Травма на всю жизнь

№6 (1210) от 16 февраля 2021 г.

Педагог из Харовского района, получившая производственную травму, почти два года безуспешно борется за справедливость со своим руководством.

Несчастный случай с матерью троих детей Татьяной Тулиной, которая трудится в Харовском центре дополнительного образования, произошёл в июне 2019 года, когда её учреждение проводило за городом туристский слёт «Юный спасатель».

Не производственная, а бытовая

«В тот день я готовила еду у костра. Утром прошёл сильный дождь, поэтому земля была мокрой и скользкой, — рассказала она «Премьеру». — Когда по-дул сильный ветер и дым пошёл мне в лицо, я отвернулась и отступила чуть назад. Моя нога поскользнулась и попала в какую-то ямку, после чего в колене что-то хрустнуло. Боли я сначала не почувствовала, но способность нормально двигаться сразу же потеряла, поэтому с трудом добралась до ближайшего стула и села на него. Загнув брюки, я увидела, что колено стало отекать. А потом нога начала болеть».

Вокруг в этот момент никого не было: дети и взрослые участвовали в одном из мероприятий. К счастью, ждать пришлось недолго — минут через 15 к костру подошли коллеги Татьяны Владимировны. Именно они оказали ей первую помощь, поскольку медработника на слёте не было.

«Я доработала оставшееся время, а затем муж отвёз меня домой, — говорит она. — Наутро отёк увеличился, колено болело, и я даже не могла встать на ноги. В тот день мне позвонила мой руководитель, которая потребовала от меня сказать в больнице, что полученная травма — не производственная, а бытовая. Находясь в подавленном состоянии, я выполнила эту просьбу».

 

В результате травмы педагог утратила 30 % трудоспособности.

ДИРЕКТОР ПРОТИВ

Местные врачи оказали женщине медицинскую помощь, однако прошёл месяц, а боль не проходила. Чтобы понять, что случилось, нужно было делать МРТ, а его в Харовской центральной районной больнице не было. Пришлось ехать в Вологду.

«В Вологде выяснилось, что мой мениск буквально рассыпался на куски, — вспоминает Татьяна Тулина. — Несмотря на проведённую операцию, я всё равно до сих пор хожу с большим трудом. Впоследствии выяснилось, что моя трудоспособность оказалась утрачена на 30 %».

Осознав, что повреждение колена является очень серьёзным, женщина обратилась к своему директору с просьбой провести внутреннюю проверку и признать травму не бытовой, а полученной при исполнении трудовых обязанностей. 

Однако вместо внутренней проверки директор, по словам Татьяны Тулиной, просто опросила сотрудников Центра, участвовавших в слёте, о случившемся и, удовлетворившись ответами, что те не видели, как покалечилась их коллега, отказалась признать, что повреждение колена произошло в процессе осуществления рабочей деятельности. На место происшествия вообще никто не выезжал.

ОТ ИНСПЕКЦИИ ДО СУДА

Татьяне Владимировне пришлось обращаться в трудовую инспекцию, которая, проведя расследование, не только признала произошедшее несчастным случаем на производстве, но и отметила, что в Харовском центре дополнительного образования не обеспечено должное функционирование системы управления охраной труда. 

В ответ образовательное учреждение подало на инспекцию в суд, потребовав признать её предписание незаконным и отменить его. Однако всё вышло ровно наоборот.

«Факт несчастного случая на производстве с Тулиной Т. В. нашёл подтверждение в ходе судебного разбирательства. Данный факт подтверждается письменными материалами дела, показаниями свидетелей, — гласит решение суда. — Процедура расследования несчастного случая Государственной инспекцией труда соблюдена. Оспариваемое предписание соответствует фактическим обстоятельствам про-изошедшего с Тулиной Т. В. несчастного случая и является законным».

Справка

При производственной травме работодатель обязан оказать работнику первую медицинскую помощь и доставить его в больницу, оповестить надзорный орган по охране труда и провести расследование. 

