Владимир Пешков

e-mail: vladimir.peshkov@yahoo.com

Слепая зона

№21 (1174) от 2 июня 2020 г.

В Бабушкинском районе банду «чёрных лесорубов» отправили под суд по обвинению в уголовном преступлении. Но, как правило, их деятельность обходится без внимания правоохранительных органов. | Фото с сайта vologda-poisk.ru

Лесной цирюльник

«Чёрных лесорубов» из Шекснинского района приговорили к штрафу в 22 миллиона рублей, решение подтвердил Третий кассационный суд.

300 миллионов рублей требуется для решения проблемы «белых пятен» в лесном комплексе Вологодчины.

Правительство области планирует перевести поросшие лесом сельхозземли в лесной фонд.

Для этого необходимо провести кадастровые работы на площади около 330 тысяч гектаров по всей Вологодской области. На примере Тверской области правительство рассчитывает снизить эти затраты, но каким образом, пока не объявлено. Сейчас чиновники проводят последние подготовительные работы. Практическая реализация проекта будет возможна уже в конце 2020 года. Об этом 27 мая на сессии Законодательного собрания области заявил заместитель губернатора Михаил Глазков.

Задача с неизвестными

Темы «белых пятен» «Премьер» касался уже не раз. На сессии об этом говорили, пусть и довольно скупо, депутаты Станислав Березин и Павел Горчаков: обращений от избирателей по этой проблеме, по их словам, довольно много, но эффективного её решения так и не предложено.

Растущий на землях сельхозназначения лес зачастую никак не оформлен, закон его рубку и использование никак не регулирует. Но и в легальный оборот его ввести довольно сложно. В результате — масса уголовных дел, прямо или косвенно имеющих отношение к «чёрным лесорубам». Всего в 2019 году Департамент лесного комплекса выявил 90 фактов рубок (в том числе 17 — в Великоустюгском и 15 — в Сокольском районах). Сумму ущерба чиновники оценивают в 166 миллионов рублей. С начала 2020 года зафиксировано 37 рубок, из них 5 — в Сокольском и 4 — в Тарногском районах. Рубки на «белых пятнах» в 2019-2020 годах прошли в 21 из 26 районов области.

«Но проблема в том, что эта древесина на сегодняшний день не имеет собственника. Перспектива даже возбужденного уголовного дела непонятна, — заявил Михаил Глазков. — Положительная наработанная практика есть в Харовском и Шекснинском районах — это два района, чей опыт мы сейчас будем рекомендовать всем руководителям органов местного самоуправления. Районными Представительными собраниями этих муниципальных образований принято решение о запрете рубок в первую очередь на «белых пятнах». Принципиально, что там определён механизм подсчёта ущерба, исходя из которого правоохранительные органы могут определить размер ущерба и, руководствуясь решением Представительного собрания муниципального органа, возбуждают уголовные дела».

Этой весной суд оштрафовал вологодских предпринимателей за рубки на «белых пятнах» Шекснинского райо­на на 22 миллиона рублей. В Бабушкинском районе банду «чёрных лесорубов» отправили под суд уже по обвинению в уголовном преступлении. Но, как правило, их деятельность обходится без внимания правоохранительных органов. В Великоустюгском районе судят даже не самих лесорубов, а руководителя сельхозпредприятия, который попытался пресечь их незаконную деятельность. О каждом из этих дел «Премьер» писал отдельно.

«В целях прекращения несанкцио­нированной вырубки на землях «белых пятен» необходимо установление правового регулирования использования земель сельхозназначения, которые относятся к неразграниченной государственной собственности и неразрывно связаны с земельными участками этого имущества. <...> Основанием для такого правового регулирования может стать переход земель сельхозназначения в состав земель лесного фонда. Мы составили дорожную карту и разрабатываем её совместно с Тверской областью на их примере: у них есть практика по более экономичному переводу этих земель и этих лесов в лесной фонд».

«Надёжной законной схемы нет»

В информации, представленной к правительственному часу, указано, что собственником земель сельхозназначения, поросших лесом («белых пятен»), является государство. Право предоставления таких участков в аренду передано муниципалитетам. Однако муниципалитеты экономически не заинтересованы финансировать работы по передаче таких земель в гослесфонд из-за того, что потенциальные доходы их бюджетов окажутся ниже плановых расходов на кадастровые работы и оснащение лесничеств необходимой техникой.

Есть и другие «подводные камни». «У земель сельскохозяйственного назначения имеются собственники в виде муниципальных образований, сельскохозяйственных предприятий или граждан, получивших такие участки в долевую собственность, а также администрации муниципальных районов, являющиеся распорядителями участков, собственность на которые не разграничена», — сообщало в начале нынешнего года правительство области в ответ на запрос «Премьера» по поводу «белых пятен».

Депутат от ЛДПР Владимир Селяков предвидит сложности в отношении «белых пятен», которые хотя бы формально находятся в частной собственности. Проблема в целом возникла из-за того, что многие собственники получили, но не оформили через кадастр колхозные паи в качестве земельных участков. «Чёткого ответа, как будет происходить передача земель в гослесфонд, мы действительное не услышали, — рассуждает Владимир Селяков. — В случае с землями сельхозпредприятий, я полагаю, оптимальным будет софинансирование государства по аналогии с процедурой возврата в оборот сельхозземель. Но фактически сейчас этим занимаются только в тех случаях, когда есть твёрдое намерение использовать землю. Потому что если сельхозугодья не используются по назначению и зарастают кустарником, тут же приходят контролирующие органы и выписывают предписания со штрафами».

Процедура определения собственника паёв действительно довольно громоздкая, признаёт председатель Комитета ЗСО по агропромышленному комплексу Владимир Буланов. Для этой ситуации процедура отчуждения земельного участка прописана в Земельном кодексе. Сначала формируется список земельных участков, который несколько раз публикуют в СМИ. Если собственник не объявляется, то тогда материалы передают в суд, который должен признать земельный участок ничьим и передать его либо муниципалитету, либо государству.

«Необходимо провести мониторинг и определить, какие земли есть смысл возвращать в сельскохозяйственный оборот, а какие — нет, — убеждён Владимир Буланов. — И то, что можно вернуть сельскому хозяйству, то необходимо вернуть. Но все работы в этих направлениях требуют финансирования. Я полагаю, что если серьёзно взяться за вопрос, то после внесения необходимых поправок в федеральное законодательство проблему можно решить за 3-5 лет. Нужно понимать, что мы живём в правовом государстве. Пока ни в одном регионе надёжной законной схемы нет».

46
0
Похожие статьи

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.