Алексей Кудряшов

e-mail: alex-kudr@mail.ru

Пятый не лишний

№27 (1180) от 14 июля 2020 г.

Выходец из крестьянской семьи Пётр Норицын начинал службу Родине в качестве постового и на милицейской стезе «дорос» до руководителя отделения (на снимке он
в милицейской форме). | Фото с сайта soldat.ru

Их было пятеро — членов экипажа сожжённого фашистами под Сталинградом танка КВ-1, представленных к званию Героя Советского Союза. Но Золотая Звезда посмертно досталась лишь четырём из них, в том числе уроженцу Великоустюгского района Петру Норицыну. А пятого вычеркнули из списка награждённых...

Несправедливость была восстановлена лишь в 1996 году. Редчайший случай: в экипаже тяжелого танка, погибшего в Сталинградской битве, теперь значилось четыре Героя Советского Союза и один — Герой России.

В описании подвига танкистов не всегда можно встретить даже упоминание о наличии пятого члена экипажа. Не было поначалу его имени и на памятнике, установленном на месте подвига уже после войны, в 1968 году. Хотя похоронили их всех вместе — пятерых.

По слухам, замалчивали имя пятого танкиста из тех соображений, что его родители были немцами, а приказом народного комиссара обороны от 8 сентября 1941 года предписывалось «изъять из частей […] военнослужащих […] немецкой национальности…»

Бывший милиционер из Устюжны Пётр Норицын этого бы не понял. Пусть для пятого члена экипажа тот последний бой КВ-1 оказался и самым первым, но они ведь были единой командой, они не сдались врагу! И даже когда фашисты подожгли подбитый танк с запертыми изнутри люками, не повыскакивали наружу, а вместе пели «Интернационал»...

Игрушечных дел мастер

Пётр Михайлович Норицын по возрасту был самым старшим из экипажа — он родился 21 декабря 1903 года в деревне Митино ныне Великоустюгского района Вологодской области. Там прошли его детство и юность.

В 1925 году по просьбе начальника районной милиции организовал сельскую группу содействия милиции. А на следующий год поступил на службу в отдел милиции города Устюжны Вологодской области на должность постового. Дослужился до руководителя отделения милиции, но затем круто изменил свою жизнь — переехал в Архангельск и занялся изготовлением... игрушек. Вернее, возглавил мастерскую по их производству.

На этой мирной работе и застала его Великая Отечественная. На фронт Петр Михайлович ушёл в первые же месяцы войны, а дома, в Архангельске, остались его жена Олимпиада и шестилетний сын Володя. Боевое крещение Пётр Норицын получил зимой 1941-1942 годов в боях под Тихвином. Был ранен в ноги, около четырёх месяцев лечился в госпитале в Перми. После выздоровления выучился на танкиста и в звании младшего сержанта в декабре 1942 года в составе танковой части отбыл под Сталинград.

На сайте история.рф этой фотографией проиллюстрирован подвиг КВ-1 лейтенанта Наумова, но тот самый ли это танк — вопрос. В подписи, например, заявлено, что экипаж пел не «Интернационал», а «Врагу не сдаётся наш гордый «Варяг»... А вообще советский тяжелый танк КВ/КВ-1 («Клим Ворошилов»), на котором воевал Пётр Норицын, выпускался с августа 1939 года по август 1942 года. Благодаря противоснарядному бронированию отличался высокой степенью защищенности. Недостатки: частые поломки, невысокая проходимость, разрушительное воздействие на дороги, неудачное расположение люков, «слепота» (плохой обзор изнутри танка). | Фото с сайта pbs.twimg.com

Экипаж машины боевой

На завершающем этапе Сталинградской битвы в январе 1943 года у посёлка Новая Надежда, что в 25 километрах от нынешнего Волгограда, шли ожесточённые бои. Танкистам 344-го батальона 91-й танковой бригады было приказано овладеть высотой Безымянной и хутором Новая Надежда.

Одним из тяжелых танков КВ (по некоторым данным, он был выпущен на народные пожертвования и имел собственное имя «Тюменский колхозник») в составе батальона командовал 19-летний Алексей Наумов. Юный лейтенант на тот момент уже имел боевой опыт. В боях 13-14 января 1943 года экипаж Наумова, командиром орудия в котором был Пётр Норицын, механиком-водителем — Павел Смирнов, а радистом — Николай Вялых, в трёх атаках уничтожил два танка, пять автомашин, одно противотанковое орудие, одну артиллерийскую батарею, четыре пулемётных точки, одну минометную батарею, семь блиндажей и до 70 гитлеровцев. Во время одного из боёв танк был подбит, но Наумов и Смирнов под прикрытием артиллерийского и пулемётного огня сумели устранить неисправность, и танк вернулся в бой. Весь экипаж получил награды: Наумов и Смирнов — ордена Красной Звезды, а Норицын и Вялых — медали «За отвагу».

Пётр Норицын после этого боя писал родным: «С 11 января нахожусь на передовой, гоним немчуру. Три раза выступали в атаку, остались пока живы… Машина повреждена, стоим пока на ремонте. После ремонта опять будем выступать, немец тикает, всё бросает. Осталось еще небольшое кольцо уничтожить, примерно километров двадцать, и немчуре капут на сталинградских степях. Погода здесь холодная, морозы. За эти двое суток отдохнули, расположились в землянке и поспали, а то спать было некогда».

