Владимир Пешков

e-mail: vladimir.peshkov@yahoo.com

Жест доброй воли

№18 (1171) от 12 мая 2020 г.

Бывший обозреватель «Премьера» Иван Беляев известен также как постоянный участник телевикторины «Своя игра». | Фото из личного архива

Вологжанин Иван Беляев написал первую русскоязычную биографию бывшего чешского диссидента и президента Вацлава Гавела.

Для жителей России, путешествующих за границей, Чехия всегда была особенным местом притяжения. С этим связан и особенный интерес к тому, что там происходит. Если персоны современных чешских президентов мало что могут сказать россиянам, то имя Вацлава Гавела в своё время гремело на весь мир: драматург, диссидент, не имевший никакого практического политического опыта, внезапно стал главой государства и проработал на этом посту без малого 14 лет. И именно вологжанин, бывший журналист газеты  «Премьер» Иван Беляев вызвался заполнить пробел в отечественной литературе, связанный со знаменитым чехом.

– Если хорошо поискать в интернете, то можно найти ещё две книги Ивана Беляева – «Фригорист» и «Галабионты». Это твои книги?

– Нет, это точно не я. Книга про Вацлава Гавела – моя первая книга в принципе. Мне раньше приходилось писать отдельные материалы для книг, но такого, чтобы я один написал всю книгу целиком, в моей жизни ещё не было. Нужно понимать, что это – не научная работа, я не претендовал на какой-то прорыв: я воспринимал эту работу как журналистскую, когда ты погружаешься в материал, а потом связно и информативно пересказываешь его людям.

– Помнишь ли ты момент, когда решил, что ты будешь писать книгу про Вацлава Гавела?

–Это было лето 2016 года, когда я подумал, что раз такой книги нет, то за неё можно взяться. Я понимал, что мне нужно серьезно погрузиться в материал, хотя я к тому моменту уже довольно много знал о Чехословакии и Чехии. Решающим моментом стало то, что у меня два года спустя появилась возможность на месяц поехать на стажировку в Библиотеку Вацлава Гавела. Тогда работа серьёзно продвинулась, именно тогда стало ясно, что книга точно будет написана. И в конце 2018 года у меня уже был первый черновик.

– А что в России было издано про Гавела к 2016 году? Были только биографические статьи, или уже были попытки издать что-то объёмное?

– В России полноценных биографий к тому моменту не было. На русском языке были изданы какие-то отдельные вещи, к примеру, переведённые на русский язык пьесы, статьи и выступления Гавела.

– Книгу ты писал в Вологде?

– Сам текст я написал в Вологде у себя дома. Мне кажется это важным не только как интересный факт. Это показывает, что любой современный человек достаточно свободен в выборе того, что бы он хотел сделать. Совершенно необязательно находиться в Праге, чтобы написать такую книгу, в интернете есть много информации, и несложно получить к ней доступ. В Библиотеке Гавела  тоже много материалов оцифровано и доступно на сайте, но там большой книжный фонд, и для его изучения стоило туда поехать.

– Если обращаться к биографии твоего героя, чётко видно, что до Пражской весны с источниками есть проблемы: повествование ведётся довольно скупо. А затем всё идёт по нарастающей и материала явно в избытке. С чем это связано – до Пражской весны действительно мало источников или тебе показалось неинтересным то, что было до этого?

– Надо понимать, что чем раньше, тем меньше событий происходило в жизни самого Гавела. До середины 1950-х он – или ребёнок, или подросток, или очень молодой человек, поэтому в начале книги больше внимания уделяется его родителям, близким, которые были интересными людьми. Чем ближе к нашим дням, тем больше становится материалов. Если мы возьмём период после 1989 года, то это просто огромный массив. Достаточно сказать, что все интервью с Гавелом в качестве президента с 1989 по 2003 год, опубликованные на сайте библиотеки, я читал несколько месяцев, причём, большая часть не понадобилась, а в книгу вошли  только отдельные цитаты или факты.

– Считаешь ли ты, что в биографии Вацлава Гавела есть какие-либо существенные пробелы, которые предстоит заполнить?

– По большому счёту, никаких принципиальных «белых пятен» нет. Архивы спецслужб Чехословакии были по большей части опубликованы. Что касается его президентской карьеры, она происходила под софитами, это был пример публичной политики. Возможно, что-то хранится в российских архивах КГБ и до сих пор не рассекречено. Я не уверен, что если даже удастся получить доступ к этой информации, она будет очень информативной.

– Вышло так, что ты написал книгу не только про Гавела, а про историю Чехословакии с момента её создания в 1918 году…

– Вся биография Вацлава Гавела разворачивается на фоне истории Чехословакии. В книге неизбежно приходится рассказывать о рождении страны, а затем и про её распад, происходящий при прямом участии Гавела, который пытался его предотвратить, но безуспешно.

Как считает автор книги, Вацлав Гавел во многом был человеком, сформированным окружавшей его системой.

– Когда ты пишешь в книге про Пражскую весну, ты говоришь о либерализации. А говорили ли о либерализации её герои – Александр Дубчек, Вацлав Гавел и другие?

