Алексей Кудряшов

e-mail: alex-kudr@mail.ru

Секретный фарватер

№29 (1182) от 28 июля 2020 г.

Несмотря на режим секретности, большие корпуса подлодок на плавучих доках не удавалось полностью замаскировать, разве что рубку. На этом редком снимке — одна из лодок в плавучем доке во время переброски на Север. | Фото из журнала «Судостроение»

Одной из самых загадочных спецопераций Великой Отечественной войны стало появление на реках Вологодчины подводных лодок. За их перемещением наблюдали многие местные жители, однако для фашистской разведки это так и осталось тайной.

Но искать «гостей» под водой не стои­ло: из-за больших габаритов их можно было переправлять либо в полуразобранном состоянии по железной дороге (да и то не все), либо в специальных плавучих доках.

Неудачное для нас развитие боевых действий в начале войны и реальная опасность потерять судостроительную базу в Ленинграде вынудили руководство страны принять срочные меры, результатом которых и стало появление подлодок на реках нашей области.

В спешном порядке

Ещё до выхода немецких войск к Неве удалось перебросить на Север несколько подводных лодок, в том числе три средних типа «С», которые из-за размеров (длина корпуса — порядка 80 метров) даже в разобранном состоянии нельзя было перемещать по железной дороге, и четыре малых (их длина не превышала 45 метров, а осадка — трёх) типа «М» — «Малютка». Часть разобранных корпусов погрузили на широкие платформы и отправили в эвакуацию по железной дороге через Вологодскую область. В Кадуйском районе даже пришлось строить временный мост: старый, стационарный, не пропускал платформы по габаритам.

Однако в полном объёме реализовать планы эвакуации не удалось, а блокада Ленинграда привела к тому, что единственным средством пополнения Северного флота новыми кораб­лями стали заводы Волжско-Каспийского бассейна.

В годы войны трижды проводились спецоперации по переброске на Север через Вологодчину подводных лодок, построенных или достроенных на Волге: сперва во второй половине 1942-го по железной дороге передислоцировали восемь «малюток» XII серии, а в 1943 году началась основная фаза операции: в общей сложности в 1943-1944 годах девять подлодок были отправлены на Север в период весеннего паводка по Северо-Двинской водной системе.

Сводный отряд

Весной 1943-го, после того как немцев разбили под Сталинградом и отогнали от Волги, было принято решение перевести часть каспийских подводных кораблей в Архангельск и Мурманск для усиления Северного флота. Разработанный маршрут проходил по Волге, Рыбинскому водохранилищу, реке Шексне, Кубенскому озеру, Сухоне и Северной Двине. Весь этот путь в апреле 1943 года предварительно проверила специально командированная группа офицеров, задачей которых было «прощупать» и уточнить фарватер — безопасный водный путь для гружённых подлодками доков.

Руководивший переброской подлодок через Вологодчину Николай Васильевич Алексеев (1901-1950) стал впоследствии начальником Центрального научно-исследовательского института военного кораблестроения и дослужился до звания инженер-контр-адмирал. | Фото с сайта 1941g.wordpress.com

А началось всё 18 марта 1943 года, когда заместитель наркома ВМФ по кораблестроению отдал распоряжение командующим Каспийской и Волжской военными флотилиями о подготовке шести подводных лодок типов «С» и «М» (С-14, С-15, С-103, С-104, М-200 и М-201) к переходу из Баку в Архангельск. Общее руководство всей технической стороной операции возложили на заместителя начальника Управления кораблестроения ВМФ инженера-капитана 1-го ранга Николая Алексеева.

Перебрасываемый «контингент» был выделен в отдельный отряд подводных лодок (ООПЛ). В Горьком лодки типа «С» подразобрали, чтобы разгрузить плавучие доки, в которых собирались их транспортировать по рекам, а «малютки» поместились туда «в сборе».

От Горького до Архангельска буксируемые местными речниками плавучие доки с погруженными на них кораблями сопровождал водолазный бот ВМФ. На Сухоне к нему присоединилась специально оборудованная понтонами баржа на случай аварии или посадки на мель (понтоны за ненадобностью выгрузили в Тотьме — они так и не пригодились). Кроме того, с отрядом следовал офицер-гидрометеоролог, получавший все нужные сведения от Центрального института прогнозов по радио через Управление связи ВМФ.

11 мая 1943 года отправились в путь. Для обеспечения секретности разделились на три группы. В Топорне, недалеко от Кириллова, доки с подлодками встретил отряд тральщиков Беломорской военной флотилии.

Выполняя функции противоминной и противовоздушной обороны, они шли впереди каждого дока, нередко оказывая помощь в снятии их с мели. Для прикрытия от нападения с воздуха на территории Вологодской области была привлечена истребительная авиация Череповецко-Вологодского дивизионного района ПВО.

