Владимир Пешков

e-mail: vladimir.peshkov@yahoo.com

Вадим Германов: Главное — движение

№41 (1194) от 20 октября 2020 г.

Переход на работу мэром Череповца — «это точно ни повышение, ни понижение, это другая работа, — считает Вадим Германов.  | Фото Сергея Климушкина

25 октября исполнится ровно год, как специальная комиссия заслушала доклады претендентов на пост мэра Череповца. В результате город возглавил теперь уже бывший директор дивизиона «Северсталь Российская Сталь»  Вадим Германов. Год выдался крайне богатым на события, главным из которых стала пандемия коронавируса. Об этой и других темах с Вадимом Евгеньевичем побеседовал корреспондент «Премьера».

— Вадим Евгеньевич, ваша семья — пример северсталевской трудовой династии: на комбинате работал ваш отец, затем вы, а теперь и ваш сын. А как семья оказалась в Череповце? Приезжали строить комбинат или уже работать на нём?

— Мои родители переезжали уже для того, чтобы работать. Когда я родился, семья жила на седьмом этаже на Строителей, 3. В семейном архиве сохранилась фотография с балкона с видом на город: ещё нет мэрии, она только строилась, а там, где сейчас фонтан и Дворец металлургов, было много деревянных домов, в которых держали кур. Мимо этих домов я ходил в металлургический техникум на занятия баскетболом. Тогда строился Октябрьский мост, а пока его не ввели в строй, был теплоходик-«мошка», который возил пассажиров через Шексну в Зелёную Рощу. Это было фантастическое ощущение: сначала ты плывёшь на теплоходе, потом гуляешь по лесу, покупаешь в киоске газировку и пирожки — сейчас ничего из этого не осталось. Город вырос, и на левом берегу Шексны, там, где во времена моего детства были поля и леса, стоят новые жилые кварталы.  За последние сорок лет он изменился очень сильно,  даже с точки зрения экологии. Был раньше в городе и  чёрный снег, а сейчас он белый.

— Как вы выбирали профессию — ориентировались на отца или были другие причины?

— Изначально я хотел поступать в Череповецкий пединститут на учителя математики и физики. Нравились мне точные науки. Но отец уговорил меня учиться на механика, объяснив это просто: механик всегда найдёт работу. Я решил поступать в Вологодский политехнический  на специальность «автомобили и автомобильное хозяйство», конкурс был примерно пять человек на место — наверное, один из самых больших в то время. В институт поступил, а сразу после первого курса забрали в армию. Вернулся через два года, отучился еще четыре года. В результате — красный диплом. Практику во время учёбы проходил в нашей автоколонне № 1456, работал слесарем в ремонтной зоне. Мы с напарником снимали колеса и меняли тормозные колодки на автобусах. После окончания института свою роль опять сыграл отец, посоветовав пойти работать на комбинат. Оказалось, что там зарплата намного выше средних по городу, и, разумеется, я от работы на комбинате отказываться не стал.

— И каким было первое впечатление от комбината?

— А первое впечатление от него я получил ещё в школе. Тогда не было такой жёсткой пропускной системы, как сейчас, зато было много дырок в заборах. Я частенько бегал к отцу на работу на Коксохим, а он водил меня в заводской буфет, где покупал мне бутылку молока и коржик. Это одно из главных воспоминаний из детства: отец в спецовке, а ты сидишь и уплетаешь этот коржик, а потом получаешь ключи от дома, которые  потерял,  и снова пробираешься  через дырку в заборе и едешь на автобусе домой.

| Фото Владимира Пешкова

Рецепт успеха от Вадима Германова

Во-первых, нужна команда единомышленников, без неё одному ничего не сделать.

Во-вторых, нужно уметь мечтать, ставить цели, которые сначала кажутся абсурдными и невыполнимыми. Но чем выше цель, тем круче результат.

В-третьих, если есть команда и она знает, куда идёт, можно сделать очень многое даже при ограниченном бюджете.

«Все успехи достигаются настоящей пахотой»

— Когда вы приходили на комбинат, какое у вас было представление о том, сколько вам предстоит на нём проработать?

