В шаге от смерти

№46 (1147) от 19 ноября 2019 г.

Из воспоминаний К.Н. Логиновой: «Бывало так: ищешь мину и никак не можешь найти её. Наконец втыкаешь щуп у самых ног и чувствуешь, что стоишь на мине. И тут в голову лезет всякая чертовщина: вот сейчас крышка мины прогнется, выдавит чеку, и ты взлетишь в небо. Волосы на голове от этих мыслей встают дыбом, тело цепенеет, и несколько секунд не можешь не только сойти с этого опасного пятачка, но и пошевелиться. Но вот мина обезврежена, и работа продолжается в прежнем ритме». | Фото с сайта oper-1974.livejournal.com

Великая Отечественная уже закончилась, когда они, будучи далеко в тылу, в одночасье оказались на передовой и продолжали погибать, не получая за свои подвиги никаких наград.

Да что там награды — даже ветеранами войны их, рисковавших буквально на каждом шагу, долгое время не хотели признавать.

...Считается, что Великая Отечественная почти не задела Вологодчину, но это не так. Особая роль прифронтового района выпала на долю Оштинского (ныне он входит в Вытегорский район): здесь проходил передний край борьбы с захватчиками. Оштинский район граничил с Ленинградской областью, и опасность прорыва врага к Ленинграду через территорию Вологодской области была вполне реальна. 990 дней длилась Оштинская оборона...

Победы наших в январе 1944 года под Ленинградом и Новгородом, освобождение Ленинграда от вражеской блокады создали предпосылки для наступления и на Карельском фронте. 

10 июня 1944 года войска Ленинградского фронта начали наступление. Преодолев упорное сопротивление противника, 17 июня они прорвали вторую полосу его обороны на Карельском перешейке. А 19 июня началась Свирско-Петрозаводская операция в Южной Карелии, когда с оштинских рубежей перешла в наступление 368-я дивизия. 24 июня, форсировав Свирь, она двинулась на Петрозаводск. Так закончилась Оштинская оборона.

Но Великая Отечественная не спешила уходить с Вологодчины.

Наследие войны

За время боевых действий (с октября 1941-го по июнь 1944 года) нашими подразделениями и противником было заминировано 140 квадратных километров территории Оштинского района. Минные поля — одно из самых страшных наследий войны — были расположены на территории 15 колхозов Курвошского, Оштинского и Торозерского сельсоветов. Кроме того, большую опасность представляли неразорвавшиеся авиаснаряды, гранаты и другие боеприпасы, оставленные вне минных полей, поэтому обследованию подлежало 348 квадратных километров из 3033-х общей площади района.

Постановлением Государственного Комитета Обороны окончательное разминирование местности и сбор оставшегося трофейного вооружения возлагались на организации Осоавиахима (Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству), которые должны были подготовить команды сапёров из местного населения. Для выполнения этого важного и необычного задания была сформирована команда в количестве 144 человек, в основном из молодёжи Оштинского и Вытегорского, а также Белозерского, Кирилловского, Шольского, а позднее и Андомского районов. Это были сельские девушки и парни (девушек — в несколько раз больше), колхозники, рабочие и служащие, бухгалтеры, счетоводы и кассиры, телефонистки, почтальоны, уборщицы... Многим из них было всего по 17-19 лет. Перед отправкой на место их ждали 70-часовые курсы сапёрной подготовки.

Взвод оштинских минёров. Во главе новоиспечённых сапёров обычно ставили кадровых военных сапёров, а вот миноискателей практически не было: обходились в основном щупами. | Фото с сайта booksite.ru

Начинающие сапёры были поставлены государством в довольно унизительное и бесправное положение. Перед отъездом в Ошту у всех отобрали пас­порта (чтобы, не дай бог, не сбежали). Работа на разминировании не записывалась в трудовые книжки, документов по окончании работ минёрам не было выдано никаких, только вернули пас­порта. Прескверно был поставлен учёт минёров. Десятка два, если не больше, не зафиксированы ни в районных, ни в областных архивах. Их причастность к спецоперации пришлось доказывать по свидетельским показаниям...

Огненная жатва

Работа по разминированию района началась 6 июня 1944 года. До 1 сентября обезврежено и собрано 10 686 мин, кроме этого, 800 штук уничтожено путём взрыва на месте. Но это успехи. А были и жертвы, чего не миновать при такой спешной подготовке новоиспечённых сапёров: к 1 сентября 1944 года количество участников спецоперации сократилось до 90 человек.

