Заклинатели камня

№31 (1132) от 6 августа 2019 г.

О внешности Самсона Суханова мы теперь имеем представление благодаря вот этому портрету кисти Василия Тропинина. | Репродукция с сайта wikimedia.org

30 августа 1834 года на главной площади Петербурга была торжественно открыта новая достопримечательность столицы — гранитная колонна. Её вырубили по вологодской технологии и под руководством мастера — нашего земляка.

Александровская колонна (на фото с сайта fotokto.ru), которую также вслед за Пушкиным величают Александрийским столпом (так поэт назвал её в стихотворении «Памятник»), была воздвигнута архитектором Огюстом Монферраном по указу императора Николая I в память о победе его старшего брата Александра I над Наполеоном.

Перед зодчим стояла задача простроить колонну выше Вандомской, воздвигнутой в Париже в честь побед Наполеона. Монферран остановился на варианте с гладким стержнем из гигантского полированного монолита из розового гранита высотой 25,6 мет­ра. Нижний диаметр колонны 3,66 м, а верхний — 3,19 м. Вместе с пьедесталом и венчающей скульптурой высота монумента составила 47,5 м — выше всех существовавших на тот момент монолитных колонн. В таком виде 24 сентября 1829 года проект был утверждён императором. Спустя несколько дней Монферран был назначен строителем памятника.

В том же году на Дворцовой площади под его руководством начались работы по подготовке фундамента и строительству пьедестала. Дело оставалось за собственно колонной. Чтобы её вырубить, зодчий обратился за помощью к вологжанам.

Роман с камнем

Ещё в 1818 году в журнале «Отечественные записки» появился очерк «Приключения Суханова, русского природного ваятеля». Это было, по сути, первое биографическое исследование о каменотёсе из Вологодской губернии Самсоне Ксенофонтовиче Суханове. Чем же прославился самоучка из вологодской глубинки?

Он родился в деревне Завотежица Евской волости Вологодской губернии (ныне это Красноборский район Архангельской области) 27 июня 1768 года в бедной крестьянской семье. Отец его летом пас скотину, а зимой сторожил торговые заведения в Красноборске. Мать батрачила у зажиточных соседей.

Когда мальчику было 6 лет, отец научил его грамоте, рассказывает исследователь С.Зайцев, опубликовавший большую статью об участии вологжан в строительстве Петербурга. В 9 лет Самсон нанялся в работники к богатому крестьянину. Ходил на барках (парусных судах) по Каме, Волге, Двине. В 1784 году попал в Архангельск, где нанялся в артель промышленников-зверобоев и охотился в составе артели на Груманте (Шпицбергене).

Прослужив после этого ещё ряд лет в работниках, Суханов возвратился на родину, женился на вдове, но будучи не в силах содержать родителей и большую семью, в 1797 году вынужден отправиться на заработки в Петербург.

В то время на строительстве Михайловского замка работал шурин Суханова — Копылов. Первое время Самсон работал вместе с ним, овладевал навыками каменотёсного дела и почувствовал вкус к новому ремеслу, к которому, как оказалось, имел природные способности. По окончании строительства Михайловского замка Суханов решил создать собственную артель и сам стал брать подряды.

В 1801 году началось строительство Казанского собора по проекту архитектора Андрея Воронихина. Для ускорения работ рабочую силу решили нанять в Вологодской губернии.

Семь лет Суханов был главным приказчиком на стройке Казанского собора, а вологжане-каменотёсы работали бок о бок с ним. По окончании строительства он был награждён золотой медалью на красной ленте с надписью «За усердие».

Выломка гранитного монолита для цоколя Александровской колонны. Рисунок Огюста Монферрана, приведённый в книге «О. Монферран» Н.П. Никитина (1939 год).

Метод Суханова

Суханов и его каменотёсы славно потрудились на многих объектах. Одним из примеров мастерства самого Самсона Ксенофонтовича являются два огромных гранитных шара на Стрелке Васильевского острова — по легенде, он высек их «на глазок», не пользуясь при этом никакими измерительными инструментами.

Но, пожалуй, самым главным делом было участие вологжан в сооружении Исаакиевского собора по проекту Монферрана (знакомство архитектора с Сухановым произошло на строительстве особняка князя Лобанова-Ростовского). Суханов был направлен в Вологодскую губернию для найма рабочей силы на каменные ломки. Вырубка гранитных монолитов для колонн Исаакиевского собора шла в каменоломне Пютерлакс, неподалеку от Выборга.

Именно здесь Суханов предложил оригинальный способ добычи гранита, рассказывает С.Зайцев. На гранитной скале обозначался контур заготовки. Затем по нему сверлили отверстия специальными бурами, в которые вставляли железные клинья. По условному сигналу рабочие били кувалдами по клиньям до появления трещины, в которую вставляли железные рычаги с кольцами и канатами. Затем при помощи только физической силы отделяли заготовку колонны от скалы. Наконец, с помощью воротов гранитный монолит скатывался на деревянный помост, где вчерне и обрабатывался.

По такой методе потом вырубалась заготовка и для Александровской колонны. Сам Суханов и его артель, занятые на других стройках (их приглашали даже в Москву!), в силу загруженности не смогли в этом поучаствовать, но Монферран отрядил присматривать за работами другого вологодского крестьянина — некоего С.В. Колодкина. И вологжанин не подвёл — всё было сделано в срок.

Не гранитом единым

Многие памятники, созданные трудом Суханова и вологжан из его артели, и сегодня украшают Петербург и его пригороды.

Однако постепенно классический стиль в архитектуре пришёл в упадок, его сменил модерн. Вкусы прежних заказчиков изменились. Сухановская артель лишилась заказов и заработка. А тут ещё фиаско в связи с неудачей при перевозке гранитных заготовок в Петербург. В итоге Суханов разорился, лишился купеческого звания. Его дом и имущество были проданы, и свой век он доживал в безвестности в одном из доходных петербургских домов, снимая угол.

Точной даты смерти его установить пока так и не удалось — где-то после 1840 года в Петербурге. Данных о месте захоронения тоже не обнаружено. Сохранился лишь дом на набережной речки Пряжки, который построил для себя Суханов и жил в нём с 1807-го по 1827 год — в пору своего расцвета.

Мастер умер, но дело рук его и коллег-вологжан продолжает радовать глаз петербуржцев и гостей города.

255
0
Похожие статьи
  • 07 ноября' 18 | Нераскрытые тайны

    Вологодский поэт Николай Рубцов однажды признался, что отыскал разбойничий клад. Но никто в это не поверил. А зря.

    542
    0
  • 13 июня' 19 | След в истории

    Работая журналистом, знаменитый детский писатель раздул скандал в вологодском детском доме и, потрясённый вскрывшимися фактами, до конца жизни сохранил нелюбовь к Вологодчине и местным методам воспитания.

     

    524
    0
  • 27 марта' 19 | Культпросвет

    Морской промысел, в котором активно участвовали вологжане, чуть не привел к полному исчезновению в Тихом океане ценных животных — каланов. Но именно благодаря ему выходцы из Вологодчины дошли до Аляски и Калифорнии.

     

    106
    0
  • 24 августа' 18 | Как это было

    Если бы в 1918 году Вологда восстала одновременно с Ярославлем, российская история могла бы пойти совершенно по другому сценарию.

    387
    0
  • 07 августа' 19 | Как это было

    В последней трети XIX века Вологодчина стала местом массовой политической ссылки.

    110
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.