Собачьи разборки

№48 (1201) от 8 декабря 2020 г.

Суммы на отлов животных из бюджета выделяются немалые — порядка 10 миллионов рублей ежегодно. | Фото с сайта moyalmetevsk.ru

В Вологде представители общества «Велес» обнаружили трупы животных на территории базы на улице Элеваторной. Она принадлежит предпринимателю, который выиграл контракты на отлов бродячих животных. Зоозащитники обвинили бизнесмена в жестоком обращении с животными, а он в свою очередь считает их действия провокацией.

Видеокадры, опубликованные в выходные зоозащитниками «Велеса» в соцсетях, взбудоражили вологжан.

Съемка велась на территории базы на улице Элеваторной. В кадре — трупы двух щенков, одной взрослой собаки и кошки, лежащие рядом с печью.

«Эти щенки были живы! У нас есть видео, и меня уверяли, что им будут дом искать и они будут жить здесь до поиска хозяев, — пишет активистка «Велеса» Нина Кудрявцева. — В пятницу это были уже трупы».

Старые методы?

«Мы приезжали на Элеваторную две недели назад», — рассказала «Премьеру» Нина Кудрявцева. По ее словам, щенки, которых позже они нашли мертвыми, внешне были абсолютно здоровы.

В качестве доказательства девушка показывает видеозапись, на которой видно вольер с взрослой собакой и тремя щенками. Животные ведут себя вполне обычно, приветствуют людей лаем и виляют хвостом.

В пятницу, 4 декабря, зоозащитники снова посетили базу на Элеваторной. Двое из трех ранее увиденных ими щенков были мертвы.
«Третьего чуть живого удалось забрать, но выходить не удалось. Температура 34, официальное заключение — смерть от голода и холода. Были сделаны тесты на инфекции, которые оказались отрицательными, что говорит о том, что хоть и бездомные, но больными они не были».

В «Велесе» уверены, что предприниматель, вместо того чтобы добросовестно исполнять условия контракта, просто зарабатывает на этом деньги. При этом зоозащитники вспомнили, что ранее сталкивались с похожими методами «работы» со стороны другого предпринимателя — Полещука. В настоящее время он, по информации «Велеса», больше не занимается этим видом деятельности.

«Отловщик новый, методы старые. История повторяется ровно так же как и с прошлым исполнителем. Печка по сжиганию трупов, и тут же вольеры с собаками. Это, конечно, кошмар, что происходит, — говорит Нина Кудрявцева. — Очень жаль, что так «люди» зарабатывают себе на жизнь. Очень жаль этих животных, которых ждет такая учесть».

«Устроили шоу»

База, где велись видео-съемки, возмутившие любителей животных, принадлежит предпринимателю из Вологды Сергею Кинарейкину. Два месяца назад он выиграл контракты на отлов бездомных животных в Вологодском и Грязовецком районах.

С обвинениями «Велеса» Сергей Кинарейкин категорически не согласен и говорит, что будет подавать заявление в полицию.
«Во-первых, они совершили открытое хищение — забрали щенка с моей территории. Во-вторых, моей деловой репутации нанесен ущерб — мое имя в социальных сетях полощут на каждом углу. И в-третьих, всё, что говорит «Велес», — клевета».

Как рассказал «Премьеру» Сергей Кинарейкин, щенки были больны, поэтому в ветклинике, куда их доставили, было принято решение их усыпить. Затем собак снова привезли на Элеваторную, чтобы кремировать.

В «Велесе» уверены, что предприниматель, вместо того чтобы добросовестно исполнять условия контракта, просто  зарабатывает на этом деньги. | Фото с сайта severpost.ru

«Этих собак мы отловили в Фетинине — сука и трое щенков, — рассказывает Кинарейкин. — По прибытии в приют они внешне действительно были здоровы, и первичный осмотр в ветклинике никаких отклонений в здоровье не нашел. Но позже выяснилось, что у собак какая-то инфекция. Все щенки практически одномоментно отказались от еды, их состояние ухудшалось. Было принято решение отвезти их в ветклинику, где нам сказали, что состояние здоровья тяжелое, нужно делать эвтаназию».