Но без происшествий всё равно не обошлось.

Приключения в пути

Во время сильного ветра на Рыбинском водохранилище док № 1, где находились две «малютки», оборвал буксирные тросы. Из Череповца на помощь был срочно выслан мощный буксир «Бобёр», которому удалось «заарканить» дрейфовавший док и привести его в будущий город металлургов.

Дальше док буксировал пароход «Конструктор». Среди членов его команды был и вологжанин Борис Новосёлов. Впоследствии он вспоминал:

«Ночью на Кубенском озере поднялся сильный ветер и волны. Державший нас «на привязи» плавучий док чуть не перевернул судно. И тогда капитан «Конструктора» Алексей Калининский самолично перерубил трос, скреплявший пароход с доком. Пришлось ждать, пока из Печаткина не пришел рейдовый теплоход и не провёл нас до Сокола. Там мы снова взяли на буксир плавучий док и отправились вниз по Сухоне. Две трети пути прошли благополучно, а вот у нюксенского Брусенца произошло досадное происшествие — пароход и док прибило на мель, к берегу».

На самом деле при проходе через Сухону доки не раз задевали дно или каменистые берега, но обошлось без серьёзных последствий — так, где-то повылетали заклёпки, что-то слегка погнулось. Ночью 18 мая в один из доков даже врезался сопровождавший его катер, однако док и тут отделался лишь вмятиной.

Переправленной на Север через вологодские реки подлодке М-200 (на снимке) 18 июня 1943 года приказом наркома ВМФ СССР было присвоено наименование «Месть». А в 1956 году она погиб­ла из-за нелепой ошибки нового командира. | Фото с сайта bookz.ru

Дальнейший переход доков до Архангельска обошёлся без приключений. Уже в конце мая подводные лодки официально были зачислены в состав Северного флота.

Аналогичную спецоперацию по переброске в плавучих доках на Север трёх подлодок типа «С» (С-16, С-17 и С-19) провели год спустя тем же маршрутом. Стоит отметить лишь, что если в 1943 году буксировка на Нижней Сухоне проводилась только в светлое время из-за опасности сесть на мель, то в 1944-м она велась в течение всего времени суток — глубина оказалась достаточной из-за половодья, а потому весь путь занял куда меньше времени.

От побед до трагедий

Все переправленные через реки Вологодчины субмарины благополучно дожили до Дня Победы — правда, без особых боевых успехов.

Согласно рапортам командиров «наших» подлодок, за время боевых действий они потопили семь вражеских транспортов. Однако, как выяснилось уже после войны, документально подтверждены лишь гибель сторожевого корабля противника V6112, вместе с которым на дно отправились 29 гитлеровских моряков (отличилась подлодка М-201), и повреждение крупного транспорта «Дессау» (его атаковала С-15). Говорят также, будто бы С-14 потопила ещё одного фашистского тральщика, но историки до сих пор в этом сомневаются...

Самая печальная судьба оказалась у «малютки» М-200 (той самой, док с которой буксировал пароход «Конструктор»). До победного мая 1945 года субмарина успела совершить шесть боевых походов и успешно возвращалась на базу. Злой рок настиг субмарину в ноябре мирного 1956 года, когда она бороздила воды Балтийского моря: из-за ошибки только что назначенного нового командира М-200 столкнулась с шедшим встречным курсом эскадренным миноносцем. 28 подводников погибли, а сама лодка затонула на 53-мет­ровой глубине...

235
0
Похожие статьи
  • В Вологде вплот­ную подошли к созданию площади в честь 100-й стрелковой дивизии.

    248
    0
  • 9 мая из-за ограничений в связи с распространением коронавируса по улицам Вологды и других городов не прошагает «Бессмертный полк» с портретами тех, кто приближал Победу, — акция перенесена на неопределённый срок. Но память указами не перенесёшь. И поэтому в преддверии великого праздника мы предложили собрать полк прямо на страницах газеты «Премьер». 

    47
    0
  • Танк Т-34 уроженца Кадуйского района Василия Чернова фашисты дважды за сутки попытались окружить и взять экипаж в плен, но всё пошло не так, как задумали враги, лишившиеся в результате более полусотни автомашин.

    273
    0
  • Свой вклад в Победу вносили не только взрослые, но и дети. Их мамы заменяли мужчин на трудовом фронте. Домохозяйки осваивали профессии токарей, радистов, плотников. И дети тоже не отставали: школьники помогали колхозам, присматривали за младшими.

    54
    0
  • Родившаяся на Вологодчине девушка с «цветочным» именем стала одним из самых известных снайперов Великой Отечественной войны. А прославило её умение вести точную стрельбу по движущимся целям дуплетом — двумя идущими друг за другом выстрелами.

    586
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.