Владимир Пешков

e-mail: vladimir.peshkov@yahoo.com

В поисках справедливости

№8 (1109) от 26 февраля 2019 г.

Вступление Игоря Трофимова в должность председателя областного суда совпало с началом масштабной судебной реформы.

Суды Вологодской области рассматривают всё больше «рутинных» дел, и задача законодателей — разгрузить их от этого, считает председатель Вологодского областного суда.

В марте исполнится полгода, как председателем Вологодского областного суда стал Игорь Трофимов. Его приход совпал с масштабной реформой в судебной системе, которая подразумевает целый ряд серьёзных изменений, которые повлияют на жизнь общества. 

— Игорь Эдуардович, в Вологде долгое время было много приезжих руководителей, а Вы родились в Вологде. А Ваши родители тоже вологодские?

— Родители прожили большую часть жизни в Вологде. Отец родился в Карелии, а мать — в Архангельской области. Мама всю жизнь проработала сметчиком в проектном институте. А отец работал на разных должностях, но начинал трудовую деятельность прорабом на стройке. В самом начале Пошехонского шоссе есть несколько жёлтых кирпичных домов, один из них строил отец. Мы жили в Тепличном микрорайоне и часто ходили мимо этих домов. И когда мне в школе приходилось писать сочинение на тему: «Кем я хочу стать?», я всегда вспоминал этот дом и писал, что хочу стать строителем.

— Но всё же Вы стали судьёй. Как так вышло?

— Я в школе активно занимался спортом, что совершенно не мешало учёбе. После восьмого класса надо было переходить в девятый, а условием для перевода была поездка в колхоз, «на картошку». У меня на это же время были назначены спортивные сборы. Я оказался перед выбором: или ехать на сборы, или идти в девятый класс. Я выбрал сборы. Из школы меня никто, разумеется, не выгонял, но мне пришлось забрать документы и вместо девятого класса пойти в железнодорожный техникум. Я считаю, что если бы я решил ехать в колхоз и идти в девятый класс, я бы судьёй не стал, а пошел бы по стопам родителей в строители.

— Как Вы считаете, насколько типичен Ваш путь в судейское сообщество?

— Я ведь уже на третьем курсе юридического института выбрал специализацию и пошёл работать в следственные органы. И уже оттуда перешёл на судейскую работу — мне тогда было 32 года. В 2000-х таких, как я, людей со следственным или прокурорским опытом работы, в судьи пришло много, и многие работают до сих пор. Сейчас ситуация изменилась, и судьями всё чаще становятся выходцы из самой судебной системы, как правило, помощники судей. Конечно, они лучше других кандидатов знают о работе суда, но не всегда имеют достаточный жизненный опыт для разрешения судебных споров и рассмотрения уголовных дел. 

— На судье лежит колоссальная психологическая нагрузка. Легко ли её выдерживать? Ведь после принятия сложных решений нужно идти домой к своей семье, к детям...

— Я думаю, что это очень сложный вопрос. Нужно уметь переключаться, иначе ты 24 часа в сутки будешь думать о делах, а это очень тяжело для твоих близких. Лично для меня выходом являются спорт, физическая нагрузка, общение с детьми. Стараюсь один или два раза в неделю ходить в бассейн. Зимой по выходным катаюсь на лыжах. Катамаранный спорт также даёт колоссальную разрядку: проходя сплав по бурной реке, переходишь на другой уровень общения с людьми, которые находятся рядом с тобой, понимаешь, что для стихии, как и для Господа, все равны, им неважно, ты председатель суда или простой рабочий. В таком походе на первое место встают настоящая дружба и взаимовыручка.

— В прошлом году в Вологодской области на уровне районных судов заработал суд присяжных. Каковы первые итоги его работы?

— Буквально недавно председатель Верховного суда Вячеслав Михайлович Лебедев озвучил итоговые цифры за 2018 год: всего в стране на уровне районных судов было рассмотрено 91 такое дело. В Вологодской области суд присяжных рассмотрел два дела — в Тотьме и Череповце, оба с вынесением обвинительного вердикта.  Когда мы готовились к введению суда присяжных в районных судах Вологодской области, то полагали, что их количество составит порядка 30-50 дел в год. Однако пока наши прогнозы не оправдались. Всего же в прошлом году суды области рассмотрели 9495 уголовных дел, что на 12,5 % меньше, чем в 2017.

— В США в большей части дел подсудимый, видя доказательства, сразу признаёт себя виновным, и суд проходит в упрощённом порядке — фактически судья выбирает меру наказания. Есть ли перспективы у подобной системы в России?

