судов по снятию кандидатов, что заметно проредило оппозиционные ряды.

В 2019 году судов в сравнении с прошлой кампанией почти не было, да и сами партии усилили свои списки как численно, так и качественно. У «Единой России» и ЛДПР до дня голосования «дотянули» все 30 кандидатов. У КПРФ в сухом остатке вышло 26 (рост в 2,6 раза), у «Яблока» — 12 (рост ровно вдвое). А вот «Справедливая Россия» сдала позиции, сохранив лишь 21 кандидата (минус один к 2014 году).

Параллельно с резким наращиванием представительства по округам КПРФ удвоила число вторых мест (было 6, стало 12). «Справедивая Россия» прибавила одно (было 7, стало 8), а вот ЛДПР обороты сбавила: пять лет назад у партии было 9 вторых мест, а теперь семь. Это притом что пять лет назад было намного больше самовыдвиженцев, которые заработали пять вторых место в 2014-м и лишь одно в 2019-м.

Ещё один любопытный объект для наблюдения — это досрочное голосование и голосование на дому. В нынешнем году с ними впервые были связаны скандалы, причём с замечаниями наблюдателей согласилась ТИК Вологды. «Карусель» на досрочном голосовании привела к освобождению от полномочий председателей УИК №№291, 293 и 294 в округе №10. В 2014 году в этом округе объёмы досрочного голосования были самыми большими в городе — 461 человек. УИК №291 и №294 отличились и тогда: на них в 2014 году досрочно проголосовало соответственно 181 и 149 человек. Эта цифра соответствует среднему показателю досрочного голосования по округам в целом, а не на отдельно взятом участке.

В нынешнем году самую большую цифру по досрочному голосованию показал округ №1 (198 человек). В 2014 году объём досрочного голосования превысил 200 человек в восьми округах. На дому в день выборов в 2014 году в шести округах проголосовало более 200 человек по округу. В 2019 году на дому более 200 человек досрочно проголосовали в семи округах.

Из общего анализа данных по «досрочке» и выездному голосованию видно, что из года в год тенденция не повторяется: если в один день выборов фиксируем заметную активность по досрочному голосованию, то на другой раз в том же округе, скорее всего, будет «шкалить» выездное.

Грубый подсчёт

Явка в Вологде в сравнении с 2014 годом выросла с 24% до 30%. Но количество голосов, поданных за разные партии, изменилось отнюдь не пропорционально. Во-первых, относительно роста явки заметно сдала позиции «Единая Россия», получив, по расчётам «Премьера», 42% голосов против 46% в 2014 году. Для партии это, в сущности, ничего не меняет, ведь её кандидаты всё равно в среднем лидируют с большим отрывом.

Когда речь идёт о расчёте голосов для партий, которых представляют кандидаты-одномандатники, то ясное дело, что мы не можем посчитать их для всего города. Поэтому приходится делать это только применительно к тем округам, где кандидаты от той или иной партии были представлены. Таким образом, выходит, что за пять лет результат голосования за КПРФ вырос с 17,8% до 18,3%, ЛДПР — с 14,8% до 17,7%, «Яблоко» с 7,8% до 9,8%. А вот «Справедливая Россия» утратила третье место, сократив результат с 15,6% до 13,8%. Мы видим, что в целом по Вологде голоса, которые набирают основные партии, за пять лет изменились лишь точечно, принципиально не повлияв на ситуацию.

Другое дело, что при довольно солидных процентах у партий совершенно разная результативность по получению мандатов в округах. Если ЛДПР теперь имеет три вместо прежних двух, то КПРФ и «Справедливая Россия» представительство утратили вовсе. Напомним, что от КПРФ на дополнительных выборах в 2016 году депутатом стал Олег Ершов, а от «Справедливой России» в 2014 году избирался нынешний заместитель председателя думы Сергей Никулин.

Как ни странно, объяснение мы находим в цифрах. ЛДПР, как показывают данные выборов 2014 и 2019 годов, хотя и выдвигает максимально возможное число кандидатов, но концентрирует усилия партии на отдельных округах, где победа наиболее вероятна. Большинство кандидатов фактически кампанию не ведёт, вероятно, помогая более перспективным однопартийцам. Остальные партии таким образом ресурсов не концентрируют, поэтому между результатами отдельных их кандидатов в разных округах столь больших разрывов нет.

В Вологде результаты выборов показывают редкую для страны стабильность, при которых «Единая Россия» контролирует думу почти полностью. | Фото пресс-службы администрации Вологды

Взлёты и падения

Крайней любопытно, что на нынешних выборах у разных кандидатов есть свои взлёты и падения. Если учесть, что если в целом явка по городу выросла на четверть в сравнении с выборами 2014 года, то результаты разных кандидатов изменились отнюдь не пропорционально. Например, глава Вологды Юрий Сапожников набрал в полтора раза больше голосов, чем пятью годами ранее, но к нему отошли отнюдь не все дополнительные голоса в его округе. Его основной конкурент как в 2014-м, так и в 2019 году Александр Сайкин (КПРФ) на сей раз получил голосов вдвое больше, чем во время своего электорального дебюта.

