Последняя боль

№33 (207) от 15 августа 2001 г.

7 августа в Кириллове похоронили гвардии младшего сержанта Светлану Степанову, которая погибла в Чечне, спасая раненого солдата.

Всю свою короткую жизнь Света посвятила медицине.

Закончив в 1987 году Вологодское медучилище, она вернулась в родной Кириллов и устроилась в райбольницу. По отзывам коллег, была медсестрой от Бога. Одно то, что свыше 7 лет она проработала на хирургии (где тяжелее всего), говорит о многом.

«Руки у нее золотые, - рассказывает со слезами на глазах главная медсестра больницы Татьяна Кузьминская. - Нам часто приходится делать манипуляции, вызывающие боль, но вот Света была очень чуткой, умела сгладить болевые ощущения. Причем это у нее получалось как-то само собой».

«Светлана сама могла сделать перевязку или ушить рану, помочь при мелкой травме, - вспоминает зам. главного врача Василий Грот. - Есть медсестры, которые чуть что - бегут за врачом, боятся брать на себя ответственность. А Свету никогда это не пугало... Она была настоящим медиком. Из тех, кто ради людей может сутками пропадать на работе, получая за это мизерные деньги».

Ее война

Летом прошлого года Светлана огорошила родных и знакомых известием: «Я еду в Чечню на три года, служить по контракту». Ее отговаривали все, но женщина была неумолима: поеду, и все тут.

Понять это желание можно: Света одна растила 10-летнего сынишку Ромку, своего жилья у нее не было - жили в маленькой квартире матери. А с нынешней зар-платой медсестры не до покупки квартир - зубы бы на полку не положить...

Ей хотелось заработать денег на нормальную ЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ жизнь.

28 августа 2000 года она уже была в Аргунском ущелье - одном из самых страшных мест на той войне, откуда до сих пор «вертушки» увозят трупы десятками. Войсковая часть 44822, 2-й мотострелковый батальон, 6-я рота, должность - санинструктор-контрактник. Причем женщин в батальоне было всего четыре - Степанова, еще два санинструктора и повар. Не женское это дело - война.

О том, как она, сугубо гражданский человек, сумела привыкнуть к выстрелам чеченских снайперов, ночным обстрелам и развороченным гранатами телам наших солдат, знает только Бог. Но - привыкла. Здесь тоже надо было помогать людям - зашивать и обрабатывать раны, останавливать кровотечение. Кровь и гной, кровь и гной кавказской бойни... Светлана с ее хирургическим опытом этого не боялась, злило другое - нехватка инструментов и медикаментов. Война - это ведь не районная больница...

«Вообще Свету, конечно, берегли, - затягивается очередной сигаретой капитан Андрей Мельников, служивший со Светланой в одном батальоне (он и привез ее тело в Кириллов). - Во время боя она постоянно находилась с командиром роты. Но все же дважды ей пришлось и самой стрелять по боевикам - у нее, как у санинструктора, был свой автомат.

Ей не раз доводилось бывать в серьезных переделках, многих ребят вытаскивала... Да что там говорить, меня самого Света штопала (офицер показывает на шрам на лице). Наша колонна попала под обстрел, у меня пол-лица было разворочено, осколки по всему телу. Ничего, собрала, склеила...»

Много чего рассказал мне тогда этот неулыбчивый капитан с тяжелым взглядом. Смотрел я на него и думал, что

теперь Светина кровь (а санинструктора чуть ли не боготворил весь батальон) не раз еще аукнется ее убийцам. Один лишь штрих из нашего разговора.

«А что вы делаете с пленными боевиками? Сдаете ФСБэшникам?» - спрашиваю. «Если есть пленные, то сдаем... - отвечает капитан, а спустя пару секунд добавляет. - Но, как правило, пленных мы не берем...» Кровь за кровь.

Последний бой

Света погибла 21 июля там же, в Аргунском ущелье. Погибла смертью храбрых.

Ночью боевики начали обстрел блок-поста. Солдаты, которые несли вахту, быстро снялись с позиции и выдвинулись вперед, а отдыхавшая резервная группа заняла их место (так делается специально - чем меньше скученность, тем меньше будет потерь).

Завязался бой. Вскоре оттуда, где залегли ушедшие с блок-поста ребята, раздались крики: «У нас тяжело- раненый!..» Светлана тут же стала передвигаться перебежками к раненому солдату. Ночь, грохот автоматных очередей, злобно-веселый посвист пуль... А в голове одна мысль: «Надо быстрее, ведь истечет кровью...»

Не успела. Перед глазами встал огромный огненный шар, и десятки осколков впились ей в голову. Мина-растяжка.

...Умерла она на следующий день в госпитале. Медсестра от Бога, женщина, мечтавшая о лучшей жизни, не побоявшаяся пропустить через себя боль и кровь войны. Ей было всего 32 года...

* * *

Да, мечты о лучшей жизни улетели в небытие вместе с освободившейся Светланкиной душой. Но живые клянутся сделать все возможное, чтобы эта долбанная жизнь стала хоть чуточку легче для ее близких.

По словам зам. военкома Кирилловского района Петра Петросяна, сын Светланы Степановой - Роман - до 18 лет будет получать пенсию (а если захочет учиться дальше - до окончания учебы). В Кирилловском отделении Сбербанка открыт счет, куда должна поступить компенсация за смерть Светы - 120 окладов денежного содержания - и заработанные ею «боевые». Плюс губернатор области Вячеслав Позгалев уже выделил ее матери материальную помощь - 20 тысяч рублей.

Хотя каждому ясно, что никакие деньги в мире никогда не заменят близким дочь и мать...

64
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.