— Было ощущение, что приходил на всю жизнь. Потом появилась мечта — стать начальником цеха и купить ВАЗ-21099. В результате я купил такую машину и стал начальником цеха. Очень хорошо, когда у тебя в жизни есть маячок, и как только ты его достигаешь, нужно сразу ставить себе новую планку, чтобы никогда не останавливаться на достигнутом. Но я никогда не мог себе представить, что стану директором завода. Главное — постоянно развиваться.

На комбинате из более 1000 мастеров примерно 70 могут стать начальниками цехов, из них около 10 — директорами, только один генеральным. Все успехи достигаются настоящей пахотой, мы жили работой: подъём в пять утра, в шесть ты уже в автобусе, в семь уже в цехе, а уходили домой не раньше семи вечера. Я много работал ремонтником, и не было фиксированной продолжительности рабочего дня. Домой не уйдёшь, пока всё не доделаешь. Это очень серьёзная школа.

— В последние годы работы в «Северстали» вы возглавляли дивизион «Российская Сталь». Это ведь больше, чем один ЧерМК. Что он из себя представляет?

— Это и череповецкий комбинат, и Ижорский трубный завод, и ТПЗ «Шексна». Сегодня на ЧерМК заканчиваются большие стройки: новая третья домна, которую вот-вот должны ввести в строй, а также новая коксовая батарея — их общая стоимость более шестидесяти миллиардов рублей. В советское время строительство домны называли всесоюзной ударной стройкой.

— Про вас часто говорят, что вы умеете произносить очень сильные мотивационные речи. Так умеют все на «Северстали» или это ваш отдельный конёк?

— Думаю, что многие руководители. Невозможно быть директором, если ты не умеешь «зажечь» людей. Есть несколько секретов. Во-первых, нужно говорить на доступном языке, чтобы тебя услышали и поняли те, к кому ты обращаешься. Например, с рабочими нельзя говорить на управленческом языке с массой иноязычных терминов. Второе — всегда нужно говорить правду. Люди сразу почувствуют, если их обманывают, и не простят.
В-третьих, человека нужно чем-то «зацепить», как-то замотивировать, даже если придётся взять его на слабо.

— Пригодился ли этот опыт в мэрии? Коллектив такой же отзывчивый или есть нюансы?

— Сейчас — да. Коллектив перестроился, подстроился, поменялся,  стал таким же быстрым и отзывчивым. Когда я выступал на конкурсе на должность мэра, сказал, что буду менять муниципальную культуру. Тогда многие этого не поняли, что имелось в виду. Но за год многое  удалось поменять. Первое время мне постоянно говорили три фразы: «денег нет», «так делать нельзя» и «это невозможно». Например, я предложил ставить светофоры на перекрестках, где постоянно сбивают пешеходов, но некоторые сразу замахали руками, заявив, что «денег нет». В этом году мы уже установили шесть и ещё установим минимум четыре до конца года. В следующем году поставим ещё десять. Мне говорили, что нет денег на лежачих полицейских, а мы уже двадцать штук установили. Классический пример: освещение территорий детских садов. Через соцсети поступила жалоба: мама пришла за ребёнком в детский сад, а там горят только две лампы и очень темно. Я съездил в тот же вечер, посмотрел, на следующий день позвал специалистов, которые опять сказали: «денег нет». Стали искать варианты, пытались приспособить старые уличные светильники, которые заменили на светодиодные по программе губернатора «Светлые улицы Вологодчины». Через три дня выяснилось, что нашлась экономия в бюджете и  светодиодные светильники можно установить и в детских садах. Таких историй за год найдется много.

— ЧерМК и дивизион «Российская Сталь» по масштабам, пожалуй, больше города — это ведь часть международной компании. Как вы воспринимае-те переход в кресло мэра — это повышение, понижение или горизонтальное перемещение?

— Это точно ни повышение, ни понижение, это другая работа. Город — он другой, в нём на порядок больше жителей, чем работников на комбинате. Учитывая количество различных нюансов, могу сказать, что город намного многограннее. Сравнить комбинат и город невозможно, это совершенно разные вещи. Но системные проблемы проще решать на «Северстали»: там не только особенный коллектив, там попросту больше ресурсов. Но и в городе не так уж и безнадёжно с деньгами, нужно намного активнее заходить в различные федеральные программы.

