Владимир Пешков

e-mail: vladimir.peshkov@yahoo.com

Светлана Куликова: «Малый бизнес будет существовать всегда»

№39 (1192) от 6 октября 2020 г.

Светлана Куликова, уполномоченным по защите прав предпринимателей Вологодской области. | Фото с сайта vologda-oblast.ru

Ровно полгода назад Светлана Куликова стала уполномоченным по защите прав предпринимателей Вологодской области. Назначение произошло в первые дни действия коронавирусных ограничительных мер. Сейчас власти начали их постепенно отменять, пытаясь найти способы поддержки бизнеса в ситуации ограниченных бюджетных ресурсов.

– Светлана Георгиевна, когда проходили решающие согласования на должность, вы, наверное, и не предполагали, с чем вам придётся столкнуться на самом деле…

– Ну почему же, всё уже было понятно. Режим повышенной готовности действовал ещё с 16 марта, и было ясно, что нас ждёт очень непростая ситуация, опыта работы в которой ни у кого из нас просто не было.

– Была ли у вас какая-то особенная программа действий на посту уполномоченного, когда вас только-только назначили на должность? Есть ли какая-то проб­лема, которую реально решить за срок полномочий, и вы намерены это сделать?

– Я начала работу в должности в самом начале пандемии, именно эта повестка и стояла на первом месте. Сейчас происходит так много изменений, что приходится каждую неделю выстраивать работу сообразно ситуации. Но фактически нужно наладить работу с предпринимателями в районах, чтобы они понимали, что у них есть представитель, что они могут обратиться по любому вопросу. С кем-то я успела переговорить по телефону, сейчас планирую первые поездки в районы. Активно работает общественная приёмная. Из более глобального — это, к примеру, продолжение работы по реформе контрольно-надзорных органов. Это то, чем мне приходилось заниматься и в «Опоре России» до того, как я стала уполномоченным. Острыми остаются вопросы о продлении спецрежима ЕНВД до 2024 года. В случае, если это решение не будет принято на уровне РФ, параллельно работаем с «Большой четверкой» (крупнейшие объединения предпринимателей: РСПП, «Опора России», «Деловая Россия», Торгово-промышленная палата. — Прим. ред.) по предложениям к «бесшовному переходу», плавному переводу тех бизнесов, кто был на ЕНВД, на другие виды налоговых режимов.

Но надо понимать, что из-за ограничительных мер аппарат уполномоченного начал полноценную работу только в сентябре, многих важных вещей мы не могли делать по объективным обстоятельствам. Для начала провели совместный приём с заместителем прокурора области, постепенно входим в нормальный режим работы.

– С чего началась ваша работа? Это была какая-то рутина или сразу же обрушился шквал звонков от предпринимателей?

– С первого же дня начали поступать звонки, но по большей части это была, грубо говоря, психологическая помощь. Предприниматели не понимали, как им быть, чего ждать. Я рекомендовала успокоиться, изучить, что происходит на самом деле. Шквал звонков продолжался первые две-три недели, а потом поутих. Я просила предпринимателей организовываться — ведь первоначально поступали обращения отдельных предпринимателей сферы общепита, владельцев парикмахерских, ломбардов, детских лагерей и так далее. Но намного лучше, когда они объединяются по профессиональному признаку, между собой выясняют свои потребности, согласуют позиции, после этого можно начинать предметный разговор, выстраивать диалог с органами местного самоуправления и государственной власти.

– Чем ваша нынешняя практическая работа отличается от деятельности в «Опоре России», ведь вы же там занимались примерно тем же самым?

– Работа действительно во многом похожа, но в данном случае это государственная должность и, следовательно, прав и полномочий больше. Осталась и оценка регулирующего воздействия, защита прав, и проведение семинаров, но больший упор на защиту прав и законных интересов субъектов предпринимательской деятельности. Должность уполномоченного по защите прав предпринимателей в Вологодской области учреждена в целях обеспечения гарантий государственной защиты прав и законных интересов субъектов МСП и соблюдения указанных прав органами государственной власти, органами местного самоуправления муниципальных образований области.

Из досье «Премьера»

Светлана Георгиевна КУЛИКОВА — уполномоченный по правам предпринимателей Вологодской области с 6 апреля 2020 года. Родилась в 1966 году в Москве. Окончила Вологодский педагогический институт в 1998 г. В 2008 г. завершила обучение в Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Северо-Западная академия государственной службы». В бизнесе с 1991 г. С 2010-го по март 2020 года на общественных началах исполнительный директор Вологодского отделения Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России».

– В конце апреля федеральный уполномоченный по правам предпринимателей Борис Титов представил рейтинг регионов по активности поддержки бизнеса. Вологодская область там оказалась среди аутсайдеров. С чем это может быть связано?

– Борис Юрьевич провёл собственный мониторинг принятых мер поддержки и создал рейтинг регио­нов по этому критерию. Получилось так, что на тот момент, когда он делал этот рейтинг, у нас ещё законодательно не были приняты меры поддержки — в частности, о снижении ставки по упрощённой системе налогообложения. Формально у нас всё в регионе было к этому готово, но сессия Законодательного собрания прошла 29 апреля, а мониторинг Борис Юрьевич к этому моменту уже провёл.

