Пропала собака

№12 (1113) от 26 марта 2019 г.

Вологодские защитники животных обвиняют предпринимателя Николая Полещука в гибели и бесследном исчезновении большого количества собак.

На протяжении нескольких лет с улиц городов, поселков и деревень Вологодской области пропадали собаки — как бесхозные, так и хозяйские. 

 

Где собака зарыта

Жители области написали больше десятка жалоб на то, как предприниматель Николай Полещук обращается с собаками.

Зверская история

Некоторые из них впоследствии были обнаружены в населенных пунктах, располагавшихся за десятки и сотни километров от места пропажи. 

Испуганные животные блуж­дали там, избегая людей и питаясь, чем придется. А большинство «потеряшек» просто исчезли навсегда.

Об этом сообщили «Премьеру» представители общества защиты животных «Велес». По их мнению, ответственность за подобные исчезновения несет индивидуальный предприниматель Николай Полещук, который занимался отловом безнадзорных животных на территории чуть ли не половины районов Вологодчины.

О его деятельности «Премьер» писал ещё в 2012 году (статья «Где собака зарыта»). Уже тогда на бизнесмена было подано более десятка жалоб в полицию и прокуратуру. Вологжане утверждали, что тот использует против собак недопустимые инъекционные препараты, выманивает и похищает домашних псов, стреляет по мирно лежащим во дворе дома животным и т.д.

Николай Полещук эти обвинения отрицал и заявлял, что применяет только законные способы ловли. Его не раз привлекали к административной ответственности, но в целом безрезультатно. По ряду фактов даже были возбуждены уголовные дела, но в итоге одному заявителю отказали, а двое забрали свои заявления, получив компенсацию вреда.

Печальные судьбы

«Обо всех его нарушениях мы много писали в Интернете, пытаясь остановить беспредел: обращались к власти и в правоохранительные органы, привлекали СМИ, нанимали юристов, но ничего не менялось, — сообщает «Велес». — Собаки продолжали уничтожаться из года в год».

«Мой пятимесячный пес Локи гулял на улице и исчез. Я искал его два дня, на третий день выяснилось, что он содержится в питомнике у Николая Полещука, — заявил «Премьеру» Виталий Дмитриев из поселка Тоншалово Череповецкого района. — Друзья съездили туда, забрали пса. Он вернулся весь в грязи, блохах, тощий, испуганный, больной. Мы лечили его несколько дней, но он всё равно умер».

Другим зверям повезло больше — они остались живы, правда, стали бродячими. Некоторых находили буквально за сотни километров от родины.

«В конце сентября 2018 года проходил отлов в Устюжне, который осуществлял ИП Полещук. Были вывезены семь взрослых животных, в том числе собака по кличке Жека, и пять щенков. В итоге щенки были утилизированы, а по собакам дан ответ: «Сбежали». Как Жека оказалась в Соколе, неизвестно, — информирует сокольское общество помощи бездомным животным «Шанс». — Но в октябре благодаря неравнодушным людям она, худая и напуганная, попала в зоозащитные группы. Искавшие Жеку жители Устюжны преодолели 250 километров и приехали за ней».

Ужас на даче

Долгое время, уверяют зоозащитники, у предпринимателя не было специализированного приемника для содержания пойманных собак, и появился он — под названием «Пункт временной передержки «Артемида» — только в сентябре прошлого года. Где содержались отловленные животные до того, содержались ли они где-нибудь вообще и что с ними делали после поимки, неизвестно.

«Я пришла в ужас, — поделилась впечатлениями представитель «Велеса» Нина Кудрявцева, посетившая «Артемиду». — Под «пункт передерж­ки» использован дачный участок в садоводческом товариществе. Полное отсутствие электричества, вода стояла, но не везде, намеков на еду не было вообще. В трех деревянных ящиках площадью по пять-шесть метров, до потолка заколоченных досками, живут по 15 собак. Как они стерилизуются в таких условиях? Мне показали только одну стерилизованную собаку и одного кастрированного кобеля. Что насчет остальных — загадка. Взрослые топчутся по щенкам, кто-то лежит и не шевелится, не могу сказать с уверенностью, все ли живы».

 

на заметку

Согласно закону, отловщик (по заявкам от граждан) обязывается поймать безнадзорное животное, осмотреть его, привить от бешенства и на 10 дней отправить в карантин. По истечении 10 дней зверь стерилизуется и остаётся на содержании в спецприемнике, пока его не заберут хозяева или не приютят добрые люди. Выпускать пойманное животное на улицу отловщик не имеет права.

Впрочем, когда «велесовцы» просили предпринимателя отдать им хотя бы часть обитателей питомника, тот нередко шел навстречу этим просьбам. Всего, по подсчетам общества, за все годы оно получило от Николая Полещука более 330 собак. Увозили от него животных и череповецкие зоозащитники.

Тем не менее забрать удалось далеко не всех. Согласно информации «Велеса», только за 2018 год на территории Вологодчины бизнесменом было отловлено минимум 649 собак. Но так как по ряду контрактов данные отсутствуют, скорее всего, истинное число больше. Судьба большинства из них неизвестна.

Кто виноват и что делать?

«Мы работали с этим предпринимателем. Все документы по отлову администрации были предоставлены, при самом отлове присутствовали представители муниципального образования, — пояснила «Премьеру» начальник управления сельского хозяйства и продовольствия администрации Кирилловского района Нина Михайлова. — Проблем с ним в целом не было, но порой он тянул время и не всегда приступал к исполнению своих обязанностей в срок».

«Контракты на отлов и содержание безнадзорных животных с данным предпринимателем заключались в прошлом и позапрошлом году. Администрация не проверяла, где и как он содержал собак, поскольку питомник располагается далеко от района. Для нас главное, что он исполнял свои обязанности, — сообщил начальник отдела ГОиЧС, защиты населения и территорий Чагодощенского района Сергей Сергеев. — Правда, иногда увозились и хозяйские собаки, находившиеся на улице без надзора, так что людям приходилось ездить за ними в Вологодский район. Кроме того, сотрудничать с Николаем Павловичем было не всегда удобно — время от времени он «терялся» и был недоступен для звонков целыми неделями».

«Я не стану комментировать обвинения в свой адрес, — сказал «Премьеру» сам Николай Полещук. — Что касается условий содержания отловленных животных, то вы посмотрите, в каких условиях содержатся собаки в «Велесе». Эта организация пусть лучше обратит свое внимание на животных на улицах Вологды».

Кроме того, предприниматель заявил, что с 2019 года отловом и содержанием собак он больше не занимается.

Защитники животных подтвердили эти сведения, сказав, что еще в декабре 2018-го они совместно с вологжанами-добровольцами вывезли из пункта передержки «Артемида» почти всех собак. Не удалось забрать только нескольких — они сбежали из-под стражи еще раньше, одичали и теперь блуждают в окрестностях поселка.

«Для нас до сих пор загадка, как с ним заключались контракты, если наличие спецпитомника — основной критерий выполнения работ по отлову безнадзорных животных, — говорят зоозащитники. — Мы обращались в муниципальные администрации и полицию, призывали их остановить эту живодёрню, но получали только отписки».

277
0
Еще статьи этого автора

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.