Алексей Кудряшов

e-mail: alex-kudr@mail.ru

Проводник не туда

№20 (1121) от 21 мая 2019 г.

Подвиг крестьянина вдохновил многих выдающихся художников. Вот, например, фрагмент работы Константина Маковского «Иван Сусанин» (1914). | Репродукция с сайта wikimedia.org

Есть основания полагать, что костромского крестьянина Ивана Сусанина убили... грабители из Вологды, а не охотившийся за царём отряд поляков, которых он якобы завёл в непроходимые болота.

Политический заказ превратил трагедию в подвиг, а реального человека — в национального героя.

Но, несмотря на популярность, эта история по сей день остается одним из самых загадочных эпизодов русской Смуты.

«Призрак» из Домнина

Достоверных сведений о самом нашем герое — раз, два и обчёлся. Предполагаемый год его рождения (1568-й), место жительства — большое село Домнино, что в 60 верстах к северу от Костромы... Между прочим, именно возле Домнина проходила так называемая большая Вологодская дорога, соединявшая Кострому с находящимися севернее городами — Галичем, Чухломой, Солью Галицкой и собственно Вологдой. Впоследствии это обстоятельство станет ключевым в трагедии Сусанина...

Логичный вопрос: а существовал ли вообще такой человек? Историки единодушны: существовал. Причём был не просто крестьянином, а вотчинным старостой, то есть управляющим в Домнине, хотя сам родом из соседнего местечка Деревеньки. Добропорядочным старостой, уважающим власть.

Собственно, из-за этого и пострадал...

Были и небыли

Иван Сусанин впервые упоминается в трудах костромских историков XVIII века Сумарокова и Васькова, а также в географическом словаре Щекатова. Автором же канонической редакции подвига следует, по-видимому, считать исследователя-краеведа Самарянова, который в 1870-1880 годах суммировал все письменные источники и народные предания.

Согласно этой версии, зимой 1613 года, вскоре после своего избрания на престол, царь Михаил Фёдорович Романов с матерью проживал в своей вотчине — селе Домнино. Неожиданно под Костромой появился польско-литовский отряд, чтобы пленить или убить новоизбранного царя — соперника польского королевича Владислава, также претендовавшего на русский престол. Недалеко от Домнина им попался крестьянин Иван Сусанин, который подрядился быть проводником, но завёл поляков в дремучие леса и болота, где те заблудились. Несмотря на пытки, Сусанин не выдал врагам убежище царя и был ими изрублен «в мелкие куски».

Странно только, что ни в одной из дошедших до нас летописей это событие не упоминается вовсе!

Лишь через несколько лет появилась жалованная грамота царя Михаила Фёдоровича, который в 1619 году «по совету и прошению матери» даровал крестьянину села Домнино Костромского уезда Богдашке Сабинину половину деревни Деревище за подвиг его тестя Ивана Сусанина, коего будто бы «изыскали польские и литовские люди и пытали… где в те поры великий государь, царь и великий князь Михаил Фёдорович были, и он, Иван, ведал про нас… терпя немерные пытки… про нас не сказал… и за то польскими и литовскими людьми был замучен до смерти». Привилегии, данные потомкам Сусанина, были подтверждены царствующим домом Романовых в 1641-м, 1691-м и 1837 годах.

Однако пропагандистская машина ухватилась за эту историю лишь в начале XIX века, во время войны с Наполеоном. Начало положил публицист Сергей Глинка, напечатавший в 1812 году прославляющую подвиг Сусанина статью. Много там было присочинено, даже приводились якобы предсмертные слова героя. И пошло-поехало: две оперы, картины, пьеса, стихи...

Видные историки той поры Николай Костомаров и Сергей Соловьёв попытались выступить в печати с разоблачением фантазий. Костомаров утверждал, что вообще никакого подвига не было, а Соловьёв считал, что Сусанина замучили «не поляки и не литовцы, а казаки или вообще свои, русские разбойники»: он после кропотливого изучения архивов доказал, что регулярных войск интервентов в тот период поблизости от Костромы не было...

Однако любые измышления на этот счёт бесцеремонно отметались властями — они шли вразрез с политическим заказом.

Убийство Ивана Сусанина на картине художника Михаила Скотти. | Репродукция с сайта wikimedia.org

Вологодский след

Лишь много позже появилось менее пафосное, но более правдоподобное описание происшествия с Сусаниным. Изложено оно было на заседании архивной комиссии Костромской губернии в 1900 году членом Государственного совета, действительным тайным советником Николаем Селифонтовым. В основе его доклада была подготовленная к печати, но так и не опуб­ликованная рукопись титулярного советника Иорданского, брат которого Алексей был приходским священником в Домнине. Рукопись эта основывалась на свидетельствах потомков очевидцев, в том числе дочери Ивана Сусанина.