По итогам расследования на работодателя могут быть возложены санкции вплоть до административной и уголовной ответственности (в зависимости от тяжести травмы). Работник может потребовать от него возмещение морального вреда. 

При производственной травме работнику выплачивается пособие по временной нетрудоспособности за счёт работодателя (в размере 100 % среднего заработка независимо от стажа), а также разовые и ежемесячные страховые выплаты за счёт средств Фонда соцстрахования.

При бытовой травме работнику платится только пособие по временной нетрудоспособности, размер которого ниже и зависит от трудового стажа.

ПРОТИВОСТОЯНИЕ

По словам Татьяны Тулиной, её директор не просто отказывалась признавать производственный характер травмы, а постоянно оказывала давление на своего работника, требуя, чтобы та не обращалась в трудовую инспекцию и не доводила дело до суда.

«Она неоднократно делала в мой адрес оскорбительные и унижающие меня высказывания, требовала, чтобы я написала заявление об увольнении по собственному желанию, — рассказала нам Татьяна Владимировна. — В суде позволяла себе выдвигать версии, что я повредила ногу, находясь в нетрезвом состоянии, что я уже пришла на слёт с травмой».

Однако сильнее всего педагога Харовского ЦДО поразило то, что её директора открыто поддержало руководство районной администрации.

«Глава администрации Олег Васильевич Тихомиров на основании решений трудовой инспекции и суда должен был принять меры в отношении Татьяны Ивановны, а он вместо этого фактически занял её сторону, — считает она. — Документы не были приняты им во внимание».

В ОЖИДАНИИ ЭКСПЕРТИЗЫ 

«Недостойное поведение директора возмутило нас, и мы стали требовать её отстранения от должности, — сообщил «Премьеру» муж Татьяны Тулиной Сергей. — Тем более что уровень организации слёта «Юный спасатель», где моя жена получила травму, оказался невысоким: подготовке уделялось слабое внимание, уборку местности вели сами педагоги, во время мероприятия по территории, где находились более 120 детей, свободно ездили машины, а медицинского работника не было вообще. Более того, на протяжении всех четырёх дней Татьяна Ивановна отсутствовала на слёте. Однако руководство администрации района закрыло на это глаза».

Трудовая инспекция, проведя расследование, не только признала произошедшее несчастным случаем 
на производстве, но и отметила, что 
в Харовском центре допобразования не обеспечено должное функционирование системы управления охраной труда.

Одновременно суд постановил провести экспертизу, которая должна окончательно подтвердить наличие у женщины производственной травмы и степень её тяжести. Она обойдётся Татьяне Тулиной в 57 тысяч рублей.

В ответ администрация потребовала, чтобы сотрудница ЦДО отказалась от экспертизы и помирилась со своим директором.

«Они неоднократно приглашали нас на разные совещания, где пытались оказать соответствующее воздействие. На одном из совещаний у Татьяны Владимировны случился гипертонический криз, и пришлось вызывать скорую. Сейчас она находится на больничном», — сообщил «Премьеру» представляющий интересы пострадавшей юрист Михаил Иванов.

ЗА СПРАВЕДЛИВОСТЬ

«Татьяна Владимировна подала в суд иск, в котором требует, чтобы Харовский центр дополнительного образования компенсировал ей моральный и материальный ущерб, — сообщила нам директор учреждения Татьяна Смирнова. — По делу назначена экспертиза. Суд всё решит». От остальных комментариев она воздержалась.

Руководство администрации Харовского района также воздержалось от комментариев.

«Я не могу добиться справедливости более полутора лет, — говорит Татьяна Тулина. — Почему такие люди, которые нарушают закон, не заботятся о безопасности своих сотрудников, унижают подчинённых и в целом не соответствуют занимаемой должности, возглавляют образовательные учреждения? И почему таким людям потворствует руководство администрации?» 

Привязка к району: 
365
0
Еще статьи этого автора

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.