Участники разминирования сталкивались с большими бытовыми трудностями: жили они в землянках, не было мыла, керосина, уже к осени 1944 года 60 бойцов-минёров лишились обуви. При работе на болотистых и лесных участках, при преодолении проволочных заграждений и других препятствий одежда и обувь быстро приходили в негодность...

Но несмотря ни на что, работы по разминированию продолжались. Сотни единиц смертоносного оружия сняли бойцы-минеры Вера Николаевна Мартынова, Анастасия Васильевна Гришкина, Семён Николаевич Веселков, Мария Пименовна Васильева, Мария Васильевна Устинова, Мария Гавриловна Юшкова, Анна Андреевна Фотина, Мария Дмитриевна Кузнецова и десятки других девушек и юношей, которые проявили героизм и мужество при выполнении этого ответственного задания.

«Хоронили по частям...»

Общеизвестно, что поставить мину легче, чем ее обезвредить. Сложна и смертельно опасна была эта работа, сказывались недостаточная подготовка и малоопытность бойцов-минеров, нехватка инструкторов. В 1944 году 11 минеров погибли и 16 получили ранения, и в 1945-м было 8 несчастных случаев.

Этот памятник девушкам-минёрам установлен у посёлка Свирское - неподалёку от места их гибели. | Фото с сайта oper-1974.livejournal.com

Невозможно без содрогания читать сегодня воспоминания одной из участниц разминирования — К. Н. Логиновой (они опубликованы в краеведческом альманахе «Вытегра»). Вот например: «Нашла первую [мину. — Прим. ред.] в кусте, показала Марусе и пошла искать следующую. За моей спиной раздался взрыв, взрывной волной меня отбросило метра на три вперед, посадило в болото. Всё мое лицо, голова, руки были заляпаны жидкой грязью. Кое-как протерев глаза, я обернулась. Куста уже не было, а Маруся, вся обгоревшая, лежала в воронке от взрыва. Белое ситцевое платьице на ней выгорело, и сама она представляла собой обгоревший остов человека, но была ещё жива. Я расслышала полные боли и горечи её слова: «Девочки, передайте маме мою ложку, пусть она помнит меня». К нам сбежались минёры с других участков. Девчонки плакали. Марусю увезли в санчасть, через несколько часов её не стало...»

А иногда и хоронить было нечего, и тогда сапёров, которые подрывались на минах, закапывали в землю по час­тям.

...Давно отпраздновала страна День Победы, а разминирование продолжалось. Закончилось оно лишь 1 сентября 1946 года.

16 участников разминирования представили к награждению орденом Красной Звезды и медалью «За боевые заслуги», но по неизвестным причинам заслуженных правительственных наград минёры Ошты так и не получили (госнаграды оштинским минёрам вручат только в 2000 году). Да и не ждали они этих наград. Были они молоды, и у них всё было впереди.

У тех, кто выжил.

523
0
Похожие статьи
  • Десятки памятников, установленных воинам Красной армии, сотни найденных и захороненных останков солдат и офицеров, десятки тысяч новых имён, занесённых в Книгу Памяти — таковы итоги деятельности вологодского поискового движения, которое в 2020 году отмечает свой тридцатилетний юбилей.

    77
    0
  • В годы Великой Отечественной войны у вологодской милиции была своя война — не только с привычными кражами и бандитизмом, но и с дезертирами, бежавшими с фронта с оружием в руках. С одним из таких — людоедом, не гнушавшимся питаться человеческим мясом, — сотрудники угрозыска столкнулись летом 1943 года и гонялись за ним до самой зимы.

    507
    0
  • 29 января' 20 | Люди, Чтобы помнили

    Она пережила вместе с родным городом все 872 дня блокады. 872 дня голода, холода, обстрелов и бомбежек. Но даже тогда находились время и силы на учебу, походы в театр и филармонию. Мэри Котлер недавно исполнилось 96 лет, но она ясно помнит события тех лет.

    211
    0
  • В ночь с 16 на 17 августа 1944 года 20-летний уроженец нынешнего Бабаевского района Вологодчины Николай Серов одним из первых пересёк границу фашистской Германии. А помог ему в этом самодельный плот, который он с товарищами смастерил из подручных средств.

    266
    0
  • Одной из самых загадочных спецопераций Великой Отечественной войны стало появление на реках Вологодчины подводных лодок. За их перемещением наблюдали многие местные жители, однако для фашистской разведки это так и осталось тайной.

    525
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.