Алексей Кудряшов

e-mail: alex-kudr@mail.ru

Верное средство

№13 (1166) от 7 апреля 2020 г.

Быстрое распространение холеры, вызываю­щей острую потерю жидкости организмом — смертельно опасное обезвоживание, — было обусловлено царившей в войсках антисанитарией. | Рисунок XIX века с сайта zaodessu.com.ua

Чтобы победить эпидемию холеры, добравшуюся до Вологды осенью 1830 года, напуганные власти пошли на крайние меры: задействовали два средства, в эффективности которых, мягко говоря, сомневались. Но то, что представлялось актом отчаяния, неожиданно сработало, и беду удалось остановить. Правда, одно из этих чудодейственных средств после 1917 года исчезло, и где оно сейчас, не знает никто...

Вологде в каком-то смысле везло: на протяжении столетий её существования ни разу эпидемии, охватывавшие затем всю Россию, не вспыхивали первоначально в наших краях. Но уберечься от занесённой заразы удавалось не всегда.

Со второй попытки

Первая в истории России вспышка холеры, самого смертоносного инфекционного заболевания XIX века, случилась в 1830-1831 годах и стала частью второй по счету пандемии (во время первой, «стартовавшей» в 1816 году в Индонезии, россиян сия участь миновала, хотя отдельные заболевшие и были зафиксированы в 1823 году) этой заразы, начавшейся в Азии — в долине реки Ганг. 

В 1830 году холеру привезли в Россию возвращавшиеся из Азии войска. После первых смертей перепугавшееся население начало разбегаться из заражённых городов в сельскую местность. Чтобы не допустить распространения эпидемии, государь поручил бороться с «моровым поветрием» тогдашнему министру внутренних дел графу Арсению Закревскому. Тот, по свидетельству современником, «принял очень энергичные, но совершенно нелепые меры, всю Россию избороздил карантинами, — они совершенно парализовали хозяйственную жизнь страны, а эпидемии не остановили». Из-за запретов на передвижение, вызывавших недовольство всех сословий, стали вспыхивать «холерные бунты», которые приходилось жёстко подавлять.

Наиболее трезво мыслившие состоятельные граждане решили отсидеться в своих поместьях на «самоизоляции». Так, к примеру, поступил поэт Александр Пушкин, для которого это уединение, известное теперь каждому школьнику как Болдинская осень, стало самым плодовитым отрезком жизни.

Карантинные меры действовали и в Москве, куда холера добралась в сентябре 1830-го (кстати, благодаря принятым ограничениям в Петербурге вспышка болезни случилась лишь в июне 1831 года): был закрыт въезд-выезд, из-за чего Пушкин и иже с ним не могли вернуться в город, прекратилась торговля, не работали банки. Панику удалось пресечь благодаря императору Николаю I, оставшемуся в заражённой Белокаменной вместе с подданными, что вызвало всплеск патриотических настроений.

Подсчитано, что к 13 ноября холерой заразились 4500 москвичей, из них 2340 умерли, 818 — выздоровели. Всего же, по официальным данным, за время эпидемии, то стихавшей, то вновь набиравшей обороты, из 466 457 заболевших в России холерой умерли 197 069 человек.

До Вологодчины зараза докатилась уже в октябре 1830 года.

Семигородняя Успенская пустынь, где хранилась чудотворная икона Успения. Снимок начала XX века. | Фото с сайта wikipedia.org

Последняя надежда

До конца года в Вологде от холеры умерли 48 человек, треть из них — чиновники. Ослабевшая было суровой зимой эпидемия с 25 января 1831 года возобновилась с новой силой и длилась почти до мая, особенно сильно поразив городское заречье. А в июне началась третья вспышка, продолжавшаяся 76 дней.

Бывший учитель Устюжского уездного духовного училища Леонид Остроумов в 1895 году вспоминал, что болезнь «с первых чисел июля при сильной жаре никаким медицинским лекарствам не поддавалась, похищая из среды жителей даже людей как бы по своему положению застрахованных от болезни, имевших возможность получить медицинскую помощь в самом скором времени». Закрылись учебные заведения, замерла торговля. Умерших от холеры, как свидетельствовали современники, «возили на кладбище возами».

И тогда власти решились на отчаянный шаг: в обеих столицах и в ряде губернских городов в 1830-1831 годах стали практиковать крестные ходы со святыми иконами.

Вологжане обратились к епископу Вологодскому и Устюжскому Стефану и получили благословение принести в город иконы Успения Божией Матери из Семигородней пустыни (теперь от пустыни остались одни развалины в Харовском районе) и Божией Матери Страстной-Семистрельной из находившейся в 15 верстах от города Иоанно-Богословской Тошенской церкви.

Семистрельная икона Божией Матери, по преданию, была обретена крестьянином Кадниковского уезда, который нашёл её на колокольне церкви, где по ней ходили, принимая за доску. Семигородняя же икона Успения Пресвятой Богородицы написана самим преподобным Дионисием Глушицким, основателем Глушицкой оби­тели, находившейся в Кадниковском уезде Вологодской губернии, к северу от Вологды, на речке Глушице.

