Заблудившийся странник

№51 (1152) от 24 декабря 2019 г.

Все свои научные работы, в том числе док­торскую диссертацию, Владимир Русанов написал в Париже. | Фото с сайта wikimedia.org

Сгинувший среди ледяных просторов Арктики Владимир Русанов, который в 1912 году в нарушение инструкций решил пройти на судне «Геркулес» Северным морским путём, свои первые путешествия совершил по Вологодчине, куда был сослан за антиправительственную деятельность.

Геолог по образованию и первооткрыватель по призванию, он даже отказался покидать наши края, когда ему предложили поменять место ссылки: уж очень хотелось ему довести до конца начатые исследования северных рек.

В конце 1903 года, уже будучи в Париже (куда отбыл с паспортом, выданным вологодским губернатором), Русанов написал работу «Об изыскании водяного пути из реки Печоры в Волжский бассейн», которая в следующем году была издана в Вологде и представлена Вологодскому губернскому земскому собранию в качестве докладной записки по результатам пребывания будущего исследователя Арктики в наших краях.
Так начиналась научная биография человека, ставшего одним из прообразов капитана Татаринова в романе Вениамина Каверина «Два капитана».

Шебутной малый

Владимир Русанов родился 3 ноября 1875 года в городе Орле в купеческой семье. Отец его умер, когда Владимир был ещё ребёнком, а перед смертью разорился. 

Окончив весной 1897 года семинарию, Русанов поступил вольнослушателем на естественный факультет Киевского университета, однако, замеченный в студенческих беспорядках, он был лишён права посещать лекции и выслан в Орёл. А 4 сентября его арестовали по делу «Рабочего Союза».

Освобожденный в феврале 1899 года под гласный надзор полиции, он не прекратил революционной деятельности. За что и поплатился.

В бумаге департамента полиции, датированной 26 июня 1901 года, читаем: «Объявляется сыну купца Владимиру Александрову Русанову, что на основании Высочайшего повеления, последовавшего в 31 день мая 1901 года в разрешении дознания по обвинению его в государственном преступлении, он, Русанов, подлежит, во вменении в наказание предварительного заключения, высылке в Вологодскую губернию под надзор полиции на два года, считая срок с 31 мая 1901 года». На этом документе имеется личная подпись того, кому это решение было адресовано: «Настоящее постановление мне объявлено 6 июля 1901 года. Владимир Русанов».

И поехал 16 июля 1901 года несостоявшийся студент с молодой женой, ожидавшей ребёнка, в Вологду.

На одном из фото вологодских ссыльных Русанов (отмечен стрелкой; оригинал снимка хранится в Доме-музее Русанова в Орле) запечатлен вместе с людьми, оставившими в российской истории весьма заметный след, констатирует Владислав Карякин, автор книги о Русанове в серии «Жизнь замечательных людей». В первую очередь это Борис Савинков, один из самых известных революционеров эсеровского толка. Кроме того, товарищами Русанова по вологодской ссылке оказались писатель Алексей Ремизов и первый советский нарком просвещения Анатолий Луначарский, вспоминавший позже, что колония вологодских ссыльных «была очень многочисленной и жила интенсивной общественной и умственной жизнью». | Фото с сайта ru-travel.livejournal.com

Вологодские «университеты»

Трудно сказать, насколько быстро освоились Русановы в губернском центре. Глава молодой семьи через несколько месяцев по прибытии в Вологду предпринял попытку сменить место ссылки на... Дальний Восток. Дело тянулось до апреля 1902 года, но потом «Владимир Александров Русанов при предложении ему отбыть остающийся срок надзора в Астраханской губернии пожелал остаться в г. Вологде».

По-видимому, не последнюю роль сыграла предоставленная Русанову, устроившемуся на работу в земское статистическое управление, возможность поездок для обследования наиболее глухих лесных углов на востоке губернии.

В конце июня 1903 года Русанов оказался в Усть-Сысольском уезде (город Усть-Сысольск с 1930 года будет именоваться Сыктывкаром и не войдёт в состав Вологодской области). Добирался пароходом по Сухоне через Великий Устюг.

12 сентября 1903 года, судя по донесению полицеймейстера, он вернулся в Вологду, в результате поездки собрав богатый и совершенно новый материал для уяснения перспектив строительства соединительного канала между Печорой и Камой, который мог бы сыграть исключительную роль в развитии всей европейской части страны.

Одно омрачило первые успехи Русанова: пока он странствовал, его недавно родившийся сын умер в Вологде от дизентерии...

