Театр одного чемодана

№46 (1147) от 19 ноября 2019 г.

По мнению актрисы Шарлотты Дэй, когда атмосфера не совсем театральная — есть шум, ходят официанты, — это создаёт напряжение, от которого можно оттолкнуться. | Фото Алины Махлиной

Выездной спектакль «Как быть доброй, когда всё так дорого?» увидели вологжане в японском ресторане.

Показ состоялся в рамках театрального проекта «Где театр?» 

Действие разворачивалось перед барной стойкой реального ресторана. По залу сновали официанты, зрители наблюдали за происходящим из-за столиков. Ещё перед началом спектакля молодой режиссер Соня Дымшиц лично проверила, всем ли хорошо видно.

Многоликая Шарлотта

В оригинальной пьесе Бертольда Брехта «Хороший человек из Сычуани» около двадцати персонажей. Всех их играл один человек — Шарлотта Дэй.

«Я пытаюсь не слишком много думать о переключениях между героями. Я работаю на физическом уровне больше, чем на психологическом: у меня всё идет через движения. Изменения в голосе для меня равны физическим движениям. Поэтому я всё в первую очередь пропускаю через тело, прислушиваюсь к его ощущениям и надеюсь, что выйдет то, что надо. Мне даже нравится, когда атмосфера не совсем театральная: есть шум, ходят официанты. Это создает напряжение, от которого можно оттолкнуться», — говорит актриса.

Всех героев спектакля сыграл один человек — Шарлотта Дэй. | Фото Алины Махлиной

Это первая актерская работа девушки в спектакле подобного формата, по специальности она режиссер. Родом Шарлотта из Австралии. С Россией ее свел Оксфорд. Шарлотта занималась филологией и параллельно славистикой. На практику ее отправили в Санкт-Петербург, где она училась режиссуре в театральной академии. «Мне очень понравился город, и я решила после окончания университета вернуться сюда».

Мрачные времена

«Я живу в мрачные времена» — после этих слов бряцание столовых приборов прекращается. Зрители притихают.

«Мы не сразу поняли, что происходит, в чём сюжет. Понятно стало после первой трети спектакля, что человек пытается нам донести. Мне кажется, было бы лучше для такого места взять материал попроще», — поделилась впечатлениями одна из зрительниц.

В спектакле «зал суда» наполнили фигурки манящих котов и многоугольник, на котором сменяли друг друга нарисованные свидетели защиты и обвинения. | Фото Алины Махлиной

Чувство безысходности плохо переваривается, когда вся окружающая обстановка настраивает тебя на приятное беспечное времяпрепровождение. Пьеса была написана в 1941 году. Нищета, очерствение сердец и боги-формалисты, которым добрые люди на земле нужны для галочки. Персонажи носят китайские имена, но действие не имеет ни места, ни времени. Через монологи водоноса, проститутки, парня, мечтавшего стать летчиком, перед зрителем проносятся четыре всадника апокалипсиса: голод, болезнь, война, смерть. Ничего не остается, кроме как карабкаться «вверх по голой стене». В конце и стена рушится. Актриса, выбрав самого внимательного зрителя, вручает ему текст, который он сам озвучивает. Ничто уже не отделяет и не защищает от действия, разворачивающегося на импровизированной сцене. Обрушивается сама условность.

«Это вечные темы: ты можешь быть бессребреником, но добрым для всех, или же ты что-то урвёшь и кого-то обидишь. Каждый сам для себя решает, какой путь он выбирает. Мне понравилось, как девушка владеет голосом. Понравилось, как обыгрывались предметы, те же пачки сигарет. Образ летчика, влюбленность — всё это близко и понятно. Но, конечно, классический театр мне ближе», — высказала свое мнение учитель русского языка и литературы.

 

 

Предметный разговор

Сама постановка относится к современному направлению «театр предмета». «В пример могу привести этюд одного парня. Он взял доску и начал вбивать в нее гвозди, параллельно рассказывая о том, как его сильно прессовали в детстве. Формально его рассказ и забивание гвоздей не связаны между собой, но в сознании зрителя они соединяются. Вот это и есть настоящий театр предмета», — поясняет режиссёр Соня Дымшиц.

В спектакле пространство табачной лавки обыгрывалось через пачки сигарет, даже антиреклама на них стала предметом для рассуждения. «Зал суда» наполнили фигурки манящих котов и многоугольник, на котором сменяли друг друга нарисованные свидетели защиты и обвинения.

Это уже шестой показ спектак­ля. Его премьера состоялась в Питере в мае. Репетиции проходили прямо у Сони Дымшиц на кухне.

«Это спектакль с отрицательным бюджетом, поэтому всё было сделано так, чтобы он был мобильным и незатратным: одна актриса и весь реквизит, умещающийся в один чемодан. Компактно, бюджетно, идеально», — говорит режиссёр.

Справка

Соня Дымшиц окончила бакалавриат по специальности «театроведение» в РГИСИ, полгода училась в ГИТИСе на отделении режиссуры театра кукол. Сейчас учится в магистратуре при Новой сцене Александрийского театра на курсе драматургии и в школе нового кино в лаборатории нового театра у Александра Савчука. Экспериментирует с разными театральными направлениями.

20
0
Похожие статьи
  • 04 марта' 19 | Театр

    «Со смертью в джунгли пришел страх. С первой кровью — безумие и хаос. Звери больше не ложились спать подле друг друга — каждый со своей стаей»... Спектакль «Маугли. Книга джунглей» показали журналистам в театре кукол «Теремок».

    138
    0
  • 26 марта' 19 | Театр

    «Вы увидите, что будет в конце: 600 человек будут реветь. Вы это увидите. 600 человек — девочек, мальчиков, взрослых женщин — будут реветь», — заявил Юрий Грымов на пресс-конференции в арт-пространстве Fabrica.

     

    196
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.