Вадим Германов считает, что Череповец остается таким же красивым городом с прекрасными широкими проспектами и большими зелеными газонами. Городу повезло в том, что его проектировали очень хорошие архитекторы. | Фото Владимира Пешкова

Электробусы и экоквартал

— Когда вы стали мэром, в городе уже действовала программа развития до 2022 года. Вы её меняли каким-то образом?

— Ломать ничего не стали, мы только «докручивали» и дополняли. Например, мы посчитали, что в соответствии с указом президента нам нужно построить ещё пять школ и одиннадцать детских садов — мы уже определили, где они будут находиться. Нужно строить различные учреждения спорта по базовым видам. Скоро завершим проектирование скейт-парка для молодежи и будем в следующем году выходить на Градсовет с предложениями о строительстве. Нам нужен многофункциональный спорт-центр, в котором могли бы тренироваться и выступать как баскетболисты, так и волейболисты. Нужно новое здание для школы боевых искусств. Фактически нынешняя программа до 2022 года перетечёт в новый пятилетний план, но и он тоже в процессе будет дополняться и шлифоваться. К примеру, мы постепенно переходим на газовые автобусы, а в Москве уже вовсю ездят электробусы — мы запланировали попробовать их, нужно выяснить, как они себя покажут в условиях нашей зимы.

— Неужели электробусы? Это ведь недешёвое удовольствие…

— Но это будущее. Давайте считать: газовый автобус стоит 10 миллионов, трамвай — от 40, электробус около 20. Будем пробовать.

— Что будет с череповецким трамваем? В одной из интервью вы говорили, что планируете полностью заменить ж/д пути и обновить парк. Но где взять денег на это недешёвое удовольствие?

— Уже сейчас мы испытываем разные модели разных производителей, к концу нынешнего года планируем определить, что нам больше подходит. Выбирают наши жители. Нам нужно заменить все трамвайные пути, а это около двух миллиардов. У нас есть хорошие шансы получить финансирование на обновление трамвайного хозяйства по федеральному проекту «Чистый воздух».  Кроме того, мы надеемся получить 130 новых газовых автобусов.

— Сейчас есть тенденция по строи-тельству линий для скоростного трамвая. Каким будет череповецкий трамвай?

— Специалисты говорят, что при полной замене путей и подвижного состава скорость череповецкого трамвая удастся поднять вдвое. Наша задача — сделать так, чтобы трамвай был самым быстрым видом транспорта в городе: он и так не стоит в пробках, его сдерживают, по сути, только светофоры. Но сейчас средняя скорость его движения — 15 километров в час, а если навести порядок, то будет 30 километров в час. Для города такой трамвай будет скоростным, и металлурги из Заречья будут максимально быстро добираться до комбината.

— В Череповце — новый главный архитектор, причём второй раз из Вологды. Когда назначали предыдущего, Дениса Позднякова, мэр Елена Авдеева ставила ему задачи по пре-образованиям в Индустриальном районе. Антону Аникину такой задачи не ставили, по крайней мере, публично. С чем это связано?

— Главный архитектор отвечает не только за Индустриальный район, но и за развитие города в целом. Антон Аникин даёт очень дельные советы. Бывает даже странно: сидит на совещании полчаса, сорок минут, и всё время молчит, а потом что-то говорит и попадает в десятку. Какие именно задачи ставили перед Денисом Поздняковым, я не знаю, его ведь не при мне нанимали на работу. Кстати, вместе с Денисом Поздняковым сейчас работаем над реконструкцией Парка культуры и отдыха.

— Со строительством нового моста через Шексну и Южного шоссе Зашекснинский район должен будет вырасти фактически вдвое, а то и больше. Уже решили, чем заполните новую территорию? И когда это произойдёт?