Но вернёмся к событиям эпидемии холеры на Вологодчине. Участник крестного хода из Успенской Семигородней пустыни, совершённого в июле 1831 года, вспоминал, что процессию по пути следования встречали жители придорожных селений с зажжёнными свечами в руках и священнослужители ближних к тракту церквей и монастырей с крестами и храмовыми иконами.

Губернатор Николай Брусилов и архимандрит Спасо-Прилуцкого монастыря Евтихиан встретили крестный ход на подступах к городу, а далее «...от Прилук до Вологды по множеству народа весьма тесен был путь и медленно шествие, а городом от тесноты и того медленнее, ибо всякой усердствовал нести чудотворную икону или хотя несколько прикоснуться её».

От Софийского собора, в который была доставлена с таким воодушевлением Семигородняя икона Успения Божией Матери, под благовест 400 колоколов полусотни церквей состоя­лись еще три всенародных крестных хода: вокруг города, в Троицкую улицу и к Московской заставе. Торжественные шествия были предприняты во все приходские храмы, более того, икону вносили в каждый дом.

И что интересно: после манипуляций с иконами, как свидетельствуют  документы, эпидемия сразу значительно ослабела, а вскоре и совсем прекратилась!
Вот только спасительницам волог­жан была уготована совсем разная судьба.

Несмотря на то, что оригинал Семистрельной иконы считается утраченным, списки её делаются и сейчас. На этом снимке, например, представлена находящаяся в храме Архангела Михаила на Девичьем поле в Москве мироточивая икона Семистрельной Богоматери, созданная «по мотивам» вологодской святыни. | Репродукция с сайта wikipedia.org

В 1871 году Вологду вновь охватила эпидемия холеры и вновь был устроен крестный ход с Семигородней иконой (иконой Успения из Семигородней пустыни; именно она представлена на фото справа). После этого у вологжан сложилась традиция подобных крестных ходов не только в случае эпидемий, но и при угрозе их появления и в годовщины избавления от холеры в 1831 году. Последний крестный ход с иконой состоялся в 1911 году. | Репродукция с сайта wikipedia.org

Ищите и обрящете

Благодарные вологжане пожертвовали для иконы Успения Божией Матери средства на серебряную с позолотой ризу (накладное обрамление), унизанную крупнозернистым жемчугом с бриллиантовыми вкраплениями, а лики Спасителя и Богородицы украсили золотыми венцами.

Летом 1871 года, когда город вновь охватил ужас в связи с эпидемией холеры, подлинная икона Успения Божией Матери проследовала с крестным ходом из Семигородней пустыни в Вологду и также вносилась во все городские приходы и дома. И на этот раз болезнь в городе прекратилась прежде, чем святыня его покинула.

В сентябре 1926 года Семигородняя икона Успения Божией Матери была изъята из Николаевского собора города Кадникова, где хранилась после закрытия Семигородней пустыни, в губернский государственный музей (ныне Вологодский музей-заповедник), став древнейшим художественно-историческим памятником в его собрании.

Семистрельную икону в 1831 году тоже обнесли крестным ходом вокруг Вологды, но после 1917 года она... исчезла.

Известно, что до революции существовал список с чудотворной иконы Божией Матери Семистрельной, написанный в память о чудесном избавлении Вологды от холеры. Этот образ был заказан самими горожанами и поставлен в приходской церкви преподобного Димитрия Прилуцкого на Наволоке в Вологде. Со временем этот чтимый список также прославился чудесами, но судьба иконы повторила историю её перво­образа: она тоже исчезла после 1917 года...

И кто ж теперь Вологду защитит?

731
0
Похожие статьи
  • 31 октября' 18 | Своё — родное

    В черте областного центра Вологодчины расположена одна из наиболее крупных обителей Русского Севера с многовековой историей — Спасо-Прилуцкий Димитриев монастырь, побывав в котором можно окунуться в далекое прошлое.

    251
    0
  • 16 января' 19 | Нераскрытые тайны

    Необычная находка на реке Шексне осенью 1962 года могла пролить свет на не имевшие документальных подтверждений легенды, гуляющие окрест по сей день. Но...

     

    660
    0
  • Главным документом, позволяющим сберечь многообразие растительного и животного мира области, не допуская исчезновения редких видов, является Красная книга. Но далеко не все вологжане в курсе, что, срывая на лугу понравившийся цветок или поймав крохотную рыбку, они, сами того не ведая, могут преступить закон.

    163
    0
  • 25 декабря' 19 | След в истории

    Сгинувший среди ледяных просторов Арктики Владимир Русанов, который в 1912 году в нарушение инструкций решил пройти на судне «Геркулес» Северным морским путём, свои первые путешествия совершил по Вологодчине, куда был сослан за антиправительственную деятельность.

    235
    0
  • 03 июня' 20 | Знай наших!

    Отец Сергий Щепелин преподает уроки истории не только словом, но и делом.

    164
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.