– Когда мы говорим про Пражскую весну, мы говорим про большое движение, которое развивалось внутри социалистической системы, и по духу, и по настроению оно оставалось социалистическим. Гавел во многом был человеком, сформированным окружающей его системой, – он вырос при социализме, он мог что-то не принимать и критиковать, но был носителем определённых установок. То же касается большинства активистов Пражской весны. Долгое время у Гавела была очень сложная система взглядов со значительным количеством социалистических элементов - это можно найти в его текстах вплоть до восьмидесятых годов. Но после 1989 года они быстро улетучиваются, ведь ему, как действующему политику, приходится занимать более определённую позицию. Но тяга к демократии у него была всегда.

– Как ты считаешь, где Гавел раскрылся ярче – в драматургии или в политике? Где он в большей степени был на своём месте?

– Недавно была опубликована рецензия на мою книгу, которую написал историк Ярослав Шимов. Он считает, что последние двадцать лет своей жизни Гавел прожил не совсем на своём месте. Мне кажется, что театральный и политический отрезки его биографии взаимно дополняют друг друга, и думаю, что если бы мы имели только чешского драматурга Гавела, нас бы его фигура так сильно не интересовала. В России к пьесам Гавела фатально мало внимания, а мне кажется, что его творчество стоит внимания. Если бы у нас был бы просто чешский президент Гавел, он нас тоже интересовал меньше, потому что мы хорошо знаем далеко не всех президентов небольших европейских стран. Для меня Гавел интересен в силу его разноплановости. Поэтому невозможно сравнивать и противопоставлять, без этого он бы не был так интересен.

– Был ли он хорошим президентом, если сравнивать с предшественниками и последователями?

–Президент в Чехии во многом символическая фигура, представляющая страну во внешней политике, и являющийся дополнительном элементом в балансе властей. И в этом качестве он был великолепен. Совсем недавние опросы показывают, что большинство граждан Чехии считают его лучшим постсоветским президентом своей страны. При президентской системе правления, как в США, Франции или России, возможно, Гавел был бы не так хорош.

– А как сложилась судьба других участников довольно разношёрстного диссидентского движения после распада Чехословакии?

– Диссиденты во власть, безусловно, проникли, занимая порой довольно высокие посты. Многие себя в политике не нашли. Если сейчас посмотреть на чешский политический ландшафт, то в ней задают тон люди из так называемой «серой зоны» – люди, стоявшие в стороне от режима, но и не занимавшиеся оппозиционной деятельностью, как нынешний президент Милош Земан, который был экономистом, институтским сотрудником. Премьер Дмитрий Бабиш работал при социализме в системе внешней торговли и был вполне преуспевающим человеком. Сейчас видных диссидентов во власти и политике нет.

– С выходом твоей книги по времени почти совпал демонтаж памятника маршалу Ивану Коневу в Праге. Мы понимаем, что это всего лишь совпадение. Но ведь выходит, что твоя книга – это своего рода жест доброй воли…

– К сожалению, отношение Чехии, Польши и других стран Восточной Европы к России очень сложно отделить от отношения к ним России. С момента, когда российская политика становится более экспансионистской, в чём-то более агрессивной, в чешском обществе возникли различные страхи, тревоги, опасения, и многое из того, что происходит сейчас, объясняется именно этим.

Я думаю, что выход этой книги в значительной степени является жестом доброй воли. В своё время, живя в Чехии, я проникся чешской культурой и чешским языком. Определённо, книга про Гавела появилась именно благодаря этому. В чешском обществе довольно много людей, которые любят русскую культуру и историю, это очень заметно. Культурный обмен очень важен, потому что он может способствовать тому, чтобы между странами не возникало конфронтационных ситуаций.

113
0
Похожие статьи
  • 13 марта' 19 | След в истории

    Услышав о первом полёте человека в космос, пожилая вологжанка Прасковья Матвеева не сразу поняла, что речь идёт о её родном племяннике — Юре Гагарине.

    233
    2
  • 21 августа' 19 |

    В череде дерзких походов и славных военных побед Александра Суворова было и путешествие под Вологду. Причём спустя полтора века после смерти великого полководца память о нём будет увековечена весьма неожиданным образом.

    345
    0
  • 26 февраля' 20 | Нераскрытые тайны

    Маршал, командовавший Парадом Победы на Красной площади, оттачивал воинские навыки во время спецопераций на Вологодчине в 1918 году, а однажды даже без единого выстрела будто бы освободил гостиницу, захваченную в центре Вологды анархистами. Правда это или одна из красивых легенд, на которые вообще была богата его довоенная биография?

    554
    0
  • 29 апреля' 20 | СтоЛица

    Он начинал заниматься восточными единоборствами ещё в те времена, когда это искусство было запретным в СССР, а сейчас воспитал уже не одно поколение ушуистов. Он учился живописи у Михаила Копьёва и не забывает заветов мастера и по сей день. В карантин Олег Гурьянов, тренер ушу и преподаватель сценического искусства в «ДРУГом театре», не сидит сложа руки — записывает для своих учеников мастер-классы по жонглированию.

     

    89
    1
  • Когда в июне 1944 года уроженца города Шенкурска Архангельской области Льва Ивановича Елизарова (1926-2017) призвали в армию, при росте 152 сантиметра он весил всего 42 килограмма. Живой «скелет» на передовой был бы только обузой, а потому его откомандировали сперва в Вологду — поправить здоровье. О своих вологодских впечатлениях ветеран рассказал лишь много позже в письмах дочери, живущей сейчас в Австралии.

    189
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.