Владимир Пешков

e-mail: vladimir.peshkov@yahoo.com

Вода, вода, кругом вода

№20 (1173) от 26 мая 2020 г.

Как убедился глава Вологодского района Сергей Жестянников, поля размокли настолько, что в сапогах пройти трудно, а тяжёлая техника и вовсе застрянет. | Фото с личной страницы Сергея Жестянникова в соцсети «ВКонтакте»

В Вологодском районе хотят ввести режим чрезвычайной ситуации из-за слишком холодной погоды в мае.

На Вологодчине в мае по ночам несколько раз были заморозки.

Из-за холодов плохо растут кормовые культуры, что может помешать молочному животноводству. На полях слишком много воды, что создаёт большие сложности со всходом и ростом абсолютно всех культур, которые уже посеяны. При этом посевы активно выедают дикие гуси, которых наступившей весной никто не отстреливает из-за моратория на охоту.

«Мы уже две недели занимаемся этим вопросом (имеется в виду вопрос о введении ЧС в районе. — Прим. ред.). Мы запросили данные о выпавших за определённый период осадках. Очевидно, что мы не попадаем в агроклиматические сроки, чтобы успеть досеять зерновые. В мае уже начинается заготовка кормов. Мы эти вопросы отработаем с комиссией и будем решать, что делать дальше», — рассказал «Премьеру» глава Вологодского района Сергей Жестянников.

Тракторы, а не вертолёты

Посевная кампания в нынешнем году началась необычно рано — ещё 10 апреля. Однако май выдался на редкость холодным и дождливым. Руководители сельхозпредприятий разводят руками и характеризуют ситуацию коротко: «Всё плохо». На полях стоит вода, всходы мокнут и гниют, продолжать посевную невозможно. Вологодский АПК рискует не только урожаем зерновых, но и кормами для скота. «И так везде в области. Чем больше проблем с кормами, тем сложнее обеспечивать надои молока, а это основная сельскохозяйственная культура региона», — говорит эксперт отрасли.

Из-за постоянных дождей техника не может зайти на поля. «Сверху еже­дневно льёт, поля не выдерживают даже ногу человека. Что нам в таких случаях делать? Как сеять? Мы ведь всегда покупали тракторы, а не вертолёты, — горько шутит председатель СХПК «Новленский» с севера Вологодского района Олег Разживин. — Дальнейшие работы невозможны по причине большого количества влаги. Посеянное зерно всходит, но начинает гибнуть: к корневой системе не поступает кислород».

Сергей Жестянников среди наиболее пострадавших от непогоды хозяйств района называет СХПК «Присухонское». Его председатель Александр Казаков, с одной стороны, не планирует опускать рук, а с другой готовится к потере урожая. «Но многое не посеяно — нужно досевать, а потом подсевать то, что вымочено. В моей практике было такое, что мы сеяли и до 20 июня, но особого смысла сеять к этому времени уже нет. Зерну нужно 86 дней для вызревания, и есть большая разница, когда его убирать — в августе или в сентябре. От температуры воздуха зависит, сколько топлива мы тратим на сушку зерна, поэтому в идеале нам нужно меньше согревать воздух и меньше тратить калорий», — рассуждает Александр Казаков.

Депутат ЗСО и председатель колхозов имени 60-летия СССР и «Аврора» Грязовецкого района Владимир Жильцов настроен крайне пессимистически. На полях его хозяйств не просто стоит вода, там образовались самые настоящие промоины: «Конечно, это не овраги, но промоины довольно солидные. Если верить прогнозам, до начала июня ничего хорошего ожидать не приходится. Учитывая, что мы в последние годы заканчивали сеять не позднее 15 мая, сложно что-либо прогнозировать. Я сомневаюсь, стоит ли сеять в этом году зерновые: до 5 июня ещё можно, а дальше нет смысла, только выбрасывать удобрения и семена».

Технический вопрос

Самое любопытное, что ущерба от таких дождей можно было бы если не избежать, то, по крайней мере, минимизировать. Дело в том, что в России десятилетиями почти никто не занимается сельхозмелиорацией, которая нацелена на то, чтобы отводить с полей лишнюю воду. Старые канавы давно осыпались и заросли и давно не выполняют своей функции. «Также по Вашему поручению по итогам Госсовета в декабре 2020 года завершаем разработку Госпрограммы по эффективному вовлечению в оборот земель сельхозназначения и развития мелиорации. Проект программы внесён в правительство», — заявил 20 мая на совещании у президента Владимира Путина министр сельского хозяйства РФ Дмитрий Патрушев.

Из-за того, что поля полны воды настолько, что в них образовались небольшие озёра, множество птиц предпочитают именно там проводить своё время. | Фото с личной страницы Сергея Жестянникова в соцсети «ВКонтакте»

«Если бы вода быстро уходила, мы бы и не видели такого количества воды на полях. Чтобы ввести в оборот тысячу гектаров, нужно вложить сто миллионов рублей. Но ни одно хозяйство столько вложить не сможет. Эти миллионы окупятся лет за пятьдесят, не меньше. Поэтому это вопрос государственной политики, не больше и не меньше», — говорит эксперт отрасли.

Вместе с этим есть проблема и обеспечения техникой. «Когда в хозяйствах будет высокопроизводительная техника, мы и посевную будем проводить за неделю, а не за месяц, и у нас не будет каждый раз паники из-за дождей, — размышляет Сергей Жестянников. — Если эти вопросы решить принципиально, мы не будем так сильно зависеть от погоды. Хозяйствам нужны современные посевные комплексы, уборочная техника и сушильные комплексы. Сейчас объёмы выросли, зерна стали производить больше, и их не хватает».

Как говорят специалисты, проводя посевную кампанию, нужно тут же думать об уборочной. Потому что в сельском хозяйстве для всего есть жёсткие сроки, и никакие работы нельзя отложить «на завтра». «Если мы сеем за тридцать дней, то и убирать будем тоже за тридцать дней. Но ведь осенью мы можем не успеть это сделать из-за холодов: только по этой причине Вологодский район в прошлом году потерял продукции на 150 миллионов рублей. Как обеспечить селян современной техникой без поддержки государства, ума не приложу», — говорит один из собеседников «Премьера».

Чайки, гуси и утки

Из-за того, что поля полны воды настолько, что в них образовались небольшие озёра, множество птиц предпочитают именно там проводить своё время. «Плавают и чайки, и гуси, и утки. Особенно сложная проблема с гусями: прилетают сотнями и уничтожают целые поля, съедают и зелень, и зерно уничтожают», — говорит эксперт отрасли.

Олег Разживин отмечает, что сейчас даже невозможно оценить ущерб. «Естественно, дикие гуси приносят большой ущерб. У нас рядом озеро (Кубенское. — Прим. ред.), и плещутся они там. Но побеги они поедают, это точно. Сейчас на поля не зайти, поэтому мы не можем оценить ущерба, это будет видно позднее, когда мы станем убирать урожай, при сравнении разных участков мы увидим», — говорит он. Та же проблема во всех хозяйствах, об этом говорят и Александр Казаков, и Владимир Жильцов.

При оценке ущерба сельскому хозяйству этот фактор тоже будут учитывать, подчёркивает Сергей Жестянников: «Ущерб от птиц — это тоже своего рода форс-мажор. Когда будет работать оценочная комиссия, она и этот фактор тоже будет учитывать. Но могут быть и другие вопросы: к примеру, дачники ездят через поля и тоже могут повредить посевы. Мы всё это понимаем».

Привязка к району: 
118
0
Похожие статьи

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.