Согласно версии Селифонтова, «шедший из Вологды в Кострому отряд поляков узнал о местопребывании Михаила Фёдоровича, решил во что бы то ни стало схватить его и живого или мёртвого доставить в Польшу. Предуведомлённый об их умысле молодой царь бежал из села Домнино ночью в деревню Перевоз. Не дойдя до последней, он заблудился, снова попал на Вологодскую дорогу и очутился около домнинского выселка, который состоял только из одного дома крестьянина Ивана Сусанина. Узнав о преследовании Михаила Фёдоровича поляками, Сусанин спрятал его в овинной яме (сам овин накануне сгорел)». Пришедшие по следу поляки учинили Сусанину допрос с пристрастием, но он божился, что не знает, где государь. Разъярённые преследователи разрубили крестьянина на куски и убрались восвояси, так и не найдя царя.

Итак, снова поляки? Которых, согласно Соловьёву, не было. Почему же они постоянно фигурируют в этом деле?

Ключом ко всему — Вологодская дорога. То, что поляков не было близ Костромы, не означает, что их не было в Вологде. Согласно летописным источникам, в сентяб­ре 1612 года «польские и литовские люди, черкасы [запорожцы] и казаки, и русские разбойники напали на Вологду неожиданно, незаметно, порубили людей, сожгли и обесчестили божии церкви внутри города и в пригороде, и взяли городскую казну... Сильвестра, архиепископа вологодского и великопермского, взяли в неволю и держали его у себя четыре ночи и едва живого выпустили».

А в декабре 1612 года всё те же бандиты сожгли Спасо-Прилуцкий монастырь, причём летопись даже сохранила имена предводителей: «гетман Шелковецкий, пан Голеневский и казачий атаман Баловень».

Итак, в Вологде в те времена действительно орудовала многонациональная банда, промышлявшая грабежами и взятием заложников. Уж не часть ли её двинулась в сторону Костромы в поисках новых жертв?

Никакого криминала?

Расклад какой получается? Не польский «спецназ» рыскал близ Домнина в поисках претендента на престол (осенью 1612 года, когда всё это, по Селифонтову, происходило, никаким царём Михаил Фёдорович ещё не был), а всего лишь банда грабителей-отморозков из Вологды, среди которых были и поляки, затеяла выгодное дельце: взять в заложники представителя знатного рода и получить за него выкуп. Однако староста боярина не сдал. Пропаганда же раздула из этого криминального сюжета подвиг самопожертвования во имя государя.

...В тридцатых годах прошлого века Иван Сусанин вошёл и в официальный советский пантеон народных героев. Но и тут история с грабителями не пришлась ко двору. Ведь в свете «вологодской» версии Сусанин из могучего седобородого старца (по мнению некоторых историков, уточняет современный исследователь Виталий Смирнов в книге «Загадки колдунов и властителей», «старцу» было не больше 36-38 лет), заводящего толпы врагов в дремучие леса и трясины, превратился в рядового старосту, спасающего молодого барчука от лихих людей.

А народу нужен патриот. Народу нужен подвиг. Именно об этом пишут оперы, стихи и картины. Легенду же о Сусанине с подачи Романовых развивали талантливые русские писатели, художники и композиторы — властители дум, которые умели вдохновлять.

И люди вдохновлялись. Даже советские. Достаточно вспомнить 83-летнего Героя Советского Союза Матвея Кузьмина, который в годы Великой Отечественной фактически повторил официальную версию сусанинского подвига, заведя фашистов в засаду...

А потому наш человек всегда будет представлять Ивана Сусанина седобородым старцем, каким он изображён в опере Михаила Глинки «Жизнь за царя». Такому человеку невозможно не верить.

138
0
Похожие статьи
  • 10 октября' 18 | Своё — родное

    Самый молодой город Вологодской области Красавино, что в 25 километрах к северу от Великого Устюга, дважды прогремел на весь мир: сперва своими тканями из льна, затем — благодаря подвигу ученика здешней школы, предотвратившего ядерную катастрофу.

     

    619
    1
  • 12 декабря' 18 | Своё — родное

    Согласно легенде, это древнейшее каменное сооружение Вологды едва ли не изменило в корне ход отечественной истории, помешав нашему городу стать — ни много ни мало — столицей России.

     

    232
    1
  • 22 ноября' 17 | Как это было

    На реконструкцию площади Революции будет потрачена часть средств, выделенных областному центру в рамках проекта «Единой России» «Городская среда».

    529
    0
  • Свою коллекцию шедевров, положившую начало Эрмитажу, императрица Екатерина II не смогла бы собрать без помощи дипломата Андрея Белосельского — потомка наших белозерских князей.

     

    108
    0
  • 06 февраля' 19 | Культура

    Почему жители одной деревни, как правило, дальние родственники друг другу? Имеет ли население восточных районов Вологодчины польские корни? Кто из вологжан является потомком обрусевших калмыков? На вопросы «Премьера» отвечает заместитель директора Государственного архива области по научной работе Илья Кузнецов.

    796
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.