— Во-первых, на новых территориях появятся экокварталы: в каждом останется несколько гектаров леса, фактически природный сквер, а дома будут спроектированы так, что автомобили не смогут въехать во двор. Все автомобили останутся за периметром дома, а во дворе будут только детские и спортивные площадки. Появятся новые детские сады и школы. В одном из микрорайонов разместится парк, он будет самым большим в городе, как он будет называться, мы ещё не решили. Несколько кварталов отведём под общественно-деловую застройку, там разместятся запланированные нами спортивные объекты, новый Дворец искусств и так далее. Кстати, там же хотим разместить новый конноспортивный комплекс и несколько спортивных объектов, а дальше за город пойдёт малоэтажная застройка. Две новые улицы уже назвали в честь наших земляков, Героев Советского Союза Евгения Преображенского и Василия Котюнина. Нужно построить четыре новых улицы, без федерального финансирования нам не обойтись, ведь каждая из них стоит примерно миллиард рублей. Новый мост вместе с Южным шоссе стоит 16 миллиардов.

— То есть Южное шоссе превращается в новую ось города?

— Да. Но самое главное — даёт ему безопасность. Не дай бог, что-то случится с Октябрьским мостом, Зашекснинский район останется без связи с городом, хоть паром запускай. Поэтому сразу после открытия нового моста ставим Октябрьский на капремонт — ему более 40 лет. Кстати, с учётом нового моста у нас получается внутреннее кольцо по прос-пекту Победы, Сталеваров, Октябрьскому и Шекснинскому проспектам, Южному шоссе и Архангельской улице. Это тоже даёт нам дополнительные возможности.

— Когда Вы приходили на пост мэра год назад, было невозможно предположить, каким будет 2020-й с его экономическим кризисом и одновременной пандемией коронавируса. Как город переживает эти трудности?

— Собственный бюджет доходов города около 3,5 миллиарда. В апреле мы прог-нозировали, что потеряем более 800 миллионов. По итогам третьего квартала мы ориентировочно теряем около 400, но по итогам года результат, полагаю, будет ещё лучше.

Мы свернули многие муниципальные программы на 226 миллионов; самое непопулярное решение состоит в том, что мы приостановили «Народный бюджет ТОС», это ремонт наших общественных пространств. 

В апреле нам советовали закрывать город, у нас было массовое тестирование, волонтёрские отряды, помогавшие ветеранам, было очень сложно, но в этой ситуации мы только сплотились, сгруппировались. Поначалу было очень некомфортно и даже страшновато, а потом пришло понимание, что и как нужно делать. Это дало серьёзный толчок в развитии нашей команды, управляющей городом. В моей практике на ЧерМК были и аварии, и гибель людей, это всё позволяет иначе взглянуть на ситуацию, на исполнение различных правил и техники безопасности. Пандемия дала похожий опыт: мы на этом очень многому научились.

130
0
Еще статьи этого автора
Похожие статьи
  • 27 ноября' 19 | Реклама

    В середине октября на Вологодчине состоялся долгожданный переход на цифровое телевизионное вещание. Однако к нам в редакцию продолжают поступать письма читателей о том, что не во всех домах работает «цифра» и перебои с телевещанием продолжаются. 

    252
    0
  • 30 января' 19 | Люди

    Череповецкий учёный Андрей Барков открыл новый минерал — огнитит.

    280
    0
  • Вологодская городская Дума назначила выборы депутатов нового созыва на 8 сентября этого года. Работа городского парламента в нынешнем составе подходит к завершению. Об основных решениях, принятых за это время, мы поговорили с Главой Вологды Юрием Сапожниковым. 

    52
    0
  • 02 октября' 19 | Увлечения

    За рукоделием директор Спасского ФОКа и мать известной баскетболистки Елизаветы Крымовой Анна Алексеевна может проводить даже ночи. И для неё неважно, что на следующий день надо идти на работу, — так сильно захватывает ее рукотворное творчество.

    145
    0
  • 11 декабря' 19 | Персона

    Известный писатель, общественник, политик Захар Прилепин посетил Вологду. Он рассказал о том, как служба на Донбассе помогла ему понять Есенина, как воспитать у детей любовь к чтению и что для него значит ситуация в Шиесе.

    298
    2

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.