— Своеобразный аналог этой системы существует и в России. У нас почти 70% уголовных дел рассматриваются в особом порядке, при котором обвиняемый соглашается с предъявленным обвинением. Суд по такому делу исследует только обстоятельства, связанные с  личностью подсудимого, проводит судебные прения и выносит  приговор, не оценивая доказательства. С одной стороны, это разгружает судебную систему и влечет для виновного более мягкое наказание. А с другой, существует риск того, что человек в силу каких-то обстоятельств может согласиться с необос­нованным обвинением. Поэтому суд прежде всего должен убедиться, что в материалах дела есть достаточное количество доказательств виновности подсудимого в совершении преступления, в котором он обвиняется,  и что он понимает все последствия рассмотрения дела без исследования доказательств. В противном случае дело рассматривается в общем порядке.

— Сейчас идёт реформа в части создания межрегиональных апелляционных судов. Как это отразится на судебной системе в перспективе?

— Это будет глобальная перестройка судебной системы. Цель, которую преследует законодатель, заключается в следующем: убрать из областных судов проверку законности и обоснованности собственных решений. Сейчас апелляционная и кассационная инстанции находятся в областном суде. Стоит задача вынести кассационное рассмотрение дел за пределы субъекта. Новые апелляционный и кассационный суды, под юрисдикцию которых  подпадёт Вологодская область, будут расположены в Петербурге. Сейчас идёт активное формирование составов этих судов. Предположительно, к концу лета они заработают. Для граждан же важно то, что изменится порядок рассмотрения кассационных жалоб. Обозначено, что суды будут применять принцип «сплошной кассации» и  рассматривать каждую поданную кассационную жалобу в судебном заседании с вызовом сторон.

— А будут ли там работать вологодские судьи?

— Двое судей Вологодского областного суда рекомендованы Высшей квалификационной коллегией судей Российской Федерации на должности судей третьего кассационного суда. Это одни из лучших специалистов, и если они войдут в состав вышестоящего суда, мы уверены, что они будут успешно там работать. Теперь их кандидатуры находятся на рассмотрении кадровой комиссии при Президенте Российской Федерации. В случае если президент утвердит своим указом их кандидатуры, тогда можно будет говорить о назначении официально.

— Ваш предшественник Владимир Шепель неоднократно говорил о том, что судебная система перегружена. Как можно решить эту проблему?

— Об этой проблеме говорят и на самом высоком уровне. Буквально недавно об этом говорили и Дмитрий Анатольевич Медведев, и Вячеслав Михайлович Лебедев на подведении итогов работы судов за год. Суды России в 2018 году рассмотрели 31 миллион дел, а в 2017 году было 28 миллионов. В Вологодской области суды общей юрисдикции и мировые судьи за год рассмотрели 455 тысяч дел, что на 4 % больше, чем в 2017 году. Если население Вологодской области 1 200 тысяч человек, то получается, что почти каждый трудоспособный житель области так или иначе сталкивался с судом. Сейчас суды перегружены делами, по которым нет спора, суды становятся техническим инструментом выдачи исполнительных документов. Из 240 тысяч судебных решений, вынесенных  мировыми судьями области в 2018 году по гражданским и административным делам, почти 70% приняты в форме судебного приказа. Однако эти дела тоже приходится рассматривать, оформлять материалы, рассылать судебные решения. Это огромная нагрузка и на судей, и на аппарат. Практика показывает, единственный способ снижения нагрузки — это досудебное урегулирование, именно эту сферу необходимо развивать.

429
0
Еще статьи этого автора
Похожие статьи
  • 06 февраля' 19 | Культура

    Почему жители одной деревни, как правило, дальние родственники друг другу? Имеет ли население восточных районов Вологодчины польские корни? Кто из вологжан является потомком обрусевших калмыков? На вопросы «Премьера» отвечает заместитель директора Государственного архива области по научной работе Илья Кузнецов.

    792
    0
  • 30 января' 19 | Культура, Люди

    Мало кто знает, но Бабушкинская библиотека — одно из самых больших в России региональных собраний книжных памятников, настоящая сокровищница уникальных старинных изданий. А их главным хранителем является руководитель сектора редких книг Наталья Фарутина.

     

    156
    0
  • 23 мая' 17 | Громкое дело

    Департамент здравоохранения Вологодской области выиграл суд у травматолога-ортопеда, который получил единовременную выплату по программе привлечения сельских врачей и уволился из районной больницы, не отработав положенных 3 лет.

    80
    0
  • 04 июля' 17 | Жизнь

    Арбитражный суд Вологодской области принял к производству заявление о включении в реестр кредиторов (по сути обманутых дольщиков) от Мартыновой Юлии Николаевны – полной тезки начальника регионального Департамента строительства.

    320
    0
  • 30 января' 19 | Люди

    Череповецкий учёный Андрей Барков открыл новый минерал — огнитит.

    221
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.