Пути-дороги

31 мая 1903 года по истечении срока ссылки Русанов был освобожден от гласного надзора полиции. Стремясь получить высшее образование, стал настойчиво хлопотать о разрешении выехать за границу. 29 сентября 1903 года он отправился из Вологды на родину — в Орёл, а через несколько дней вместе с женой уехал в Париж, где поступил в Сорбоннский университет на естественное отделение.

В Россию Русанов вернулся лишь весной 1907 года, но один: жена его скоропостижно скончалась в 1905 году.

Видимо, страдая от одиночества, Русанов вызвался поучаствовать в самых трудных экспедициях — арктических. В частности, он совершит первый в истории сухопутный поход по Новой Земле и в конце концов будет назначен начальником экспедиции на Шпицберген.

На этот остров отправились на небольшом зверобойном судне «Геркулес». Компанию Русанову составила его новая невеста Жюльетта Жан-Сессин — геолог и врач.

«Посылаю вам три образца своего фотографического искусства, — читаем в отправленном 27 апреля 1903 года письме Русанова родным в Орёл. — Первый образец изображает жену моряка-скитальца у якоря. Яркое солнце, небо безоблачно, «Фрязинская набережная» [так в письме, имеется в виду, вероятно, Фрязиновская. — Прим. ред.] загромождена судами...» На снимке действительно супруга Русанова Мария Петровна. Что касается других двух снимков, сделанных Русановым в Вологде, то их судьба неизвестна. | Фото с сайта ru-travel.livejournal.com

К началу августа 1912 года экспедиция закончила выполнение официальной программы: 28 заявочных знаков, поставленных Русановым, закрепляли за Россией право на разработку угля на Шпицбергене. Отправив на Большую землю трёх членов экипажа с отчетами о проделанной работе, начальник экспедиции вопреки инструкциям повернул «Геркулес» на восток, к Карскому морю, намереваясь пройти Северным морским путём.

Последний подвиг «Геркулеса»

«Геркулес» благополучно добрался до Маточкина Шара, откуда на материк ушла последняя телеграмма.

Несмотря на поиски, о судьбе экспедиции ничего не знали вплоть до 1934 года. Следы «Геркулеса» обнаружились там же, где и «Святая Мария» в романе Каверина, — у берегов Таймыра. На одном из островков в шхерах Минина нашли обрывки одежды и рюкзака, патроны, фотоаппарат, именные часы и документы русановских матросов Попова и Чухчина — их именами и назвали остров. После этого на одном из островов архипелага Мона обнаружился обложенный камнями столб с надписью: «Геркулесъ, 1913» (теперь он хранится в Музее Арктики и Антарктики в Санкт-Петербурге).

Эти и дальнейшие находки позволили предположить, как развивались события: видимо, выйдя в Карское море, команда встала на зимовку. Весной члены экспедиции, судя по всему, надеялись добраться до людей, направляясь в сторону Енисея. Увы...

Как бы то ни было, судьба Русанова и его невесты по-прежнему покрыта мраком тайны. Но исследования отважного путешественника, в том числе и в Вологодской губернии, не утратили своей актуальности до наших дней.

229
0
Похожие статьи
  • 03 июля' 19 |

    В Полтавском сражении участвовало сразу несколько полков, названных в честь трёх главных городов Вологодчины. 

    187
    0
  • 13 ноября' 18 | Своё — родное

    На Вологодчине более 5 тысяч озёр. Большинство из них досталось нам в наследство от ледника и входит в число самых древних в России.

     

    393
    0
  • 06 марта' 19 | Культура

    В феврале исполнилось 65 лет с открытия в Вологодской области картинной галереи.

    184
    0
  • 06 февраля' 19 | След в истории

    Современники недооценивали творчество Крылова, не видя в его баснях самобытности. Уставший от нападок автор уже хотел было поставить крест на сочинительстве, но от непоправимого шага уберёг вологодский поэт, пожелавший остаться неизвестным.

     

    169
    0
  • 08 апреля' 20 | Нераскрытые тайны

    Чтобы победить эпидемию холеры, добравшуюся до Вологды осенью 1830 года, напуганные власти пошли на крайние меры: задействовали два средства, в эффективности которых, мягко говоря, сомневались. Но то, что представлялось актом отчаяния, неожиданно сработало, и беду удалось остановить. Правда, одно из этих чудодейственных средств после 1917 года исчезло, и где оно сейчас, не знает никто...

     

    719
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.