Владимир Пешков

e-mail: vladimir.peshkov@yahoo.com

Приспичило и припекло

№21 (1174) от 2 июня 2020 г.

Главная проблема в том, что июньское повышение тарифов на проезд не решает системные проблемы транспортников. | Фото из архива «Премьера»

С 1 июня в Вологде подняли стоимость проезда в общественном транспорте до 28 рублей.

Стоимость проезда на большинстве городских маршрутов увеличилась на два рубля. На маршрутах до Молочного стоимость проезда возросла до 30 рублей.

В предыдущие два года действовал единый тариф — 26 рублей. Пассажиры негодуют, полагая, что у них отнимают чуть ли не последнее.

Проблема в том, что повышение не решает системных проблем отрас­ли и даже не позволяет «залатать дыры», которые возникли у перевозчиков в связи с ограничительными мерами по поводу пандемии коронавируса.

День «Ч»

Ничего хорошего пассажиры в связи с повышением тарифов не говорят. С одной стороны, всем ясно, что экономические проблемы коснулись и перевозчиков. С другой, вологжане закономерно задаются вопросом, за чей счёт спасать пассажирские перевозки.

«И теперь обнищавшее за период вынужденной самоизоляции население должно вытянуть на себе одну из пострадавших из-за эпидемии отраслей экономики? А это разве не обязанность государства? У народа сейчас ни денег, ни работы, а всё, что ещё не потрачено на гречку, теперь тратим на маски, чтоб была возможность хоть изредка прокатиться в общественном транспорте», — говорит вологжанка Анна.

Повышение пришлось на 1 июня, когда отмечают День защиты детей. Это тоже стало поводом для недовольства.

«Сегодня кондуктор чуть не высадил девочку из автобуса, потому что ребёнку двух рублей не хватило заплатить за проезд. Тарифы повысили, а родители вовремя не спохватились. Я добавила эти 2 рубля, и ребёнок остался в автобусе. Могли бы в этот день сделать проезд для всех детей бесплатным», — негодует вологжанка Светлана.
Повышение тарифа на проезд произошло в плановом режиме и никак не связано с пандемией коронавируса.

«У нас ведь инфляция, постоянно всё дорожает: и топливо, и масла, и электричество, перевозчики получают точно такие же счета за отопление, как и все горожане. Было бы хорошо, если бы повышали не раз в несколько лет на два-три рубля, а ежегодно на рубль, тогда предприятиям было жить полегче. Рубль в год — это уровень инфляции, на такую сумму ежегодно растут наши фактические затраты на перевозки», — говорит эксперт отрасли.

С одной стороны, в Вологде сейчас действуют нерегулируемые тарифы, то есть перевозчики самостоятельно определяют, сколько брать с пассажиров за проезд. С другой, любое повышение — это всегда предмет договорённостей с администрацией города.

«Разговоры о повышении велись в течение всего 2019 года. Но тогда все решили, что не стоит портить картину на фоне выборов губернатора. Хотели повысить в феврале нынешнего года — решили, что не стоит из-за планов по референдуму. А сейчас всё стало совсем плохо, все поняли, что откладывать дальше нельзя», — продолжает собеседник «Премьера».

 

Пассажирам автобусов в наше коронавирусное время и так приходится несладко: их обязали носить маски и соблюдать социальную дистанцию. | Фото с сайта i.ytimg.com

Хоть всё бросай

Пассажирские перевозки — одна из наиболее пострадавших отраслей на фоне ограничительных мер. Ситуация у всех перевозчиков примерно одинаковая: в апреле пассажиропоток упал на 70%, а в мае восстановился примерно до 60% от нормы.

«Чтобы окупить лизинг, автобус должен перевозить по четыреста пассажиров в день. Сейчас мы перевозим примерно по двести. Автобус до Молочного и вовсе не окупает затрат на лизинг. А вообще, людей так сильно напугали, что они перестали ездить, совсем нет пенсионеров. Плюс не ездят на учёбу студенты и школьники», — говорит директор некоммерческого партнёрства «Перевозчики пассажиров г. Вологда» Сергей Мальцев.

У некоммерческого партнёрства ситуация примерно следующая. На одном из самых востребованных 48-м маршруте из 18 машин на линию выходит 10. На тех маршрутах, где должно ездить по восемь автобусов, ездит по пять. Если на линию выпустить всю технику, будет просто не заправиться, сетует Сергей Мальцев. Сейчас удалось добиться отсрочки налогов, лизинговых и кредитных платежей. Но когда пандемия пройдёт, платить всё равно придётся, причём в двойном объёме: и текущие на тот момент платежи, и те, которые заморожены сейчас.

У перевозчиков, которых прямо или косвенно контролирует город, — муниципальном унитарном предприятии «ПАТП №1» и одноимённом ООО — ситуация, по информации «Премьера», столь же безрадостная. По нашим данным, в обоих предприятиях работают около 500-600 человек, из которых половина — это водители и кондукторы. Из водителей фактически работает половина, из кондукторов — треть. 46 человек работает удалённо.

Ежедневный убыток исчис­ляется в сотнях тысяч рублей, и пока даже нет ясной информации, чем в июне платить зарплаты и на что заправлять автобусы. «Денег взять особо негде. Ближайшие две недели станут определяющими. И долго так продолжаться не может в любом случае, потому что можно потерять персонал, особенно водителей. Причём новых нанять не так и просто: обучение стоит серьёзных денег», — сообщил «Премьеру» собеседник, знакомый с ситуацией.

Деньги, деньги, дребеденьги

«Причиной сокращения выручки стало сокращение количества рейсов, отсутствие пассажиропотока в автобусах и троллейбусах предприятия. При полученных предприятием убытках и отсутствии финансовой поддержки в ближайшее время МУП «ПАТП №1» может оказаться на грани остановки деятельности. В адрес губернатора Вологодской области администрацией города отправлено письмо о предоставления мер поддержки перевозчикам», — сообщили «Премьеру» в админи­страции города в ответ на запрос.
Примером для вологодских перевозчиков является Череповец. Ещё в конце апреля Череповецкая городская дума выделила на поддержку муниципальных перевозчиков 31 миллион рублей. «И в результате у череповецкой автоколонны особенных проблем нет», — говорит эксперт рынка. В Вологде таких денег не выделили ни на апрельской, ни на майской сессии гордумы. Как видно из ответа администрации города, вопрос об этом на повестке дня не стоит. В Вологодской городской думе такого вопроса тоже не обсуж­дали, хотя о ситуации депутаты знают.

«С одной стороны, отрасль пассажирских перевозок действительно сильно пострадала, — рассуждает депутат Вологодской гордумы, член профильного Комитета по городской инфраструктуре Наталья Малованина. — Но, возможно, стоило повременить с повышением тарифов, потому что сейчас много людей фактически остались без работы, и их негодование тоже можно понять. Вопрос о поддержке, по крайней мере, муниципального перевозчика рассмотреть стоит, но как найти источник финансирования?»

Её коллега по комитету депутат Евгений Абрамов также признаёт, что вопрос неоднозначный. Условия работы отрасли таковы, что без финансовой помощи она существует в очень тяжёлых условиях. Но не должно быть так, чтобы деньги тратились перевозчиками без серьёзного контроля. Во-вторых, поддержка МУПа и частной фирмы — это не одно и то же. «Поддерживать отрасль надо, но систему регулирования и контроля нужно сделать максимально объективной, — говорит Евгений Владимирович. — Вероятно, вопрос не в том, что денег нет, а в том, что нужны основания, чтобы эти деньги выделить. Главное, чтобы было принято принципиальное решение».

178
0
Похожие статьи

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.