Владимир Пешков

e-mail: vladimir.peshkov@yahoo.com

Завтра, завтра, не сегодня

№20 (1173) от 26 мая 2020 г.

Специфика бизнеса в сфере общественного питания такова, что у предпринимателей минимальная прибыль. Поэтому эта сфера пострадала особенно. | Фото с сайта echokieva.com

Открытие предприятий «первой волны» отложили до нормализации ситуации с заболеваемостью коронавирусом.

21 мая по итогам экспертной сессии губернатор Олег Кувшинников перенёс принятие решения на понедельник, 25 мая. В понедельник же решение об открытии отдельных категорий предприятий и организаций вновь не приняли.

«Мы не можем позволить себе снять ограничения, потому что у нас очень серьёзный прирост заболевших за последние три дня», — сказал глава региона на оперативном совещании в правительстве области 25 мая. Решение об открытии предприятий «первой волны» пока принять невозможно, дальнейшие шаги правительства будут зависеть от динамики заболеваемости, уточнили «Премьеру» в пресс-службе правительства области.

Счёт идёт на дни

По прогнозам, российская экономика во втором квартале 2020 года может потерять от 8% (по прогнозу Центробанка) до 9,5% (по прогнозу Минэконразвития). Промышленное производство в апреле в России в целом сократилось на 6,6%. По данным ЦБ РФ, 34% компаний столкнулись с нехваткой оборотных средств, а 47% отмечают снижение числа заказов. Среди наиболее пострадавших отраслей — общепит, торговля непродовольственными товарами, почти вся сфера услуг, индустрия туризма и гостеприимства. Следом неприятности, связанные с экономическим кризисом, «прилетают» владельцам офисных и торговых центров, поскольку их арендаторы в массе своей не в состоянии платить за использование помещений.

В сфере общественного питания ситуация довольно неравномерная, хотя пострадали абсолютно все. По существу кафе и рестораны могут торговать либо на вынос, либо через интернет. Как правило, падение продаж по отрасли составляет примерно 80-90%. Отнюдь не все арендаторы снизили цену аренды, остались долги перед поставщиками и ресурсниками. Предприятия несут затраты на электроэнергию, потому что необходимо хранить продукты. По мнению директора кафе «Олива» Владимира Клементьева, у многих его коллег нет денег, чтобы продержаться в нынешнем режиме даже до июня.

«Я думаю, уже сейчас ряд заведений фактически закрылись, хотя мы многих не знаем. Отрасль долго не вернётся к тому, какой она была в марте. Многим придётся уменьшить оплату труда. Думаю, нас ожидает большое сокращение и персонала, и количества ресторанов. Я предполагаю, что после снятия ограничительных мер откроется 90%, но в ближайшее время закроется до половины заведений из общественного питания. У всех свой бизнес и разные возможности», — говорит Владимир Клементьев.

Специфика бизнеса в сфере общественного питания такова, что у предпринимателей минимальная прибыль. Почти вся выручка тут же уходит на текущие платежи, и никаких особенных запасов у предпринимателей, как правило, не было. Предприниматель Эльбрус Карсанов, работающий в сфере недвижимости, отмечает, что он перестал брать плату с арендаторов, которые в эти месяцы оказались закрыты. На городском рынке, совладельцем которого он является, работает только центральный корпус, но и там уменьшилось число арендаторов. Исправно платят федеральные сети, часть магазинов которых находится на площадях, принадлежащих Эльбрусу Магометовичу.

«У меня есть запас прочности, а какой запас у молодых? Очень жалко молодых предпринимателей, они вложили в ремонты, у них кредиты. Счёт идёт на дни — им ведь и самим надо питаться, и платить зарплаты персоналу. Я не понимаю, неужели парикмахер опаснее, чем гипермаркет, в котором через кассу люди проходят тысячами? Разумеется, мы имеем дело с новой болезнью, любая жизнь бесценна, но что с экономикой-то делать? Люди сейчас даже помощи не просят, только хотят, чтобы им разрешили работать, пусть и с ограничениями», — рассуждает Эльбрус Карсанов.

«Мы живём, как на войне: какие сводки придут, так и будем действовать». 

«Ещё неплохо держимся»

Есть целый ряд отраслей, которые в силу их специфики тоже несут потери, но не такие масштабные. Депутат Вологодской городской думы и владелец курьерской службы «Черепаха» Михаил Тихомиров говорит, что обороты его бизнеса в апреле упали примерно на 70-80% относительно апреля прошлого года. Причём компания не подпадает под компенсации. Основной объём пересылки корреспонденции приходится на бизнес, поэтому объём работы у курьеров прямо пропорционален тому, сколько и как активно работает экономика в целом.

«У многих наших сотрудников сдельная оплата, поэтому они пострадали из-за сокращения количества заказов, — сетует Михаил Тихомиров. — Мы стараемся сохранить коллектив, но о каком-то развитии, о планах приходится забыть. Мы находимся в лучшем состоянии, чем спортзалы, фитнес-клубы и парикмахерские, всё-таки у нас есть заказы и мы продолжаем работу. Но это не идёт ни в какое сравнение с предыдущими периодами. Мы гибкие, будем подстраиваться под изменение рынка. Во всех регионах нашего присутствия приблизительно одинаковая картина».

А вот на рынке стройматериалов от региона к региону ситуация отличается, отмечает генеральный директор «Центр СМ Холдинг» Михаил Золотов. Основные продажи сейчас приходятся на стройки, а розничных продаж почти нет. К примеру, в Москве в момент самых жёстких ограничительных мер сокращение рынка доходило до 70%. В Вологде в первой половине апреля доходило до 60%, затем спрос восстановился, но сокращение продаж у разных компаний составляет от 20 до 40 процентов.

«Всё зависит от настроений людей. В какой-то момент люди не знали, стоит ли тратить деньги. Загадывать, что будет завтра, очень сложно, поскольку ситуация неоднозначная. Скорее всего, могут быть и неблагоприятные прогнозы, — подчёркивает Михаил Владимирович. — Мы живём, как на войне: какие сводки придут, так и будем действовать. Хорошей перспективы я пока не вижу. Хотя мы оптимисты, понимаем, что когда-то это должно закончиться».

Гораздо оптимистичнее настроен владелец ООО «Бизнес-софт» Алексей Логанцов. Продажи упали примерно на треть, в большей степени пострадали продажи юрлицам и особенно сегмент крупных проектов по внедрению автоматизации тех или иных компаний. При этом многие люди, переходя на удалённую работу, покупали себе лицензионное программное обеспечение для домашних компьютеров, поэтому продажи физлицам даже выросли.

«Я считаю, что мы с 30% падения ещё неплохо держимся. Бизнес в целом не понимает, что будет происходить дальше, — рассуждает Алексей Логанцов. — Мы стали работать больше даже при падении оборотов. А кто-то успокоился и ждёт, когда всё пройдёт. Но ведь ты либо работаешь в усиленном режиме, либо тебе придётся закрывать бизнес. В будущем на рынке, вероятно, произойдёт укрупнение игроков: кто был большим, тот займёт ещё больше места».

174
0
Похожие статьи

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.