Лишь 11 действующих депутатов, пусть и не намного, но смогли увеличить свой результат в сравнении с выборами 2014 года. Особенно заметен на общем фоне взлёт Елены Земчихиной, которая набрала 1869 голосов против 1096 в 2014-м. Среди этого списка особняком идёт Игорь Катухин, набравший ровно на один голос больше в сравнении с прошлым разом, хотя это ему и не обеспечило победы. В 2014 году он шёл от «Единой России», а на этот раз, проиграв «праймериз», выдвинулся от «справедливороссов».

Пятеро городских парламентариев ухудшили свои результаты относительно выборов 2014 года — это Михаил Громов, Сергей Никулин, Алла Климова, Алексей Коновалов и Юрий Маркевич. Впрочем, и этого им вполне хватило для очередной победы. Отметим, что Михаил Громов спустя пять лет поменял округ. Это связано с тем, что он уходил на работу в администрацию Вологды, а за это время депутатом вместо него успел избраться Борис Подольный.

В стане оппозиции не так много кандидатов, которые выдвинулись повторно в тех же округах. Если не считать победителей от ЛДПР Наталью Малованину и Михаила Тихомирова, а также упомянутого выше Александра Сайкина, таких людей несколько.

Это Анатолий Буров (округ №3). В 2014 году он выдвигался от КПРФ и был самым результативным её кандидатом, набрав 598 голосов. Отношения с партией у него постепенно испортились, и в 2017 году его исключили из КПРФ. На этот раз Буров стал кандидатом по тому же округу от Российской партии пенсионеров за справедливость и набрал 508 голосов. Отметим, что округ №3 стал единственным, где произошло уменьшение явки.

В округе №11 оба раза баллотировался Евгений Шайкин: в 2014 году от КПРФ, а в 2019-м от ЛДПР. Его личный результат упал с 529 до 244 голосов. В округе №12, где оба раза победила Алла Климова («Единая Россия»), оба раза выдвинулся и успешно прошёл предвыборную кампанию машинист тепловоза из депо Лосты Евгений Коричев, оба раза шедший самовыдвиженцем. В 2014 году он набрал 134 голоса, а в 2019-м — 161 голос.

В 15-м округе намного результативнее выступил Сергей Городишенин. В 2014 году он баллотировался от «Яблока» и набрал 175 голосов, а в 2019-м уже шёл от КПРФ и получил 518. Разумеется, причиной роста его результата стал не только партийный бренд, но и проведённая Сергеем серьёзная агитационная работа в округе.

Повод для фантазии

Сегодня уже мало кто помнит, но в 2013 году Вологодская городская дума приняла решение проводить выборы по смешанной системе.

Согласно документу, в 2014 году половину депутатов следовало избрать по 15 одномандатным округам, а ещё 15 по партийным спискам. Спустя год решение было дезавуировано, и выборы всё же прошли по мажоритарной системе. Тем не менее эта неудавшаяся попытка даёт нам повод помечтать: а каким бы был городской парламент, будь он избран по-новому?

И в 2014-м, и в 2019 годах в выборах приняло участие по семь партий. Из них пять приняли участие оба раза — это «парламентская четвёрка» плюс «Яблоко». В 2014-м лишь по одному округу закрыли Российская партия пенсионеров (ликвидирована в 2019 году) и «Народ против коррупции». В 2019-м в бюллетенях также были кандидаты от Российской партии пенсионеров за справедливость (4 округа) и от «Родины» (3 округа).

Выше мы показали общие результаты, которые принесли кандидаты-одномандатники партиям по городу в целом. На основании этих цифр можно легко рассчитать число мандатов, которые бы достались отдельным партиям. По версии «Премьера», «Единая Россия» в 2014 году получила бы 8 мандатов по партийному списку, а в 2019-м уже только семь. Кто бы мог оказаться в её списке, как и в списках других партий, предугадать сложно, ведь при пропорциональной системе списки кандидатов формируются иначе, нежели при мажоритарной.

По логике вещей, в 2014 году КПРФ получила бы два мандата, в 2019-м — уже три. ЛДПР и «Справедливая Россия» получила бы в обоих случаях по два мандата, по одному мандату оба раза получило бы «Яблоко».

Топ-5 победителей в одномандатных округах по результативности (в сравнении с выборами 2014 года)

2019

1. Елена Земчихина (1869 голосов, «Единая Россия»)
2. Юрий Сапожников (1851 голосов, «Единая Россия»)
3. Надежда Мочалова (1581 голос, «Единая Россия»)
4. Светлана Разина (1534 голоса, «Единая Россия»)
5. Наталья Малованина (1450 голосов, ЛДПР)

 

2014

1. Светлана Разина (1493 голоса, «Единая Россия»)
2. Павел Васёв (1317 голосов, «Единая Россия»)
3. Юрий Сапожников (1224 голоса, «Единая Россия»)
4. Ирина Соколова (1193 голоса, «Единая Россия»)
5. Ольга Ширикова (1157 голосов, ЛДПР)

326
0
Похожие статьи

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.