Какая конкретно инфекция или заболевание привели к такому состоянию здоровья щенков, Сергей Кинарейкин не пояснил. Зато рассказал, что третий труп — взрослой черной собаки — привезли на кремацию из ветклиники.

«Мы оказываем услуги по кремации животных, потому что захоранивать трупы животных без кремации по закону нельзя. Мы работаем с ветеринарными клиниками, откуда к нам на кремацию привозят усыпленных животных, работаем с частными клиентами, у которых животные скончались. «Велес» это прекрасно знает, потому что тоже кремировал ранее у нас трупы животных, знает, для чего у нас стоит печь. Конечно, мы с ними после этой провокации работать не будем. Они устроили шоу, приехав на нашу территорию. Разорвали черный полиэтиленовый мешок, в котором лежал труп взрослой черной собаки, чтобы показать для съемок, что у нас тут творится беспредел, что мы животных тут голодом морим до смерти».

Непрозрачный бизнес

Бизнес на отлове бездомных животных более чем непрозрачный. В этом убедился корреспондент «Премьера», изучив законодательство и поговорив с теми же исполнителями контрактов. При этом суммы на эту статью расходов из бюджетов выделяются немаленькие.

Работа организаций, занимающихся отловом животных, регулируется специальным постановлением правительства Вологодской области, в котором определен порядок организации приютов и норм содержания в них животных. Так, территория приюта должна быть обнесена забором высотой не менее двух метров (такого забора нет на территории приюта ИП Кинарейкина. — Прим. ред.), в приюте должны быть системы водоснабжения и канализации. В постановлении также описан порядок поступления животного в приют, оказания ветеринарной помощи, сроки содержания животных в приюте. Если коротко, животных в приюте должны сначала поместить в карантин, затем  провести стерилизацию, промаркировать и по истечении 25-ти дней выпустить на прежнее место обитания, за исключением собак определенных пород, представляющих потенциальную опасность жизни и здоровья человека.

Несмотря на длинный перечень требований к приюту, его оборудованию и иным мероприятиям по содержанию животных в приюте, в постановлении не прописана процедура контроля за исполнением его требований.

А главное — нет никакой проз-рачности в том, как именно расходуются бюджетные средства. Между тем суммы на отлов животных из бюджета выделяются немалые — порядка 10 миллионов рублей ежегодно. В 2020 году депутаты Заксобрания области увеличили «норматив» на эти процедуры в расчете на одну особь — суммы выросли в два раза, до 11 тысяч рублей на животное. Соответственно, увеличились и расходы бюджета.

«В техзадании контракта прописаны затраты на мероприятия по отлову, содержанию, вакцинации и стерилизации в расчете на одну собаку, — поясняет Сергей Кинарейкин, у которого в двух контрактах содержится задание отловить и провести все необходимые процедуры с 25-ю животными. — Денег я пока не получил по контрактам, они будут перечислены после выполнения контракта, то есть после того, как я отчитаюсь об этом заказчику».

Отвечая на вопрос, какие именно документы, подтверждающие выполнение задания, необходимо предоставить заказчику, предприниматель отметил, что чеков из ветклиники о проведенных процедурах стерилизации и вакцинации не требуется.

«Система контроля за исполнением этих госконтрактов нуждается в корректировке, потому что по факту сейчас предпринимателям, занимающимся отловом, верят на слово. Написал в отчете, что вакцинировал и простерилизовал собаку, столько-то денег на это потратил, и всё. А было ли это проведено на самом деле? Большой вопрос», — поделился с «Премьером» один из депутатов Вологодской городской думы.

249
0
Еще статьи этого автора

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.