Тогда их было ещё четверо.

Пылающая могила

Незадолго до последнего боя экипаж пополнился заряжающим орудия — Феодосием Ганусом. Человеком, имя которого было забыто на 50 с лишним лет...

21 января 1943 года эта отважная пятёрка — крестьянин, школьный учитель, финансист и слесарь под командованием юноши — в непрерывном пятичасовом бою уничтожили до 15 пулемётных гнезд, пять землянок с офицерами, до 120 вражеских солдат. На окраине хутора Новая Надежда танк был подбит, получил серьёзные повреждения и двигаться дальше не мог.

По одной версии, КВ-1 под командованием Наумова оторвался от пехоты и, подбитый и обездвиженный, оказался во вражеском кольце. По версии же маршала Ивана Якубовского, во время контратаки КВ-1 лейтенанта Наумова, находясь в засаде, получил серьёзные повреждения. У экипажа была возможность эвакуироваться в тыл для ремонта, однако танкисты не покинули поле боя, решив помочь другим танковым экипажам соединения.

Монумент над могилой пяти героев-танкистов близ посёлка Новая Надежда изображает момент их гибели в чреве танка. | Фото с сайта wikipedia.org

Когда боезапасы иссякли, немцы предложили экипажу сдаться в плен, но никто из экипажа не покинул танк. Тогда немцы подвезли две бочки бензина, облили танк и подожгли. По рации командование бригады слышало, как танкисты, погибая, пели «Интернационал».

На помощь экипажу Наумова устремились другие подразделения бригады. Вскоре немцы были отброшены на этом участке. Но было поздно: все пять членов экипажа сгорели заживо.

Из показаний пленного немецкого обер-лейтенанта из артиллерийского дивизиона: «Когда ваш KB был отсечен от остальных русских машин и подбит, наш дивизион получил приказ его уничтожить. Однако сделать это не удалось. Танкисты уничтожили четыре наших орудия, 17 артиллеристов и капитана. Командир полка посылал три группы добровольцев с гранатами, динамитом и горючей смесью. Все группы были расстреляны пулеметами русского танка. Его огонь достигал центра населенного пункта, косил солдат и офицеров. Сколько убито, я не могу сказать. Тогда командование поручило полку тяжелой артиллерии расправиться с русскими. Мы видели прямые попадания в машину. На какое-то время танкисты замолчали. Взводу гренадер приказали взять документы убитых. Однако танк вдруг ожил и опять открыл огонь. Вновь потери. Потом у русских, наверное, вышли все боеприпасы. Гренадеры подошли к машине, вместе с ними и я. Танкистам предложили сдаться в плен. Они ответили: «Мы русские и фашистам в плен не сдадимся». Переводчик несколько раз повторил наше предложение. И столько же раз получил отказ».

Президиум Верховного Совета Указом от 23 сентября 1943 года присвоил Петру Норицыну звание Героя Советского Союза.

В 1968 году на месте гибели танкистов установили памятник работы волгоградского скульптора Александра Гаврилова. Четыре фигуры cоставляют горельеф, четыре фамилии указаны на памятнике. Однако с обратной стороны монумента установлено уже пять барельефов с портретами и именами погибших героев. А учётная карточка воинского захоронения сообщает о 35 похороненных здесь воинах, 15 из которых остались до сих пор неизвестными солдатами.

Память о непокоренных танкистах увековечена и на Мамаевом кургане — здесь установлены мемориальные плиты в честь каждого героя: Алексея Наумова, Петра Норицына, Павла Смирнова, Николая Вялых, Феодосия Гануса.

И пятый здесь не лишний.

347
0
Похожие статьи
  • Чтобы сбить фашистский самолёт, трактористу из Вожегодского района пришлось... нырять на дно реки Вислы.

    325
    0
  • 21 августа' 19 | Чтобы помнили

    Журналист «Премьера» Владимир Пешков побывал в местах, где его дед заканчивал Великую Отечественную войну почти 75 лет назад.

    80
    0
  • 08 мая' 19 | Чтобы помнили

    ...Его имя на памятнике, что в Октябрьском сквере Вологды, выбито пятым из десяти. Но если по совести, вологжанин Владимир Соколов должен был оказаться вторым — сразу после лётчика Михаила Девятаева, организовавшего в феврале 1945-го знаменитый побег из фашистского плена на угнанном у врага самолёте.

    646
    2
  • Рассматривая сделанные с его самолёта фотоснимки, он просил дешифровщиков составить ему на память альбом фашистского зверья, выслеженного им в разное время. Но просьба эта осталась невыполненной: он погиб, не дожив всего чуть-чуть до своего 28-летия...

    331
    0
  • Летом 1941 года в районах Вологодчины в обстановке строжайшей секретности началась подготовка кадров для подпольной работы на случай вероятной оккупации наших территорий фашистами. Даже родственникам будущих подпольщиков не полагалось знать, чем те занимаются.

    336
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.