Жизнь человека

№25 (1229) от 29 июня 2021 г.

Антрополог Станислав Дробышевский рассказал об интеллекте и вредных привычках у древних людей.

Пять дней ученый провел на берегах Онежского озера, встретился со слушателями в гостинице «Библиотека» и прочитал лекцию в «Книжном экспрессе».

Среди затронутых тем были эволюция человека, наши предки и то, как соотносятся размер мозга и интеллект. По словам антрополога, его серое вещество по замерам оказалось меньше среднего у европеоидов, но это не мешает ему заниматься наукой, преподавать на биофаке МГУ и ездить с научно-просветительскими лекциями по всей стране.

«Размер – это  просто хороший интеграционный показатель, которым мы пользуемся и можем померить на черепах, но важнее функционал. У неандертальцев размер мозга был существенно больше, чем у нас, но благодаря палеогенетике известно, что у неандертальцев генетика мозга была другая. Мы пока не знаем, как это выражалось функционально. Но для нашего вида развитие мозга было прерогативой, а для неандертальца – нет. Размер у них увеличивался, а вот функционал не очень», – объяснил ученый.

По словам антрополога, последние 25 тысяч лет появилась неутешительная тенденция к уменьшению размеров мозга: он стал весить в среднем меньше на 100 граммов. Если так пойдет и дальше, то уже через тысячи лет мы сравняемся по этому показателю с австралопитеками.

«Причем темпы убывания намного более быстрые, чем темпы нарастания. 2 млн лет мы наращивали и теперь очень быстро теряем», – отмечает Станислав Дробышевский.

А связано это с тем, что у современного человека всё меньше проблем, для решения которых следовало бы развивать мозг, наращивать его размер. В обществе существует специализация: человеку необязательно разбираться во всем. Можно пользоваться, но не понимать, как это сделано, и не уметь делать самому. Так, самыми интеллектуальными, как ни парадоксально, остаются дикари, потому что от быстроты соображения в постоянно меняющихся условиях зависит их выживание.

«Так, цивилизация растет, мозги уменьшаются, а прогресс движется. Но рано или поздно мозги будут настолько малы, что мы не сможем обеспечивать это всё благолепие. Тогда снова пойдет естественный отбор на увеличение мозга, снова большие мозги станут актуальны для выживания», – предполагает антрополог.

Вино у древних

За завтраком в «Библиотеке» разговор зашел о роли алкоголя в эволюции человечества. Дурманящие напитки наши предки открыли для себя достаточно давно, около 7 тысяч лет назад. Этим временем, по крайней мере, датируется одно из доказательств – горшки с винным налетом.

«Первая предпосылка появилась, когда наши предки слезли с деревьев и стали есть не свежие фрукты, а те, что уже лежали на земле под деревом. На жаре много времени не надо: два часа, и фрукты киснут, а в них уже образуется алкоголь», - рассказал Станислав Дробышевский.

| Фото из группы "ВКонтакте" "Городская библиотека № 6 города Вологды"

Поэтому один из самых устойчивых к этому веществу народов – это индейцы Амазонки. Деревья там огромные, и с них фрукты не соберешь, поэтому жители питаются уже упавшими забродившими плодами.

Но для наших предков охотников-собирателей опьянеть было смерти подобно. Это увеличивало в разы риск погибнуть от лап хищников, рук недоброжелательных соседей или просто от жары или холода. Поэтому производство алкоголя начало развиваться позже с появлением земледелия.

«Это стало возможным с приходом производящего хозяйства в неолите –  где-то от 7 до 5 тысяч лет назад. Началось всё с земледельцев, у которых была какая-нибудь яма с зерном. Там всё это само собой кисло. И рано или поздно у них получалась брага», – рассказывает ученый.

Земледелие начало развиваться на Ближнем Востоке. И до того, как алкоголь там стал запретным плодом, у жителей этого региона выработалась генетическая устойчивость к спиртным напиткам (специальные ферменты, которые хорошо перерабатывают этанол). Меньше всего в этом плане повезло жителям средней полосы, которые пьянеют не так быстро, как северные народы, и не  имеют устойчивости южных. Следствием становится алкоголизм на химическом и психологическом уровне.

Чистокровные

Станислав Дробышевский также занимается вопросами расоведения. Вологодской области в этом отношении экзотикой не похвастаться. Как заметил антрополог, жители региона в основном средние европеоиды в самом чистокровном варианте.

«Понятно, что был финно-угорский субстрат, но он тоже собственно среднеевропеоидный по расе. Просто один вариант средних европеоидов смешался с другим. На самом севере возможны вариации балтийской расы. Мегаэкзотики, строго говоря, быть и не может. Здесь равнина по большому счету, и так или иначе население двигалось. Изоляции особой не было. Маломальская экзотика начинается на Урале, на Волге», – рассказал ученый.

Станислав Дробышевский приехал на Вологодчину по приглашению  сообщества «Научпоп в Вологде!», которое организует лекции и выступления ученых. На краудфандинговой платформе были собраны средства, чтобы оплатить его приезд и пребывание. Пять дней антрополог провел в семейном лагере на берегу Онежского озера. В культурную программу вошли реконструкция некоторых технологий древних (например, как добыть огонь трением или испечь на камнях лепешку из желудевой муки) и путешествие по Андоме-горе.

Особенно гость отметил знаменитые петроглифы.

«В основном поездка была релаксационная. Организаторы сказали, что мне можно не читать лекции. Я удивился: такого не было лет 10 точно, поэтому мне понравилось. Мы катались к петроглифам на Бесов Нос. Это памятник мирового уровня. По местным меркам ранний неолит», –  поделился впечатлениями Станислав Дробышевский.

После Вологды антрополог отправится на раскопки в Хотылево (Брянская область), где расположены палеотические стоянки.

29
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.