– Понятное дело, что в идеале нужно просто всем раздать деньги, компенсировав выпадающие доходы. Но никакого бюджета на это не хватит, и это тоже ясно, как и то, что кроме стремления потратить бюджет нужно думать и о том, как его наполнить. Какие меры поддержки вы считае­те наиболее эффективными?

— Все меры, которые были предложены как федеральным правительством, так и нашим регионом, эффективны. Вопрос в том, что довольно большая часть бизнеса по формальным признакам вообще не попала в поддерж­ку, а из тех, кто все-таки попал в список «везунчиков», не смогли эту поддержку получить.

Один из вопросов, с которым нужно продолжать разбираться, почему так мало выдано банками льготных кредитов, погашение которых на 100% обещало взять на себя государство при соблюдении сохранения численности занятых на предприятиях. Но банки их выдавали выборочно. Это очень странно, ведь это деньги государства, выданные для поддержки наиболее пострадавших отраслей, никаких особенных требований государство для получения этого кредита не выдвигало — сохранить численность, не иметь задолженности перед бюджетом, быть по ОКВЭД пострадавшей отраслью, но тем не менее банки отказывали в кредите. Но, несмотря на большое количество отказов, мера всё равно оказалась довольно действенной, кто получил, до сих пор этим кредитом пользуются и держатся за счёт него на плаву.

– Было предложение загрузить бизнес работой через госконтракты…

– Это решение было принято почти сразу, всё, что было можно сделать в этом направлении, было сделано. Другое дело, что сильнее всего пострадавший от пандемии бизнес к госконтрактам имеет небольшое отношения. К примеру, как загрузишь госконтрактами те же парикмахерские или компании, которые занимаются организацией праздников и свадеб? К сожалению, для бизнеса часть контрактов по организации выставочных мероприятий были по понятным причинам и вовсе отменены.

– Много нареканий по критерию для оказания господдержки на основе ОКВЭД — общегосударственного классификатора видов экономической деятельности. Какие есть альтернативы?

– Например, можно исходить из объёма выручки, сейчас у налоговой службы и у банков эта информация есть, это не проблема. Падение выручки, я считаю, это основной показатель по определению, пострадала та или иная организация или нет. Падение более чем на 30 % — это серьёзно. Некоторые вообще прекратили работу — в этом случае выручки нет вообще, откуда ей взяться?

– 7 мая на совещании у губернатора вы говорили, что до пандемии малый и средний бизнес «дышал через раз» из-за большого числа нововведений на федеральном уровне. Вступление в силу части из них удалось отодвинуть. Это связано именно с эпидемией, или были другие причины?

– Все отсрочки произошли из-за пандемии. В этом году закончился мораторий на проверки, и надзорные органы заявляли их в довольно большом объёме. Действие моратория из-за пандемии продлили.

– В мае-июне много говорили о том, что массово закрываются ИП в связи с пандемией. Откроются ли эти ИП обратно, когда минует экономический кризис?

– Такое было. Но нужно понимать, что предприниматель в какой-то момент осознаёт, что перспективы бизнеса непонятны, сколько продлятся ограничения — неясно, хватит ли средств на выполнение обязательств по той же аренде и другим финансовым обязательствам — неизвестно, продолжать работу в качестве ИП нет смысла, наёмных сотрудников у него нет, в этом случае лучше сразу закрыться и не копить проблемы. Думаю, что часть закрывших ИП перейдёт на самозанятость, пандемия подхлестнула введение этого налогового режима на всю страну, изначально планы были иными.

– Кстати говоря, самозанятые — это ваши клиенты?

– Считаю, да. Будут вопросы — пусть приходят.

– Что станет с малым бизнесом в перспективе, к примеру, двух лет, сохранится ли он как явление? Есть ли повод для оптимизма?

– В конце XIX века говорили, что в обозримом будущем Лондон будет иметь большие проблемы из-за огромного количества лошадей. Но потом их сменили автомобили, и проблема просто перестала существовать. Это показывает, как всё бывает переменчиво. Бизнес, в том числе и малый, будет всегда, весь вопрос только в том, в каком объёме, в каких вариантах, как на него повлияет появление новых технологий. Малый бизнес чаще всего — это сфера услуг, люди всегда будут хотеть стричься, жениться, праздновать, развлекаться, путешествовать. Но вопрос в том, что некоторые отрасли могут очень сильно измениться, как сейчас очень сильно меняется торговля, уходя в онлайн и развивая доставку. Очень много бизнеса, который работает только в интернете: предприниматели, разрабатывающие полезные приложения, занимающиеся продвижением контента в соцсетях, и так далее — это ведь совсем молодые отрасли. Поэтому повод для оптимизма всё равно есть. Главное — сделать среду для зарождения и существования бизнеса простой, понятной, выгодной, и тогда, несмотря на любые пандемии и прочие катаклизмы в стране, будут люди, желающие вести бизнес.

175
0
Еще статьи этого автора

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.